Ритуал дуэли


Виды дуэли Текст научной статьи по специальности « Культура. Культурология»

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Колесникова Татьяна Степановна

В статье рассматриваются характеристика видов дуэли, оружия; основные правила поведения в дуэли.

Похожие темы научных работ по культуре и культурологии , автор научной работы — Колесникова Татьяна Степановна,

Текст научной работы на тему «Виды дуэли»

Колесникова Татьяна Степановна — аспирантка ТГУ им. Г.Р. Державина Аннотация: В статье рассматриваются характеристика видов дуэли, оружия; основные правила поведения в дуэли.

Ключевые слова: шпага, пистолеты, сабля рапира, ружье.

Одним из не менее важных элементов дуэльного ритуала является выбор вида дуэли. Ритуализированный поединок строго регламентировался сводом определенных правил, включающий в себя: выбор места и времени проведения, варианта одежды и вида дуэли. Следует отметить, что на формирования дуэльного ритуала огромное влияние оказала, прежде всего, среда распространения, а именно военная, перенимался иноземный стиль поведения и ход самого поединка. Определенное значение в проведение поединка играет психологический аспект противников, характер оскорбления.

Известно, что в исторический период разрешения конфликтов с помощью поединка существовало огромное количество видов дуэли. С течением времени после Отечественной войны 1812 года и заграничных походов России, повсеместное распространение получают жестокие виды дуэли, определяющие смертельный исход поединка, которые были похожи на самоубийства. Это такие виды дуэли как стрельба на три шага, так называемая «американская дуэль», где цена жизни или смерти определялась жребием, и ее разновидности: глотание пилюли, одна из которых отравлена, использование ядовитой змеи, которую впускали в темную комнату, где находились оба противника; у обрыва и т.д.; так называемая «четверная дуэль» (фр. une partie carree) — поединок, в котором после противников стрелялись их секунданты.

Обычно «американская дуэль» использовалась в случаях юридических запретов, неравного положения соперников, физических ограничений, при которых результат обычного поединка был предопределён, но соперники не имели возможности или не желали пользоваться правом замены, и так далее), но при этом оба соперника считали, что разногласия можно решить только смертью одного из них.

Также «американской дуэлью» мог называться ещё один вид дуэли, более похожий на охоту друг на друга: соперники по взаимной договорённости прибывали, обычно с разных сторон, в определённое время в заданное место, выбранное в качестве «дуэльной территории», например, перелесок или ущелье, и с оружием в руках отправлялись выслеживать друг друга. Целью было обнаружить противника и убить его.

Один из самых известных видов дуэли -«русская(гусарская) рулетка» -экстремальная своеобразная азартная игра или пари с летальным исходом. По правилам игры в

пустой барабан револьвера заряжается один патрон, после чего барабан несколько раз проворачивается так, чтобы игроки не знали, где располагается единственный патрон. После этого игроки по очереди подносят дуло револьвера к собственной голове и нажимают на спусковой крючок.

Существует несколько разновидностей русской рулетки. В основном, техники игры различаются по следующим признакам:

¦ По количеству патронов в барабане

Минимальное количество патронов в барабане — один, максимальное — на один меньше количества камер в барабане. При этом понятно, что риск возрастает прямо пропорционально количеству патронов в барабане.

¦ По вращению барабана

После каждой попытки барабан револьвера может (дополнительно к автоматическому повороту барабана) вращаться рукой. Математически подобная операция делает игру несколько менее рискованной, но в то же время и менее предсказуемой.

¦ По наносимым увечиям

В «классическом» варианте после поворота барабана дуло револьвера приставляется к виску, то есть выстрел с большой вероятностью означает смерть. Однако существовали и более «безопасные» варианты, когда револьвер приставляется, например, к ладони. В «бескровном» варианте выстрел производится в сторону.

При этом «классическим» вариантом русской рулетки считается игра с наличием одного патрона в барабане револьвера, дополнительным вращением барабана ладонью после каждого выстрела и приставлением дула револьвера к виску (к голове). Русская рулетка подчиняется общим законам математической статистики. Описание данного вида дуэли встречается в литературе: в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени», в романе Бориса

Акунина «Азазель»,в романе Стивена Кинга «Воспламеняющая взглядом» и т.д., экранизировался в кинематографе, встречается в сюжете компьютерных играх, упоминается в словах песен.

Фактически дуэль в России легализовалась с принятием «Правил о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде»(май, 1894), а четкое структурирование условий поединка изложены В.Дурасовым в «Дуэльном кодексе» (1908), который вобрал в себя все возможные виды дуэлей, систематизировал всю российскую дуэльную традицию. Согласно данному кодексу все условия проведения поединка обязательно должны были оговариваться письменно и очень подробно, чтобы впоследствии точно воспроизвелись на месте боя. На практике подобное обстоятельство выполнялось не всегда.

Не смотря на существование большого количества разнообразных видов дуэли, к XIX веку установился определенный минимум, из которого делался определенный выбор при организации дуэли в зависимости от степени оскорбления. Виды дуэли различались по роду оружия: холодного и огнестрельного.

Согласно, кодеку В.Дурасова, который выделял три рода дуэлей: законные, исключительные и секретные. Законные дуэли могу происходить только на пистолетах, шпагах и саблях.

Выбор места проведения дуэли и оружия принадлежало оскорбленному и принималось во внимание возраст, здоровье и желание противников. Оружие становилось своеобразным знаком и языком разрешения конфликта.

К холодному оружию допускалось использование шпаги, сабли и рапиры. Часто использовалась пара одинаковых клинков одного типа. «При настоятельной необходимости провести бой в отсутствие одинаковых клинков допускалось, с согласия противников и секундантов, использовать пару однотипных клинков, по возможности одинаковой длины. Выбор оружия производился в этом случае по жребию. Если один из соперников по праву оскорблённого действием решал воспользоваться собственным оружием, тем самым он давал противнику право воспользоваться собственным оружием того же типа.

Известно, что воспитание дворян было не только строгим, но и включающий определенный круг необходимых знаний, способствующий социализации отпрыска аристократа в своем обществе. Одним из необходимых условий для мальчиков было воспитание выносливого, здорового человека и уделялось большое внимание различным видам спорта, в том числе и фехтованию. Впоследствии в Европе очень были распространены именно фехтовальные поединки. Естественно, что человек, хорошо владеющий шпагой и искусством фехтования, имеет своеобразное преимущество, которое может повлиять на результат поединка, а он должен определяться, прежде всего, как божественный промысел. Эта особенность неравенства между противниками определило постепенное вырождение данного вида дуэльного оружия. Но следует учитывать тот факт, что в отличие от дуэли на пистолетах, где результат зачастую являлся смертельным исходом, дуэль на холодном оружии была менее кровожадной.

Дуэли на холодном оружии делились на подвижные и неподвижные.

¦ Подвижная дуэль. Размечалась более-менее длинная дорожка или площадка, в пределах которой дуэлянты могли двигаться свободно, наступая, отступая, обходя противника, то есть, применяя все возможности техники фехтования. Возможна была подвижная дуэль и без ограничений площадки.

¦ Неподвижная дуэль. Противники размещались в фехтовальной позиции на расстоянии действительного удара используемым оружием. Запрещалось наступать на противника и отступать, бой должен был происходить, не сходя с места.

Дуль на шпагах могла быть непрерывной и периодической.

• Непрерывная дуэль продолжается без перерывов до тех пор, пока один из противников не будет обезоружен и не будет ранен.

• Периодическая дуэль состоит из правильных периодических схваток (3-5 минут) и перерывов, продолжающихся определенное время и прекращающихся по команде руководителя.

В XV—XVII веке в дуэли на холодном оружии не возбранялись удары руками и ногами, борьба на земле, в общем, любые действия из арсенала уличной драки. Кроме того, обычно в пару к шпаге использовался кинжал для левой руки, либо левая рука обматывалась плащом и использовалась для отведения ударов противника и захватов. К началу XIX века дрались одной шпагой (саблей, рапирой), вторая рука обычно убиралась за спину.

Удары руками и ногами были запрещены, безусловно запрещалось также захватывать клинок оружия противника рукой. Бой начинался по сигналу секунданта-распорядителя и должен был останавливаться по его первому требованию (в противном случае секунданты должны были разнять противников). Если один из противников ронял оружие, второй должен был прекратить бой и дать первому возможность поднять его. Во время дуэлей «до первой крови» или «до ранения» после любого удара, достигшего цели, противники должны были остановиться и дать возможность врачу освидетельствовать раненого и заключить, не является ли рана достаточно серьёзной для прекращения боя, в соответствии с принятыми правилами. При дуэли «до результата» бой прекращался, когда один из противников переставал двигаться.»(википедия)

«При дуэлях на шпагах следует выбирать тенистую аллею или лужайку, защищенную от солнца, ветра, пыли, достаточной величины, ровную с твердой почвой. Величина поля поединка должна быть в длину не менее 40 шагов и в ширину не менее 12 шагов. Границы поля должны быть ясно обозначены». Предпочтительно драться противники должны с обнаженном торсом, но в зависимости от погоды допускалась рубаха и жилет; крахмальное белье категорически не допускалось.

Шпага для дворянина -это символ личной чести, атрибут благородного оружия.

Видов дуэлей на пистолетах существует больше, чем на холодном оружии. Во всех случаях для дуэли использовались парные однозарядные пистолеты. Оружие не должно было быть знакомым никому из противников, этому придавалось большое значение. Дуэль на пистолетах уравнивала соперников в возрасте, физическом развитии и степени тренированности.

«Дуэльные пистолеты продавались парами в специальных футлярах(коробках, чемоданчиках). В футляре предполагалось также место для пороха, пули и аксессуаров, необходимых для заряжения. Пистолеты могли быть искусно инкрустированы, некоторые из них являлись настоящими произведениями искусства. Наибольшей популярностью в первой трети XIX века пользовались французские пистолеты Лепажа и немецкие Кюхенрейтера».

Существует две системы выбора пистолетов для дуэли:

1. Противники пользуются своим личным оружием, когда противник привозит свою пару личных пистолетов и ею пользуется;

2. Противники личным оружием не пользуются. Секунданты противных сторон привозят по паре пистолетов, выбор пары решается по жребию.

Заряжение пистолетов производилось секундантами непосредственно на месте дуэли. При дуэлях на пистолетах местность поединка выбирают открытую, ровную, с твердой почвой. На дуэли предпочтительно одежда темного цвета; крахмальное белье и верхнее платье из тонкой ткани не допускаются.

Существует шесть употребительных видов этой дуэли: дуэль на пистолетах ,стоя неподвижно; стоя неподвижно и стреляя произвольно; с движением вперед; с безостановочным движением вперед; с движением по параллельным линиям; дуэль на пистолетах по сигналу.

В наиболее традиционных дуэлях каждый из противников делал только один выстрел. Если оказывалось, что в результате оба соперника оставались невредимыми, считалось, тем не менее, что честь восстановлена и дело окончено. В случае, когда секунданты договаривались о дуэли «до результата» или «до ранения», в подобной ситуации пистолеты заряжались вновь и дуэль повторялась либо с самого начала, либо, если это было оговорено, с изменением условий (например, на минимальной дистанции).

Противники располагаются на оговорённом расстоянии друг от друга (как правило, в Западной Европе применялось расстояние порядка 25-35 шагов, в России — 15-20 шагов). Стреляют после команды распорядителя, в зависимости от ранее оговорённых условий, либо в произвольном порядке, либо поочерёдно, согласно жребию. После первого выстрела второй должен быть сделан не более чем через минуту.

Подвижная дуэль с барьерами.

Наиболее распространённый вид дуэли в России XVIII—XIX века. На дорожке размечается «дистанция» (10-25 шагов), границы её отмечаются «барьерами», в качестве которых могут применяться любые предметы, положенные поперёк дорожки. Противники размещаются на равном расстоянии от барьеров, держа пистолеты в руках дулом вверх. По команде распорядителя противники начинают сходиться — двигаться навстречу друг другу. Идти можно с любой скоростью, отходить назад запрещено, можно ненадолго останавливаться. Дойдя до своего барьера, дуэлянт должен остановиться. Порядок выстрелов может оговариваться, но чаще стреляют по готовности, в произвольном порядке (противника выцеливают в движении и стреляют, остановившись). Существует два варианта правил этой дуэли. Согласно первому, более распространённому в Западной Европе, противник, выстреливший первым, имел право остановиться там, откуда стрелял. Согласно второму, принятому в России, после первого выстрела тот из соперников, который ещё не стрелял, имел право потребовать, чтобы противник вышел к своему барьеру и, таким образом, получал возможность стрелять с минимального расстояния.

Дуэль на параллельных линиях.

На земле отмечаются две параллельные линии на барьерном расстоянии, определённом соглашением (обычно 10-15 шагов). Противники встают друг напротив друга и идут вдоль линий, постепенно сокращая расстояние. Нельзя отходить назад, увеличивая расстояние до линии. Стрелять можно в любой момент.

Неподвижная дуэль вслепую.

Противники стоят неподвижно на оговорённом расстоянии, спиной друг к другу. После команды распорядителя они, в определённом или произвольном порядке, стреляют через плечо. Если после двух выстрелов оба остаются целы, пистолеты могут заряжаться снова.

«Приставить пистолет ко лбу».

Чисто русский вариант «экстремальной» дуэли. Противники встают на расстоянии, обеспечивающем гарантированное попадание (5-8 шагов). Из двух пистолетов заряжается только один, оружие выбирается по жребию. По команде распорядителя противники одновременно стреляют друг в друга.

Также применялась исключительно в России. Аналогично предыдущему варианту, но заряжаются оба пистолета. В таких дуэлях нередко гибли оба противника.

Противники встают спиной друг к другу, держась каждый левой рукой за уголок платка, растянутого между ними по диагонали. По команде распорядителя противники разворачиваются и стреляют.

Кроме шпаг и пистолетов, дуэль могла проводиться на саблях и рапирах. Но на поле боя подобные виды оружия встречались редко и обязательно с согласия обеих сторон противников. На саблях рубились гусары и уланы, для которых подобный вид оружия был привычным. К началу XIX века рапиры стали исключительно спортивным оружием. В России дуэль на рапирах являлось очень редким явлением.

Привычным оружием для американского населения считалось ружье. Этот вид оружия был не только символом американца, его чести и мужества, но и привычным в связи с постоянным военными столкновениями с индейцами в борьбе за земли, необходимым атрибутом в обычной жизни в борьбе за существования со стихией. Поэтому оружие было естественным для «американской дуэли», для которой существовали свои «правила игры», выяснение правды в конфликтных ситуациях.

Последняя дуэль поэта: смертельно опасный ритуал, его история и правила

Сюжет поединка чести стал не только финальным поворотом в судьбе Александра Пушкина, но и прошёл через всю жизнь и творчество поэта. Он вызывал или был вызван к барьеру в общей сложности 30 раз. «Евгения Онегина», «Капитанскую дочку» и «Выстрел» невозможно представить без сцен дуэлей. Да и не мог Пушкин, как человек своего времени, обойти один из ритуалов жизни аристократического общества. В годовщину последней дуэли поэта «Диалог» погрузился в дуэльный кодекс, традиции и воспоминания людей, которые за обедом могли обсуждать очередной поединок, а в перерыве заседания Государственной думы пойти стреляться.

Импорт дуэли в Россию

Исход последней дуэли Александра Пушкина известен всем ещё из школьной программы. Историки, пушкинисты, исследователи начинают разбирать её буквально с момента конфликта между поэтом и петербургским обществом, а также с непростых отношений между Пушкиным и императором Николаем I. Финальный акт трагедии — сама дуэль — имела ещё более длинную историю. Начинается она в конце XVII и в начале XVIII столетий, когда на службу к Петру I съезжаются со всей Европы всё больше иностранцев. Именно они привезли в Россию традицию дуэли.

Подобное положение дел очевидно обеспокоило самодержца, и он решил действовать на опережение. Уже 14 января 1702 года государь издал именной указ, в котором грозил дуэлянтам смертной казнью. А в «Уставе воинском» от 30 марта 1716 года воля Петра излагалась точнее. Воинство первый император Российский видел как дружное братство, и сатисфакцию члены этого товарищества должны были искать не друг против друга с оружием, а в воинском суде. Справедливое наказание обидчика предусматривалось: от штрафа до повешения (позорная для офицера и дворянина смерть), причём Пётр I обещал на одной виселице рядом повесить и раненых, и убитых на дуэли. К слову, касался устав не только военных, но и гражданского населения.

Сенат Петровского времени 1908, Дмитрий Кардовский/aria-art.ru

Жёсткое законодательство, по мнению автора книги «О русской дуэли» Алексея Вострикова, почти не применялось. Самих прецедентов ещё было мало, разве что среди иностранцев. Прижилась же дуэль в России уже после смерти Петра. Его преемники на престоле смотрели на поединки чести не так резко. В итоге судебная практика с законами не соотносилась. Пётр III и Екатерина II не воспринимали дуэль как рядовое преступление, и считали, что судиться она должна по иным законам. Государи посматривали на Францию, где эту функцию выполнял трибунал фельдмаршалов, но до конкретных шагов дело так и не дошло. А особое привилегированное положение аристократов было закреплено «Манифестом о вольности дворянской» (1762 года) и «Жалованной грамотой на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» (1785 года). Дворянина не могли подвергнуть физическому наказанию или судить неравные ему. Как результат – появилась традиция решать недоразумения, не вынося сора из сословия.

«Дворянин не мог допустить, чтобы его честь подвергалась хоть малейшему сомнению. Однако в жизни неизбежны конфликты и ссоры. Поэтому-то и была столь необходима дуэль — ритуал, не допускающий между благородными людьми неблагородных отношений. Как только дворянин чувствовал, что его честное имя под угрозой, он мог потребовать удовлетворения, и противник не имел права ему в этом отказать», — пишет в книге «О русской дуэли» Алексей Востриков.

Степень оскорбления

В дуэльном кодексе Василия Дурасова, где обобщён опыт поединков в России уже на закате этой традиции, в 1912 году, дуэль признаётся способом для мести. О правосудии речи не шло, поэтому сам выход к барьеру не мог заменить судебное разбирательство, но и не мог быть им заменён. Ключевое слово для этого ритуала — «оскорбление», то есть посягательство на чьё-либо самолюбие, достоинство или честь, причём не только на словах, но и действием (пощёчина или жест), а также в письме. По дуэльной традиции сам поединок был возможен только между двумя равными людьми. Если же дворянина оскорбит разночинец (интеллигент, не принадлежавший к дворянству, выходец из других классов), то дуэль тут не поможет. По сути, человек из более низкого сословия мог только нарушить права дворянина, но никоим образом не оскорбить. Так что в такой ситуации аристократ обращался в суд. Также предполагалось действовать и в обратном случае: если последовал вызов от разночинца, то его с недоумением следовало отклонить и отправить человека искать удовлетворения в суде. При большом желании пустить кровь аристократ, конечно, всё же мог драться с человеком из более низкого сословия, но только с письменного разрешения суда чести (для него выбирали троих достойных людей) Кстати, заимствование у аристократов ритуала дуэли считалось возможным, но сам поединок между, например, двумя разночинцами, попросту рассматривали как непонятную аномалию.

Поединки были вне судебной и государственной системы даже в период признанного своего расцвета – с середины XVIII до середины XIX века. В это время на практике участникам дуэлей, которые находились на службе, грозили казематы на один или два года, разжалование в солдаты или перевод в дальние гарнизоны. Именно так оказался на Кавказе Григорий Печорин Лермонтова (и сам поэт), а в далёкую Белогорскую крепость был сослан Алексей Швабрин (герой «Капитанской дочки» Пушкина). Среди военных к дуэлям большую склонность имели гвардейцы, расквартированные в Москве и Петербурге. Их жизнь протекала между казармой и светскими салонами. В мирное время такое положение способствовало и стычкам между сослуживцами, и ссорам со штатскими. Особенно выделялся своей любовью к поединкам, как отмечает Алексей Востриков, 44-й Нижегородский драгунский полк: в него традиционно вступали кавказские аристократы, и туда же переводились разжалованные гвардейцы с дуэльным прошлым.

Гражданским могли в качестве наказания назначить церковное покаяние, а также отправить в ссылку, в деревню. Кстати, на этот исход в случае убийства Жоржа Дантеса рассчитывал и сам Александр Сергеевич.

Впрочем, были и случаи, когда оскорблённые считали своих оппонентов недостаточно благородными, а, значит, и недостойными дуэли. Такой случай вспоминает в своих записках Алексей Вульф, близкий друг Пушкина. В 1830 году в Витгенштейнском полку у офицера Борского произошёл конфликт с казначеем того же полка Кагадеевым. Сослуживец «наделав ему грубостей, дал щелчок в нос». Вызова на дуэль не последовало, обиженный просто застрелил оппонента.

«Мне кажется поступок Борского весьма простительным и гораздо рассудительнее дуэли; с человеком, который унизил себя до того, что позволил себе делать обиды равному себе, с которыми сопряжено так называемое бесчестие, нельзя иметь поединка, и обиженный вправе убить его, как собаку», — так думал 24-летний молодой петербуржец в первой половине XIX века Алексей Вульф.

Щелчок в нос считался оскорблением третьей степени. Всего было три категории. Под первую степень подпадал урон самолюбию или нарушение норм вежливости. К слову, сюда же относилось пренебрежение своими обязанностями. Так, Александр I запретил караульным проходить через Летний сад, чтобы не пугать императрицу Елизавету Алексеевну, которая любила там прогуливаться. Один из ротмистров решил проверить, как выполняется приказ императора. И увидел в тот день, как офицер вёл свой караул по аллее сада. Последовало замечание, слово за слово… итог — дуэль. Возмутитель спокойствия застрелил ратовавшего о комфорте императрицы ротмистра.

Парный комплект пистолетов в XIX веке / фото с сайта wikimedia.org

Вторая степень уже включала в себя оскорбления чести, достоинства и диффамацию (когда человеку приписывались поступки, недопустимые по правилам чести). В эту же категорию входили и жесты, но тут важно подчеркнуть – без прикосновений, иначе это уже действие, а, соответственно, и третья степень. В последнюю разновидность оскорблений входят прикосновения, удары и даже попытки агрессивных манипуляций. Кстати, ответный удар не считался сатисфакцией, дуэль всё же должна была состояться.

Особая категория – оскорбление женщины. Дамы не могли вызывать и быть вызванными, поэтому их честь защищали родственники-мужчины: отец, муж, братья. Любопытно, что в случае, если обидчицей оказывалась сама женщина, тем же людям предстояло выйти на дуэль за неё. Но была одна деталь — все оскорбления, нанесённые дамой, приравнивались к первой степени. А вот оскорбления, нанесённые семье, приводили, как правило, к самым трагическим исходам. Один из таких случаев произошёл менее чем за год до дуэли Пушкина на Чёрной речке. В мае 1836 года чиновника Апрелева на выходе из церкви, где он венчался, заколол некто Павлов. Домашний учитель и журналист Александр Никитенко описывал в своих записках, как гудел город, когда палач переломил над убийцей шпагу — и только. Сам осуждённый молчал. Постепенно столица узнала все подробности их вражды. Оказалось, что Апрелев соблазнил сестру Павлова, последний вызвал его на дуэль, но обидчик сообщил о намерении жениться. И, действительно, свадьбу начали готовить, только невестой стала не соблазнённая девушка, а совсем другая барышня. Родных девицы на выданье не смутила сломанная судьба и оскорбление чужой семьи. Они предполагали, что жених сможет отделаться деньгами. До самой свадьбы Павлов не искал встречи и дуэли с Апрелевым. «Если ты настолько подл, что не хочешь со мной разделаться обыкновенным способом между порядочными людьми, то я убью тебя под венцом», — написал молодой человек в письме обидчику семьи накануне торжества. После таких подробностей публика переменила своё мнение, и увидела в убийце, трагически хранящем молчание на суде, благородного человека.

Как ни странно, некоторые дуэли (чаще всего из числа несостоявшихся) заканчивались дружбой. В конце концов причиной мог быть вздор первой степени, который наговорили в пылу спора друг другу благородные люди. Тот же Алексей Вульф, разделявший мнение о немедленной расправе с обидчиком, в другом деле сыграл роль миротворца. Ему удалось уладить «недоразумение» между своими знакомыми Милорадовичем и Голубининым. Противники и до барьера искренне сожалели о ссоре. Так что вместо выстрелов обменялись рукопожатием. В тот же вечер по древнему обычаю несостоявшиеся дуэлянты отметили возрождение своей дружбы несколькими бутылками шампанского. Кстати, Вульф потом с сожалением вспоминал, что ему пришлось потратиться из-за лишней бутылки, хотя финансовые дела у него были в расстройстве. Но, кто знает, сколько бы он потратил на извозчика, лекаря, рассылку писем, если бы дуэль закончилась выстрелом и ранением. Тем более, он мог попасть под арест, так как секундантов также наказывали.

Однако главной задачей любого секунданта было не мирить стороны, а представлять их интересы. Выбранные посредники не могли быть в родственных связях с соперниками или иметь какой-то свой интерес в конфликтной истории. Они же оговаривали все условия – выбор оружия (всё реже с появлением огнестрельного выбирали холодное оружие, но всё же такое могло случиться), количество шагов между противниками, место, время и другие нюансы поединка. Составлялся и протокол с условиями дуэли. Сохранился такой документ и с поединка между Пушкиным и Дантесом.

Адриан Волков, картина «Последний выстрел А. С. Пушкина» / wikimedia.org

Дорога Пушкина к барьеру

Воспитанный в духе своего времени и вспыльчивый от природы Александр Сергеевич в спорных вопросах часто обращался к законам чести. Как хороший стрелок, он прекрасно знал все правила дуэли, которые не раз художественно описывал в своих произведениях. В его творчестве на поединок герои выходили три раза: повесть «Выстрел», роман в стихах «Евгений Онегин», роман «Капитанская дочка». Что чувствовал человек, выходящий к барьеру, поэт знал не понаслышке – 7-8 вызовов уладить миром не удалось.

«Это в общем смысле была самозащита. Для общества он оставался мелким чиновником, и к нему пытались относиться соответственно — а он реагировал. Так как ещё в молодости поэт понимал, кто он такой. Пушкин всерьёз относился к дуэльной традиции, и видел в ней реальный и адекватный стиль поведения», — поясняет писатель, автор книги «Гибель Пушкина» Яков Гордин.

В конце 30-х и в начале 40-х годов XIX века дуэль всё так же осталась дворянской, но не юридической нормой. Дуэлянты преследовались по закону, но аристократы считали себя в праве этот закон нарушать. Это мнение разделял и Пушкин. Дорога Александра Сергеевича к гибели была намного длиннее, чем расстояние между его домом на Мойке и Чёрной речкой. История тянулась несколько месяцев: было три вызова, перерыв из-за свадьбы Жоржа Дантеса с Екатериной Гончаровой, сестрой жены Пушкина. В свете на этот брак смотрели как на неумелую попытку скрыть его любовь к красавице Наталье Пушкиной.

В письмах к жене поэт не раз просит её быть осторожной. Судя по ответам мужа, Наталья Николаевна без утайки рассказывала ему, кто на каком балу или вечере оказывал ей знаки внимания. До сих пор идут споры, какую роль она сыграла в этой истории. Сегодня исследователи склонны не обвинять Наталью Николаевну, полагая, что она могла быть лишь предлогом. Пушкин на тот момент был уже не просто поэт, он ещё и редактор, журналист, историк. Враждебный мир вокруг него сгущался, особенно это стало заметно после публикации «Моей родословной», где поэт фактически оскорбил целый ряд сильных и влиятельных семейств. От него отвернулась читающая публика, а прижизненная критика больше походила на травлю. Для человека, привыкшего к славе и популярности, это был удар. И, бросая вызов Дантесу, он вызывал, как считают некоторые пушкинисты, на поединок всех своих недругов.

«Пушкин не был бретёром (заядлый, «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному поводу – ИА «Диалог»). Он должен был убить Дантеса, потому что тот плохо видел, у него были проблемы со зрением, а поэт прекрасно стрелял, и все об этом знали. У Дантеса почти не было шансов. Тот факт, что Лермонтов погиб — это закономерность, а то, что погиб Пушкин — случайность», — считает учёный секретарь Пушкинской комиссии РАН Алексей Балакин.

Опытный, хоть и не заядлый дуэлянт и стрелок, Пушкин всё-таки переживал в ночь перед поединком. По воспоминаниям княгини Екатерины Долгорукой, с детства знакомой и с Гончаровыми, и с Пушкиным, поэт с женой накануне были в театре. Они сидели в соседней от неё ложе. Александр Сергеевич был мрачен, а, улучив минуту, попросил приятельницу об услуге: «Позовите завтра жену к себе, часов в 12 утра, и удержите её у себя как можно дольше». Почему поэт обратился к ней за помощью, княгиня узнала только на следующий день, когда уже раненого Пушкина привезли домой.

«Мощный пласт обстоятельств, созданных не в последнюю очередь самим Пушкиным, загонял его в смертельный тупик. Это и то, что он выбрал путь дружбы с Николаем I, на которого он понадеялся, и который его в итоге обманул. Пушкин стал осознавать это начиная с 1833 года, но обратного пути уже не было. Здесь и тот факт, что он занялся серьёзными историческими изысканиями, которые не приносили ему доходов. В результате он оказался в тяжелейших долгах. Это и его концепция развития России с опорой на родовое дворянство при отрицании благодетельной роли новой бюрократической аристократии. С членами последней у него был тяжёлый конфликт. Он сам его спровоцировал, написав «Мою родословную», где просто оскорбил целый ряд очень сильных и в тот момент влиятельных семейств. Помимо дуэли у него был ещё один выход — уйти со службы, уехать в деревню и пытаться постепенно расплачиваться с огромными долгами», — считает Яков Гордин.

Но писатель считает, что и этот вариант не подходил для Пушкина. Дело не в жене, которая якобы не хотела жить в деревне. Всё-таки поэт был главой семьи и сам решал все дела. Проблема была в том, что отъезд означал потерю связи и покровительства императора. И Николай I, и Пушкин были увлечены фигурой Петра Великого. Некоторые исследователи полагают, что именно это сблизило двух разных людей. В результате царь не только поручил поэту написать историю кумира, но и разрешил Пушкину вместо обыкновенной цензуры представлять свои произведения на просмотр лично ему. И редактор «Современника» боялся оказаться полностью во власти цензуры без поддержки. Вторая же причина – архивы. Пушкин желал продолжить свою большую историческую работу, на которую уже потратил много времени и сил.

Как итог — получение по почте знаменитого Патента на звание рогоносца, который прямо намекал на неверность Натальи Гончаровой. Пушкин полагал, что письмо состряпал барон Геккерн. Ему он и отправил резкое послание, содержание которого было оскорбительным. Барон вызвал поэта, но объявил, что драться за него будет приёмный сын — Дантес.

Условия, составленные двумя секундантами по настоянию сторон, были максимально опасными. Стрелялись на расстоянии 20 шагов друг от друга и в 5 шагах от барьеров. Идти к барьеру можно строго по знаку, переступать — нельзя. А после выстрела противникам не дозволялось двигаться, чтобы у второго дуэлянта были одинаковые шансы. Если первая попытка не принесет результата, то всё с начала: в 20 шагах и по тем же правилам. Кстати, расстояние между противниками в России считалось одним из самых коротких. В Западной Европе было принято стреляться на расстоянии 25-30 шагов.

А. Наумов, «Дуэль Пушкина с Дантесом», 1884 /изображение с сайта ru.wikipedia.org

27 января (8 февраля по новому стилю) на Чёрной речке, недалеко от Комендантской дачи, Пушкин был серьёзно ранен в живот, лёжа он сделал свой выстрел, но урона Дантесу это не принесло. Поэт не промахнулся, но пуля поранила только руку противника, а потом словно отскочила: одни говорили о счастливой пуговице, другие — об обмане с кольчугой. Медицинскую помощь Александру Сергеевичу оказать на месте не могли. Врач, о котором должны были позаботиться секунданты, в этот раз приглашён не был. Это потом вменят в вину секунданту Пушкина Данзасу. Хотя обстановка тайны и спешка — были условиями самого Пушкина.

Умирал поэт в своём доме на Мойке. Даже измученный ранением и болезненным лечением (тогда было принято пускать кровь), он оставался человеком чести. Прощение и примирение со своим противником было важным заключительным этапом любого поединка. Поэтому от имени умирающего поэта княгиню Долгорукову, которая навещала Пушкиных в эти дни, попросили съездить к Дантесам. Она должна была передать, что поэт прощает своего убийцу. Женщина не решилась говорить с самим Жоржем Дантесом, поэтому вызвала к себе в карету его жену, Екатерину Гончарову. Княгиня с горечью вспоминала, что та не отдавала себе отчёта, что Пушкин не просто ранен, а умирает, и думала исключительно о здоровье своего мужа. Эти воспоминания записал в 1854 году зачинатель пушкиноведения, историк и литературовед Пётр Бартенев. Пройдёт ещё 26 лет, и в 1880-м Фёдор Достоевский произнесёт свою знаменитую речь, и страна признает, что Пушкин — «наше всё».

У обессиленного поэта была и ещё одна забота — просить за своего секунданта. Константину Данзасу, лицейскому товарищу, грозил арест, лишение дворянского звания, имущества и ссылка. В итоге суд принял во внимание верную многолетнюю службу Отечеству и пощадил его. Данзас отсидел пару месяцев на гауптвахте.

Известно, что Пушкин на смертном одре исповедался и причастился. Хотя официально церковь осуждала поединки. Христианскому сознанию была чужда сама идея мести. А дуэлянтов часто не хотели хоронить на территории церковных кладбищ, приравнивая к самоубийцам. Но в жизни священники, оказываясь у постели умирающего, не пытались выяснить, как была получена рана, а просто исполняли свой долг.

Когда 10 февраля поэта не стало, многие современники зафиксировали эту дату в личных дневниках. Одни ужасались, другие продолжали как за сериалом следить за судьбой романтического треугольника – Наталья Пушкина, Жорж Дантес, Екатерина Гончарова. Фрейлина Мария Мердер смотрела на дело практически, и считала, что француз сглупил: ему следовало поменять свадьбу и поединок местами: «Раз дуэли было суждено состояться, то уж не проще ли было покончить с мужем прежде, чем обвенчаться с сестрою его жены? Теперь же последнее представляется совершенно невозможным. Каково положение вдовы?!», — записала она в своём дневнике.

«Милостивый Государь, я пришлю Вам своих секундантов»

Как ни прискорбно, смерть поэта не поменяла отношение к дуэлям. Поединки чести оставались привычным делом. Общество тогда мало трогала ситуация, когда внезапно погибали молодые люди — самый цвет и будущее России. Наряду с сожалениями семьям, матерям и жёнам, в салонах обменивались сплетнями о состоявшихся и будущих поединках. Но, начиная с 40-х XIX века, в спорах всё больше людей стали высказываться против этого кровавого ритуала.

Жан-Леон Жером, «Дуэль после маскарада», 1857 / изображение с сайта ru.wikipedia.org

«Кто осмелится говорить против дуэли, против щепетильной дворянской чести и point d’honneur (вопроса чести (франц.), — а между тем нелепость дуэли очевидна. Человек смелее дотронулся рукою до бога, до всего общего, но до частного, личного не смеет коснуться. Честь, честь — и никогда не дать себе отчета, что именно честно и что оскорбительно, и какое удовлетворение, каким образом исправляет. Дуэль есть смертная казнь, сопряженная с опасностью палача, дуэль есть акт дикой, кровавой мести, на которую не токмо отдельное лицо, но и общество не имеет никакого права», — так рассуждал публицист и философ Александр Герцен в дневнике, спустя 7 лет после дуэли Пушкина.

Постепенно интеллигентные и образованные поданные без благородной родословной стали играть в жизни страны всё большую роль. Это были те самые разночинцы, дуэли между которыми считали аномалией. Сами аристократы начинают отходить на второй план. И, всё же, пока, даже эти «новые люди», смотрели на дуэли скорее как герой «Отцов и детей» Евгений Базаров: «С теоретической точки зрения дуэль — нелепость, ну а с практической точки зрения — это дело другое». Как отмечают специалисты, поединки пустили за столетие крепкие корни в русском обществе.

Обычай выяснять отношения с оружием был не чужд и студентам. Хотя в уставах — например, в положении Дерптского университета — чёрным по белому прописывалось: студент, вызванный на поединок товарищем или посторонним кем-нибудь должен немедленно донести о том ректору. Зачинщикам грозило заключение и профилактическая диета — хлеб и вода. И всё же среди товарищей прилежным поведением славу не сыскать, так что стычки процветали. Но некоторые и вовсе умудрялись заработать — правда, не без последствий. Педагог Александр Никитиенко описал в своём дневнике случай ссоры двух студентов в 1858 году. Один вызвал другого на поединок. «Вызванный, говорят, отказался от дуэли, а за свою обиду взял деньги. Товарищи возопили, что это подло, и потребовали от последнего, чтобы он непременно дрался. Начальство узнало, розняло петухов и посадило их в карцер. Разумеется, мы решили всеми мерами «воспрепятствовать дуэли, а студента, взявшего деньги, если это окажется справедливым, выключить из университета».

Неоднозначное мнение о дуэлях было и у основоположника военно-полевой хирургии Николая Пирогова. В своих записках он писал: «Дуэли стоили жизни нескольким десяткам молодежи; это, без сомнения, очень прискорбно, и родители, потерявшие на дуэли безвременно своих сыновей, имеют полное право восставать против этого варварского обычая. Но что же делать, если в человеческом обществе нередко приходится выпирать клин клином за неимением лучшего средства против зла? А грубость нравов и обращение в студенческой жизни между товарищами портит также жизнь и есть не меньшее зло, чем дуэль».

Пирогов прекрасно знал, о чём говорил. С одной стороны, он наблюдал за нравами и стычками студентов в России и Германии, а с другой — видел страшные и кровавые последствия дуэлей. Так, знаменитый хирург описал «благополучный» исход, когда после пули насквозь пробившей шею около сонных артерий, докторам удалось выходить дуэлянта, и тот смог даже впоследствии говорить.

Дуэль Онегина и Ленского. Иллюстрация к «Евгению Онегину»/ изображение с сайта artchive.ru

Традиция чествовать Пушкина в день его рождения и гибели появилась в 80-х годах XIX века. Тогда же в репертуары театров вошла опера «Онегин» по одноимённому роману в стихах. Многие современники отмечали увлекательность сюжета и прекрасную сцену дуэли. Уже выходя из театра, под впечатлением от трагической кончины Ленского, люди узнавали от знакомых или из газет, что очередная дуэль состоялась, и никто не погиб. Как ни странно, это вызывало чуть ли не раздражение. Например, Владимир Ламздорф вспоминал, как в 1891 дамы за чаем обсуждали бескровный поединок между Толстым и Дворжицким: «Графиня-Клейнмихель на чае у г-жи Гирс резко высказывалась против дуэлей без решительной развязки. Княгине Горчаковой, пытавшейся высказать менее кровожадное мнение, пришлось выслушать немало неприятностей от графини, заставившей её своими грубостями уйти и заявившей, что вежливость окончательно вывелась у современных людей». Кстати, поговаривали, что сам государь Александр III одобрял, чтобы противники выбрали такой путь разрешить разногласия. Поэтому Ламздорф и предположил, что кровожадность графини шла в одном курсе со взглядами императора.

Именно государь способствовал ренессансу дуэлей к концу XIX века. В 1894 году с подачи Александра III вышли в свет «Правила о порядке разбирательства ссор в офицерской среде». Теперь суд общества офицеров имел право обязать к поединку, в противном случае человеку грозила отставка. Армейское братство обладало правом решать, кто был достоин принадлежать к их кругу, а кто нет. При этом уголовную ответственность за поединок никто не отменял. Однако участникам, которые сделали всё по правилам, заранее обещали помилование.

Принципы офицерского братства сыграли роковую роль в истории Николая Юсупова. Его младший брат Феликс в своих мемурах (1887-1953) вспоминал, как их семейство почти поверило, что поединка удалось избежать. Николай влюбился в просватанную другому Марину Гейден. Против брака были и родители самого Юсупова. Свадьба состоялась, и девушка стала женой графа Арвида Мантейфеля. Только связь Марины и Николая не прекратилась. Сначала заговорили о дуэли, потом граф просто решил подать на развод, виня во всём жену. Юсуповы уже вздохнули свободно, пока не узнали, что товарищи-офицеры (граф был гвардейцем) надавили на обманутого мужа, и он всё-таки вызвал Николая. До последнего оставались сомнения, что дуэль состоится. Пока утром во дворец на Мойке не принесли бездыханное тело наследника одного из самых богатых состояний России. Узнать подробности Феликс смог чуть позже: дуэль была в обычном для таких встреч месте — в имении князя Белосельского на Крестовском острове. Стрелялись молодые люди с тридцати шагов (револьверы становились всё точнее, так что и расстояние увеличивалось).

Для дуэли иногда выбирали Лесной парк (сегодня парк Лесотехнической академии / изображение с сайта ru.wikipedia.org

«Гвардеец выстрелил в Николая, промахнулся и потребовал сократить расстояние на пятнадцать шагов. Николай снова выстрелил в воздух. Гвардеец выстрелил и убил его наповал. Но это уже не дуэль, а убийство», — писал в мемуарах Феликс Юсупов.

Значение имела не только честь коллектива, за которую вышел стреляться Мантейфель, но и политическая репутация. Так в 1909 году стрелялись Александр Гучков, лидер партии «Союз 17 октября», с графом Алексеем Уваровым. Последний также состоял в рядах «октябристов». В прессе полагали, что причиной стало неосторожное слово «политикан», произнесённое Уваровым в адрес Гучкова. Последний считался знатным бретёром, поэтому незамедлительно отправил оскорбительное письмо и от примирения отказался. 30 ноября 1909 года в Государственной думе запомнили надолго. В своём дневнике это рабочее утро помощник военного министра Алексей Поливанов описывает строго, по существу. С 11:30 депутаты начали слушать докладчиков по сметам Военного Министерства. Решался вопрос об отпуске кредита на реорганизацию армии.

«В 1 ч. Гучков просил сделать перерыв и мы сошли вниз завтракать. После перерыва заседание продолжалось под председательством Хвощинского. Когда, затем, окончив доклад, мы спустились вниз, навстречу бежал Крупенский и кричал: «все кончено, Уваров ранен в лопатку, ни полиция, ни репортеры не знали, никого не было». Нельзя было не подивиться хладнокровию Гучкова: председательствовал, предлагал вопросы, показался даже в столовой, и все это перед заранее назначенной дуэлью», — вспоминает тот рабочий день записи Алексей Поливанов.

Граф отделался лёгким ранением в ногу. Сам он стрелял в сторону. Дуэль, видимо, к примирению не привела, так как Уваров вскоре вышел из партии. Этот случай всполошил петербургскую публику. В либеральных кругах на него смотрели как на бутафорский поединок. Но вечный спор о необходимости дуэлей снова поднимали за обедом. Одни настаивали, что дуэль необходима, так как показывает, что для данных двух людей честь дороже жизни. Другие уверяли, что просто убили бы оппонента из-за угла, если им вдруг стало настолько тесно жить на белом свете.

Дуэль в истории России оставила после себя множество трагедий, рано ушедших людей, правил, рассуждений, споров и, конечно, сюжетов. Отечественную литературу сложно представить без двух людей, картинно вставших друг против друга с револьверами в руках. Так же как историю самого Александра Пушкина без его высоких понятий о чести и последнего поединка на Чёрной речке.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Дуэли и дуэлянты

«Много ли мы видели поединков за правое дело? А то всё за актрис, за карты, за коней или за порцию мороженого», — писал Александр Бестужев-Марлинский в повести «Испытание». Вспоминим с Натальей Летниковой, как появилась традиция дуэли в России и каким русским литераторам приходилось защищать свою честь в поединке.

История дуэли

Ритуал дуэли берет свое начало в Италии. То ли жаркое солнце горячило кровь итальянцев, то ли покоя не давал южный темперамент — с XIV века местные дворяне начали искать в конфликтах повод для смертельного поединка. Так появился «бой в кустах», когда противники уходили в безлюдное место и дрались тем оружием, что было под рукой. Спустя столетие мода на дуэли проникла через итальянско-французскую границу и разошлась по Европе. До России «дуэльная лихорадка» добралась лишь во времена Петра I.

Впервые у барьера в России оказались иностранцы, офицеры русской службы из «иноземного» полка в 1666 году. Спустя полвека поединки оказались под запретом. Одна из глав петровского Воинского устава 1715 года предусматривала лишение чинов и даже конфискацию имущества за один лишь вызов на дуэль, а участникам поединка грозила смертная казнь.

Екатерина II выпустила «Манифест о поединках», который приравнивал убийство на дуэли к уголовному преступлению, зачинщиков поединков пожизненно ссылали в Сибирь. Но тогда мода на дуэли лишь разгоралась, а в ХIХ веке, когда европейские страсти пошли на убыль, в России не было, казалось, и дня без смертельного поединка.

На Западе русскую дуэль называли «варварством». В России предпочтение отдавали не холодному оружию, а пистолетам и стреляли не как в Европе, с тридцати шагов, а едва ли не в упор — с десяти. В 1894 году Александр III поставил поединки под контроль офицерских судов, а в начале ХХ века появились в России и дуэльные кодексы.

Дуэльный кодекс

В России было несколько дуэльных кодексов, и одним из самых известных был Кодекс графа Василия Дурасова. Своды всех правил были схожи: дуэлянт не мог страдать психическими заболеваниями, должен был твердо держать оружие и сражаться. В поединке могли принимать участие лишь равные по положению противники, а причиной его была поруганная честь — самого оппонента или дамы. Женских дуэлей в России не было, хотя в Европе были известны несколько случаев.

Вызов на дуэль следовал за оскорблением незамедлительно: требование извинений, письменный вызов либо визит секундантов. Они ограждали дуэлянтов от прямого общения, готовили сам поединок и выступали его свидетелями. Опоздание на дуэль больше чем на 15 минут считалось уклонением от сражения, а значит, и потерей чести.

Изначально дуэлянты использовали холодное оружие: шпагу, саблю или рапиру. В ХVIII веке в ход стали чаще пускать дуэльные пистолеты, которые, будучи абсолютно одинаковыми, уравнивали шансы обоих противников на победу. Стрелялись разными способами, например через плечо, стоя спиной друг к другу («неподвижная дуэль вслепую»); с одной пулей на двоих; приставив пистолет ко лбу; «дуло в дуло».

Стреляли по очереди или одновременно, на месте или приближаясь друг к другу, почти в упор, с трех шагов и через платок, держа его вместе левыми руками. В таком отчаянном поединке, защищая честь сестры, участвовал поэт и декабрист Кондратий Рылеев. Он стрелялся с князем Константином Шаховским и был ранен, но не смертельно.

Дуэли литераторов

Смерть одного из противников не была обязательным исходом дуэли. Так, на счету Александра Пушкина значилось 29 вызовов. В большинстве случаев друзья поэта договаривались с полицией, и Пушкина на время проведения поединка сажали под арест. Например, причиной дуэли Пушкина и его лицейского друга Вильгельма Кюхельбекера стала эпиграмма первого: «За ужином объелся я, / А Яков запер дверь оплошно — / Так было мне, мои друзья, / И кюхельбекерно, и тошно». Закончилась дуэль промахом обоих поэтов. В 1822 году Пушкин и подполковник Сергей Старов не сошлись в музыкальных пристрастиях: поэт просил оркестр сыграть мазурку, а военный — кадриль. Старов воспринял ситуацию как оскорбление для всего полка, и состоялась дуэль — оба соперника промахнулись.

Дуэлью закончилась безобидная шутка Максимилиана Волошина над Николаем Гумилевым. Волошин вместе с поэтессой Елизаветой Дмитриевой, сговорившись, издали несколько стихов под именем Черубины де Габриак. Гумилев увлекся несуществующей дамой и даже пытался выведать ее адрес. Узнав, что загадочной испанки не существует, поэт рассвирепел и вызвал шутника на дуэль. На печально известной Черной речке раздались два выстрела: разгневанный Гумилев промахнулся, Волошин стрелял в воздух.

Едва не стрелялись и два других русских классика — Лев Толстой и Иван Тургенев. Будучи в гостях у Фета, Толстой невзначай оскорбил дочь Тургенева Полину и плюнул в его сторону. Поединок не состоялся лишь стараниями друзей писателей, однако после этого они не заговаривали друг с другом в течение 17 лет.

Александр Грибоедов был участником «четверной» дуэли, во время которой секундантам также полагалось стреляться после самих дуэлянтов. Причиной поединка стала ссора балерины Авдотьи Истоминой с ее поклонником кавалергардом Василием Шереметевым. Грибоедов пригласил балерину на чай, и та оказалась в гостях у графа Александра Завадского, у которого тогда жил Грибоедов. Сам Завадский не прочь был приударить за «блистательной и воздушной» Истоминой, так что ее визит к графу крайне оскорбил Шереметева. В итоге у барьера оскорбленный кавалергард был убит. Тогда секунданты Грибоедов и корнет Александр Якубович так и не стрелялись, но через несколько лет Якубович со словами: «Не будешь ты играть на пианино, Саша!» — возобновил дуэль и прострелил руку драматургу.

«В 14-м поехал на Кавказ. Дрался в Кисловодске на дуэли с правоведом К. После чего почувствовал немедленно, что я человек необыкновенный, герой и авантюрист, — поехал добровольцем на войну. Офицером был», — писал в своей автобиографии Михаил Зощенко.

Дуэль

Содержание

Документы, публицистика, мемуары Править

Дуэль представляет собой определенную процедуру по восстановлению чести и не может быть понята вне самой специфики понятия «честь» в общей системе этики русского европеизированного послепетровского дворянского общества. Естественно, что с позиции, в принципе отвергавшей это понятие, дуэль теряла смысл, превращаясь в ритуализированное убийство.
[…]
Дуэль с ее строгим ритуалом, представляющая целостное театрализованное действо — жертвоприношение ради чести, обладает жестким сценарием. Как всякий строгий ритуал, она лишает участников индивидуальной воли. Остановить или изменить что-либо в дуэли отдельный участник не властен.
[…]
Условная этика дуэли существовала параллельно с общечеловеческими нормами нравственности, не смешиваясь и не отменяя их. Это приводило к тому, что победитель на поединке, с одной стороны, был окружен ореолом общественного интереса, типично выраженного словами, которые вспоминает Каренин: «Молодецки поступил; вызвал на дуэль и убил» («Анна Каренина»). С другой стороны, все дуэльные обычаи не могли заставить его забыть, что он убийца.

— Юрий Лотман, Беседы о русской культуре

11. …ежели кто от кого обижен будет и онаго на поединок вызвать дерзнёт, то учреждаем и соизволяем по силе сего, что таковый вызыватель, нетокмо всей уповаемой сатисфакции лишен, но и сверх того от всех своих чинов и достоинств отставлен, и наперед за негодного объявлен, а потом по имению его денежный штраф взят и по состоянию дел десятая, шестая, а по крайней мере третья часть имения его отписана имеет быть.
12. Таковому ж наказанию подвержен имеет быть и тот, который цыдулку и письменные вызовы от вызывателя принимает…
[…]
14. Ежели случится, что двое на назначенное место выдут, и один против другого шпаги обнажит, то Мы повелеваем таковых, хотя никто из оных уязвлен или умерщвлен не будет без всякой милости, такожде и секундантов или свидетелей, на которых докажут, смертию казнить и оных пожитки отписать, однакож сие с таким изъятием, что ежели оные по обнажению оружия от других разлучены и силою уняты будут, а ежели сами перестанут, то токмо жестокому штрафу подлежат, по рассмотрению воинского суда.
15. Ежели же биться начнут, и в том бою убиты и ранены будут, но как живые, так и мертвые повешены да будут.

— Пётр I, «Патент о поединках и ссорах», Воинский устав 1716 г., гл. 49

Бывало в собраниях, под опасением перерезания горла, все наблюдали строжайшее учтивство. Но этого еще мало! Бывало, посидишь хоть часок в гостях, того и гляди, что за тобою ничего не ведавши, поутру мальчик бряк на дворе с письмецом, в котором тот, кого один раз отроду увидел и едва в лицо помнишь, ругает тебя наповал и во всю ивановскую, да еще сулит пощечины и палочные удары, так что хоть не рад, да готов будешь резаться. Бывало взгляд, вид, осанка, безумышленное движение угрожали смертию и кровопролитием. Одним словом, внедавне все слова вешались на золотники, все шаги мерялись линиями, а поклоны футами. Бывало хоть чуть-чуть кто-либо по нечаянности зацепит шпагою и шляпою, повредит ли на голове волосочек, погнет ли на плече сукно, так милости просим в поле… Хворающий зубами даст ли ответ вполголоса, насморк ли имеющий скажет ли что-нибудь в нос… ни за что не смотрят. Того и гляди, что по эфес шпага. Также глух ли кто, близорук ли, но когда, боже сохрани, он не ответствовал или недовидел поклона… статошное ли дело! Тотчас шпаги в руки, шляпы на голову, да и пошла трескотня да рубка!

— Н. И. Страхов, «Переписка Моды» [1]

…Подтверждая ныне паки наисильнейшим образом сии статьи, тишину и спокойствие между гражданами сохраняющие, запрещаем снова и повелеваем всем и каждому Всероссийскому подданному Нашему, тако ж в Империи Нашей находящимся и живущим, какого бы кто рода и поколения не был, наипаче же благородному Дворянству и военным людям, следующее:
1. Подтверждается запрещение в собственном деле сделаться судьею.
2. Подтверждается запрещение в собственном или в чужом деле вынуть орудие или употребить оное.
3. Подтверждается запрещение словами, или письмом, или пересылкою вызвать кого на драку или так прозванный поединок.
4. Подтверждается запрещение вызванному словами, письмом или пересылкою выходить на драку или поединок.
5. Подтверждается запрещение словами, или письмом, или пересылкою бранить или попрекать того, кто, повинуясь закону, не выйдет или не вышел на драку или поединок.

— Екатерина II. Манифест о поединках от 21 апреля 1787 г. [2]

Бог волен в жизни; но дело чести, на которое теперь отправляюсь, по всей вероятности обещает мне смерть, и потому прошу г-д секундантов моих объявить всем родным и людям благомыслящим, которых мнением дорожил я, что предлог теперешней дуэли нашей существовал только в клевете злоязычия и в воображении Новосильцева. Я никогда не говорил перед отъездом в Москву, что собираюсь принудить его к женитьбе на сестре моей. Никогда не говорил я, что к тому его принудили по приезде, и торжественно объявляю это словом офицера. Мог ли я желать себе зятя, которого бы можно было по пистолету вести под венец? Захотел ли бы я подобным браком сестры обесславить свое семейство? Оскорбления, нанесенные моей фамилии, вызвали меня в Москву; но уверение Новосильцева в неумышленности его поступка заставило меня извиниться перед ним в дерзком моем письме к нему и, казалось, искреннее примирение окончило все дело. Время показало, что это была одна игра, вопреки заверения Новосильцева и ручательства благородных его cекундантов. Стреляюсь на три шага, как за дело семейственное; ибо, зная братьев моих, хочу кончить собою на нем, на этом оскорбителе моего семейства, который для пустых толков еще пустейших людей преступил все законы чести, общества и человечества. Пусть паду я, но пусть падет и он, в пример жалким гордецам, и чтобы золото и знатный род не насмехались над невинностью и благородством души.

— К. П. Чернов. Записка накануне дуэли с В. Д. Новосильцевым 14 сентября 1825 года. [3]

I. Установить для военного ведомства, в виде приложения к статье 150 Дисциплинарного Устава 1888 года, следующие «Правила о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде»:
1) Командир полка о всяком оскорблении, роняющем достоинство офицерского звания, нанесённом офицером своему товарищу, а равно нанесённом офицеру посторонним лицом или офицером другой части, передаёт на рассмотрение Суда общества офицеров.
2) Суд общества офицеров, по рассмотрению дела, с соблюдением правил статьи 149 Дисциплинарного Устава, принимает меры к примирению в этом случае, если признаёт примирение согласным с достоинством офицера и с традициями части; в противном же случае постановляет, что поединок является единственно приличным средством удовлетворения оскорблённой чести офицера.
3) Когда поссорившиеся, согласно определению Суда, решат окончить ссору поединком, Суд общества офицеров употребляет своё влияние на секундантов в том смысле, чтобы условия дуэли наиболее соответствовали обстоятельствам данного случая.
4) Если в течение двух недель по объявлению решения Суда общества офицеров, поединок не состоится и отказавшийся от поединка офицер не подаст просьбы об увольнении от службы, то Командир полка входит по команде с представлением об его увольнении без принятия.

— Правила о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде. От 13 мая 1894 г. [4]

Обычай поединка является среди цивилизации как символ того, что человек может и должен в известных случаях жертвовать самым дорогим своим благом — жизнью — за вещи, которые с материалистической точки зрения не имеют значения и смысла: за веру, родину и честь. Вот почему обычаем этим нельзя поступаться. Он имеет основание то же, что и война.

Что с умовой точки дуэль представляет очевидный абсурд в благоустроенном государстве, особенно в таком, где по преимуществу смертная казнь упразднена, кажется, не требует пространственных доказательств. Нелогично предоставлять индивидууму право жизни и смерти над себе подобным там, где от этого права отказалась сама государственная власть. Нелогично предоставлять его даже и там, где она от него не отказалась, ибо в смертной казни по суду мотив личный отсутствует… Наконец, нелогично и вообще при каких бы то ни было порядках, кроме, разумеется, первобытно-дикого состояния, признавать за человеком право быть судьей в своем собственном деле.

1. Дуэль может и должна происходить только между равными.
2. Основной принцип и назначение дуэли — решить недоразумение между отдельными членами общей дворянской семьи между собою, не прибегая к посторонней помощи.
3. Дуэль служит способом отомщения за нанесенное оскорбление и не может быть заменена, но вместе с тем и не может заменять органы судебного правосудия, служащие для восстановления или защиты нарушенного права.
4. Оскорбление может быть нанесено только равным равному.
5. Лицо, стоящее ниже другого, может только нарушить его право, но не оскорбить его.
6. Поэтому дуэль, как отомщение за нанесенное оскорбление, возможна и допустима только между лицами равного, благородного происхождения. В противном случае дуэль недопустима и является аномалией, вторгаясь в область судебной компетенции.
[…]
10. Между разночинцами дуэль возможна, но является аномалией, не отвечая своему назначению.

На стороне барона Гекерена и Дантеса был, между прочим, и покойный граф Бенкендорф, не любивший Пушкина. Одним только этим нерасположением, говорит Данзас, и можно объяснить, что дуэль Пушкина не была остановлена полицией. Жандармы были посланы, как он слышал, в Екатерингоф, будто бы по ошибке, думая, что дуэль должна была происходить там, а она была за Чёрной речкой около Комендантской дачи.
Пушкин дрался среди белого дня и, так сказать, почти в глазах всех!

Драться Пушкин с Дантесом должен был в тот же день 27 января в 5-м часу пополудни. Место поединка было назначено секундантами за Чёрной речкой возле Комендантской дачи. Оружием выбраны пистолеты. Стреляться соперники должны были на расстоянии двадцати шагов, с тем, чтобы каждый мог сделать пять шагов и подойти к барьеру; никому не было дано преимущества первого выстрела; каждый должен был сделать один выстрел, когда будет ему угодно, но в случае промаха с обеих сторон дело должно было начаться снова на тех же условиях. Личных объяснений между противниками никаких допущено не было; в случае же надобности за них должны были объясняться секунданты.

— Александр Аммосов, «Последние дни жизни и кончина А.С.Пушкина. »

Художественные произведения Править

. Я утратил бы представление о том, что такое бумага, если бы на ней не писали картелей; я забыл, для чего служат чернила, кроме очерненья противника, а собравшись отвечать на ваше письмо, чуть было не воспользовался для этого шпагой, потому что у тех, кто не вострит своих перьев, считается похвальным писать как попало. Коль скоро Господу Богу будет угодно положить конец моим стычкам, ему придётся сотворить для этого не меньшее чудо, чем для исполнения желания Калигулы [7] . Даже если бы весь род людской слился в единое существо, даже если бы на всем свете остался один-единственный человек, — и тогда мне было бы не избежать по крайней мере одной дуэли.

Де Гиш.
Пойдемте, де Вальвер!
Де Вальвер.
Дворянчик с жалким видом,
Без лент и без перчаток!
Сирано.
Да.
Но я не уходил с несмытою обидой,
С помятой честью — никогда!
Пусть я одет не очень элегантно,
Однако, думаю, заметно даже вам,
Что на моем сукне не проступают пятна,
Как проступает грязь по вашим кружевам.
Перчаток тоже нет и обменяться не с кем
Перчатками, чтобы исчерпать спор.
Зато в любом кругу — в несветском или светском —
За мной звенела правда громче шпор!
Де Вальвер.
Мошенник! Негодяй! Подлец! Смешной дурак!
Сирано.
Как много титулов. А я — де Бержерак!
(Кланяется.)
Смех.
Де Вальвер (в ярости).
Вы — шут!
Сирано (хватаясь за шпагу).
Мурашки в шпаге!
Де Вальвер (вынимает шпагу, презрительно).
Ладно!
Hy, становитесь, вы, поэт!
Сирано.
Да, я поэт. Знакомы вы с балладой
Как с формою стиха? Я полагаю — нет?
В балладе двадцать восемь строк,
Три восьмистишья и четверостишье.
Четверостишие зовут посылкой.
(В публику.)
Тише!
Я заодно вам дам поэтики урок:
Пока идет дуэль, я зрителям в награду
За то, что вы так долго на виду,
Сымпровизирую балладу
И на посылке в вас, конечно, попаду.

Это было на рассвете. Я стоял на назначенном месте с моими тремя секундантами. С неизъяснимым нетерпением ожидал я моего противника. Весеннее солнце взошло, и жар уже наспевал. Я увидел его издали. Он шёл пешком, с мундиром на сабле, сопровождаемый одним секундантом. Мы пошли к нему навстречу. Он приближился, держа фуражку, наполненную черешнями. Секунданты отмерили нам двенадцать шагов. Мне должно было стрелять первому, но волнение злобы во мне было столь сильно, что я не понадеялся на верность руки и, чтобы дать себе время остыть, уступал ему первый выстрел: противник мой не соглашался. Положили бросить жребий: первый нумер достался ему, вечному любимцу счастия. Он прицелился и прострелил мне фуражку. Очередь была за мною. Жизнь его наконец была в моих руках; я глядел на него жадно, стараясь уловить хотя одну тень беспокойства… Он стоял под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни и выплевывая косточки, которые долетали до меня. Его равнодушие взбесило меня.

Он вынул пистолет и прицелился… Я считал секунды… я думал о ней… Ужасная прошла минута! Сильвио опустил руку. «Жалею, — сказал он, — что пистолет заряжен не черешневыми косточками… пуля тяжела. Мне всё кажется, что у нас не дуэль, а убийство: я не привык целить в безоружного. Начнем сызнова; кинем жребий, кому стрелять первому».

Швабрин Алексей Иваныч вот уж пятый год как к нам переведен за смертоубийство. Бог знает, какой грех его попутал; он, изволишь видеть, поехал за город с одним поручиком, да взяли с собою шпаги, да и ну друг в друга пырять; а Алексей Иваныч и заколол поручика, да еще при двух свидетелях! Что прикажешь делать? На грех мастера нет.

Тут он взял от меня тетрадку и начал немилосердно разбирать каждый стих и каждое слово, издеваясь надо мной самым колким образом. Я не вытерпел, вырвал из рук его мою тетрадку и сказал, что уж отроду не покажу ему своих сочинений. Швабрин посмеялся и над этой угрозою. «Посмотрим, — сказал он, — сдержишь ли ты свое слово: стихотворцам нужен слушатель, как Ивану Кузмичу графинчик водки перед обедом. А кто эта Маша, перед которой изъясняешься в нежной страсти и в любовной напасти? Уж не Марья ль Ивановна?»
— Не твое дело, — отвечал я нахмурясь, — кто бы ни была эта Маша. Не требую ни твоего мнения, ни твоих догадок.
— Ого! Самолюбивый стихотворец и скромный любовник! — продолжал Швабрин, час от часу более раздражая меня, — но послушай дружеского совета: коли ты хочешь успеть, то советую действовать не песенками.
— Что это, сударь, значит? Изволь объясниться.
— С охотою. Это значит, что ежели хочешь, чтоб Маша Миронова ходила к тебе в сумерки, то вместо нежных стишков подари ей пару серег.
Кровь моя закипела.
— А почему ты об ней такого мнения? — спросил я, с трудом удерживая свое негодование.
— А потому, — отвечал он с адской усмешкою,— что знаю по опыту ее нрав и обычай.
— Ты лжешь, мерзавец! — вскричал я в бешенстве, — ты лжешь самым бесстыдным образом.
Швабрин переменился в лице.
— Это тебе так не пройдет, — сказал он, стиснув мне руку. — Вы мне дадите сатисфакцию.
— Изволь; когда хочешь! — отвечал я, обрадовавшись.

Но ей нельзя. Нельзя? Но что же?
Да Ольга слово уж дала
Онегину. О боже, боже!
Что слышит он? Она могла.
Возможно ль? Чуть лишь из пеленок,
Кокетка, ветреный ребенок!
Уж хитрость ведает она,
Уж изменять научена!
Не в силах Ленский снесть удара;
Проказы женские кляня,
Выходит, требует коня
И скачет. Пистолетов пара,
Две пули — больше ничего —
Вдруг разрешат судьбу его.
[…]
Враги! Давно ли друг от друга
Их жажда крови отвела?
Давно ль они часы досуга,
Трапезу, мысли и дела
Делили дружно? Ныне злобно,
Врагам наследственным подобно,
Как в страшном, непонятном сне,
Они друг другу в тишине
Готовят гибель хладнокровно.
Не засмеяться ль им, пока
Не обагрилась их рука,
Не разойтиться ль полюбовно.
Но дико светская вражда
Боится ложного стыда.

— Так до завтра, в Сокольниках, — сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
— И ты спокоен? — спросил Ростов.
Долохов остановился.
— Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты — дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда все исправно, как мне говаривал наш костромской медвежатник. Медведя-то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну, так-то и я. A demain, mon cher!

— С меня пяти минут довольно. Я пришел предложить вам один вопрос.
— Вопрос? О чем это?
— А вот извольте выслушать. В начале вашего пребывания в доме моего брата, когда я еще не отказывал себе в удовольствии беседовать с вами, мне случалось слышать ваши суждения о многих предметах; но, сколько мне помнится, ни между нами, ни в моем присутствии речь никогда не заходила о поединках, о дуэли вообще. Позвольте узнать, какое ваше мнение об этом предмете?
Базаров, который встал было навстречу Павлу Петровичу, присел на край стола и скрестил руки.
— Вот мое мнение, — сказал он. — С теоретической точки зрения дуэль — нелепость; ну, а с практической точки зрения — это дело другое.
— То есть вы хотите сказать, если я только вас понял, что какое бы ни было ваше теоретическое воззрение на дуэль, на практике вы бы не позволили оскорбить себя, не потребовав удовлетворения?
— Вы вполне отгадали мою мысль.
— Очень хорошо-с. Мне очень приятно это слышать от вас. Ваши слова выводят меня из неизвестности…
— Из нерешимости, хотите вы сказать.
— Это все равно-с; я выражаюсь так, чтобы меня поняли; я… не семинарская крыса. Ваши слова избавляют меня от некоторой печальной необходимости. Я решился драться с вами.

Для чего офицеры? Для войны. Что для войны раньше всего требуется? Смелость, гордость, уменье не сморгнуть перед смертью. Где эти качества всего ярче проявляются в мирное время? В дуэлях. Вот и все. Кажется, ясно. Именно не французским офицерам необходимы поединки, — потому что понятие о чести, да еще преувеличенное, в крови у каждого француза, — не немецким, — потому что от рождения все немцы порядочны и дисциплинированны, — а нам, нам, нам! Тогда у нас не будет в офицерской среде карточных шулеров, как Арчаковский, или беспросыпных пьяниц, вроде вашего Назанского; тогда само собой выведется амикошонство, фамильярное зубоскальство в собрании, при прислуге, это ваше взаимное сквернословие, пускание в голову друг другу графинов, с целью все-таки не попасть, а промахнуться. Тогда вы не будете за глаза так поносить друг друга.

Лаевский пошел к Шешковскому, рассказал ему обо всем и пригласил его в секунданты; потом оба они отправились к начальнику почтово-телеграфной конторы, пригласили и его в секунданты и остались у него обедать. За обедом много шутили и смеялись; Лаевский подтрунивал над тем, что он почти совсем не умеет стрелять, и называл себя королевским стрелком и Вильгельмом Теллем.
— Надо этого господина проучить… — говорил он. После обеда сели играть в карты. Лаевский играл, пил вино и думал, что дуэль вообще глупа и бестолкова, так как она не решает вопроса, а только осложняет его, но что без нее иногда нельзя обойтись. Например, в данном случае: ведь не подашь же на фон Корена мировому! И предстоящая дуэль еще тем хороша, что после нее ему уж нельзя будет оставаться в городе. Он слегка опьянел, развлекся картами и чувствовал себя хорошо.
Но когда зашло солнце и стало темно, им овладело беспокойство. Это был не страх перед смертью, потому что в нем, пока он обедал и играл в карты, сидела почему-то уверенность, что дуэль кончится ничем; это был страх перед чем-то неизвестным, что должно случиться завтра утром первый раз в его жизни, и страх перед наступающей ночью…
[…]
Зоолог помолчал и продолжал:
— Дважды два есть четыре, а камень есть камень. Завтра вот у нас дуэль. Мы с вами будем говорить, что это глупо и нелепо, что дуэль уже отжила свой век, что аристократическая дуэль ничем по существу не отличается от пьяной драки в кабаке, а все-таки мы не остановимся, поедем и будем драться. Есть, значит, сила, которая сильнее наших рассуждений.

Как странно звук взведенного курка
Внимательное ухо поражает,
Когда, прищурясь, нас издалека
Приятель у барьера поджидает,
Где нас от рокового тупика
Едва двенадцать ярдов отделяют!
Но кто имел дуэлей больше двух,
Тот потеряет утонченный слух.

It has a strange quick jar upon the ear,
That cocking of a pistol, when you know
A moment more will bring the sight to bear
Upon your person, twelve yards off, or so;
A gentlemanly distance, not too near,
If you have got a former friend for foe;
But after being fired at once or twice,
The ear becomes more Irish, and less nice.

Не опасайтесь случайностей и ищите приключений. Я дал вам возможность научиться владеть шпагой. У вас железные икры и стальная хватка. Вступайте в бой по любому поводу, деритесь на дуэли, тем более что дуэли воспрещены и, следовательно, нужно быть мужественным вдвойне, чтобы драться.

Ne craignez pas les occasions et cherchez les aventures. Je vous ai fait apprendre a manier l’epee ; vous avez un jarret de fer, un poignet d’acier ; battez-vous a tout propos ; battez-vous d’autant plus que les duels sont defendus, et que, par consequent, il y a deux fois du courage a se battre.

Зоил (пройдоха величавый,
корыстью занятый одной)
И литератор площадной
(тревожный арендатор славы)
Меня страшатся потому,
Что зол я, холоден и весел,
Что не служу я никому,
Что жизнь и честь мою я взвесил
На пушкинских весах, и честь
Осмеливаюсь предпочесть.

— Владимир Набоков, по поводу несостоявшейся дуэли с критиком Г. Ивановым [8]

Таится лицо под личиной,
Но глаз пистолета свинцов.
Мужчины,
Мужчины,
Мужчины
К барьеру вели подлецов.

— Я его вызову на дуэль!
— Чудно! Могу вам отрекомендовать моего хорошего знакомого. Знает дуэльный кодекс наизусть и обладает двумя вениками, вполне пригодными для борьбы не на жизнь, а на смерть. В секунданты можно взять Иванопуло и соседа справа. Он — бывший почетный гражданин города Кологрива и до сих пор кичится этим титулом. А можно устроить дуэль на мясорубках — это элегантнее. Каждое ранение безусловно смертельно. Пораженный противник механически превращается в котлету. Вас это устраивает, предводитель?

В трамвай садится наш Евгений.
О, бедный милый человек!
Не знал таких передвижений
Его непросвещенный век.
Судьба Евгения хранила,
Ему лишь ногу отдавило,
И только раз, толкнув в живот,
Ему сказали: «Идиот!»
Он, вспомнив древние порядки,
Решил дуэлью кончить спор,
Полез в карман. Но кто-то спер
Уже давно его перчатки,
За неименьем таковых
Смолчал Онегин и притих.

Сюда направили свои стопы Калле, Андерс и Ева-Лотта, предвкушая волнующую схватку. Сикстен со своей командой уже пришел. Его соратников звали Бенка и Йонте.
— Вот человек, которому суждено поразить тебя прямо в сердце! — крикнул Сикстен, оживленно размахивая руками.
— Кто твои секунданты? — спросил Андерс, пропустив мимо ушей ужасающую угрозу. Спросил он больше для проформы: он отлично знал секундантов.
— Йонте и Бенка!
— А это — мои! — И Андерс указал на Калле и Еву-Лотту.
— Какое оружие ты выбираешь? — спросил Сикстен, строго придерживаясь правил.
Все прекрасно понимали, что никаким оружием, кроме кулаков, дуэлянты не располагают. Но, когда соблюдаешь форму, получается как-то благороднее.
— Кулаки, — как все и ожидали, ответил Андерс.
И поединок начался. Четверо секундантов, стоя поодаль, следили за схваткой с таким волнением, что пот катил с них градом. Что касается бойцов, то они превратились в клубок мелькающих рук, ног и всклокоченных вихров.
[…]
По правилам, такого рода поединки длились не больше десяти минут. Бенка следил по часам, и оба дуэлянта, зная, что время дорого, из сил выбивались, чтобы выиграть битву. Но тут Бенка крикнул «Брейк!», и Сикстен и Андерс скрепя сердце повиновались.
— Ничья, — рассудил Бенка.
Сикстен и Андерс пожали друг другу руки.
— Оскорбление смыто, — сказал Андерс. — Но завтра я оскорблю тебя, тогда мы сможем продолжить.

— Астрид Линдгрен, «Калле Блюмквист — сыщик» [11]

Века уходят неотложно,
Дуэль исчезнет до конца.
И это к лучшему, возможно.
Но, боже мой, как будет сложно,
Ах, боже мой, как будет сложно
Призвать к ответу наглеца!

Не важно то, что для дуэли нет причины,
Не важно то, что ссора вышла из-за дам,
А важно то, что в мире есть еще мужчины,
Которым совестно таскаться по судам.

Читайте так же:

  • Приметы необычные Самые необычные суеверия: интересные приметы со всего мира 16.10.2020 | 07:49 | Joinfo.ua Мы рассказывали, на какие знаки в целом рекомендуют обращать внимание эзотерики, что делать и […]
  • Интересные факты из личной жизни александра 1 Александр I - биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация. АЛЕКСАНДР I (1777-1825), российский император с 1801. Старший сын Павла I. В начале правления провел умеренно […]
  • Ритуал очищения дома Ритуал очищения дома Проголосуйте, если Вам нравится мой сайт! Ритуал для очищения квартиры Чистоту своей квартиры, дома и других помещений Вы можете проверить с помощью метода […]
  • Ритуал чтобы продать вещи Заговор, чтобы быстро и удачно продать вещи В жизни каждого человека наступает момент, когда становится необходимо избавиться от какого-то предмета. Часто, выбрасывать предмет желания не […]
  • Полнолуние для женщин ритуалы Полнолуние для женщины — волшебное время Это время, когда сила Луны в зените, а значит, и сила каждой женщины становится несравнимо больше. Можно осуществлять замыслы и надеяться на […]
  • Свадебные обычаи на украине Свадебные традиции в Украине ?? обряды невесты После этой реплики по свадебной традиции украинского народа разрезанную буханку клали на рушник и отдавали сватам. Те, в свою очередь, […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарий

Имя *

Сайт


Ритуал дуэли

У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Написать комментарий
Имя:*
E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *