Как люди называются в пскове

Как люди называются в пскове

Именно так в шутку называют Палкинский район Псковской области

«Вы откуда?» – «Мы из псковской Франции». Такое начало диалога нередко можно услышать на Псковщине вот уже многие десятки лет. Наверное, именно своим неофициальным, устно-народным названием Палкинский район обязан ореолу некой таинственности, которая всегда выделяла его в ряду других районов Псковской области. Чего в этом названии больше: уничижительного смысла, гордости за свою родину или веселого нрава местных жителей? На этот вопрос ответить трудно, наверное, всего понемногу. Одно скажем точно – родину они свою любят и местного патриотизма у жителей района достаточно, как у людей постарше, так и у молодежи. К примеру, на недавно стартовавшем в Пскове легкоатлетическом пробеге «Кросс наций» на футболках бегунов из Палкино – у одних из немногих – было написано название своего района. Причем, молодые спортсмены сделали это сами, по зову души…

И хотя до центра района – поселка Палкино от Пскова всего тридцать километров по неплохой асфальтовой трассе, которая, беря свое начало в областном центре, так и называется «Палкинское шоссе», а весь район считается пригородным, все же ореол таинственности продолжает сопутствовать району до сих пор.

Во всем виновата история

В происхождении местных названий виновата, конечно, история и люди… Земли района были облюбованы людьми для проживания очень давно. Археологи датируют древнейшее поселение в этих местах двумя тысячами лет назад: стоянка древних людей обнаружена на берегу озера Белая Струга. А около деревень Грибулино, Раихино, Сопки обнаружены остатки древнего городища, оборонительные валы и курганы по берегам рек Великой и Кудебь. Кто-то немало веков назад впервые дал прозвище человеку Палка, чуть позже и место, где проживал этот человек, стали звать Палкино. А проживал он в маленькой пустоши (так назывались незаселенные, невозделанные участки земли, поросшие невысокой растительностью. – И.Д.) на берегу небольшого и живописного Смолинского озера. Как развивалась деревня Палкино в веках – малоизвестно. Есть письменное свидетельство, что в середине XVIII века на месте нынешнего поселка стояли пять деревень, и Палкино была самой крупной, в ней насчитывалось 16 дворов. Впервые районным центром Палкино стало в 1927 году.

– Район три раза за свою административную жизнь был расформирован, – делится с нами частичками таинственной истории района его глава Геннадий Николаевич Васильев, – в последний раз его воссоздание произошло в декабре 1967 года по Указу ВС РСФСР. В декабре будущего года исполняется 40 лет его беспрерывной жизнедеятельности. Он ничем особенно не знаменит, но живут в нем очень хорошие, добрые и щедрые люди. Еще недавно в нем проживали 18 тысяч жителей.

Что касается исторической шутки – почему же псковская Франция? – то глава района подтвердил нам ее существование в обиходе не только жителей области, он это выражение слышал даже в Питере. В происхождении названия, учитывая, что вариантов несколько, глава района, как нам показалось, склоняется к пребыванию здесь пленных французов, которые содержались в этих местах после разгрома Наполеона и его армии в 1812 году. Немало, говорят, французов осели, обзавелись семьями. Отсюда и пошло – «псковская Франция». По свидетельствам местных жителей, в районе даже названия некоторых деревень стали произноситься на французский манер. Но в Палкинской средней школе нам рассказали, что по другой версии в середине XVIII века здесь проживал помещик, который владел частью земель, и у него было немного странное для этих мест имя – Франц.

Что же до жизни нынешней, то, помимо того, что район с 1992 года вновь стал пограничным – по его территории проходит участок Государственной границы России и Латвии, – его сегодняшний день легким не назовешь.

Льноводческая кладовая

На протяжении всей истории этот район был сельскохозяйственным и десятилетиями славился выращиванием и возделыванием льна. Один из Героев Социалистического труда в районе, Нина Васильевна Васильева, заслужила это звание именно на льноводческой ниве.

– На территории района земли очень плодородные, в советское время по всему району была проведена хорошая мелиорация силами так называемой «эстонской ПМК», носившей имя «Дружба». Тогда на территории района работали одиннадцать колхозов и совхозов, и все они были достаточно крепкими, – рассказывает нам Геннадий Васильев. – Для выращивания льна в районе условия великолепные. Был и хороший льнозавод… Но в наступившие смутные времена, в 90-е годы льнозавод перешел в частные руки, и на сегодня от этого предприятия практически ничего не осталось.

– Льна сегодня сеем мало, потому что с хозяйствами переработчики не рассчитываются уже несколько лет – это и Невельский, и Новоржевский льнозаводы. Поэтому хозяйствам неинтересно сегодня заниматься льном, хотя раньше мы сеяли более тысячи гектаров – больше всех в области. Но за эти годы посевы льна в районе сошли почти «на нет» и сегодня во всех хозяйствах района мы сеем всего 35 гектаров, – продолжил рассказ о сельском производстве начальник районного сельскохозяйственного управления Василий Теплов.

Почему же в России прекратили поддерживать одно из самых традиционных сельскохозяйственных производств, причем одежда и изделия из льна пользуются непроходящей популярностью во всем мире уже на протяжении долгих лет? Ответ на этот вопрос остается самой большой загадкой для всех, кто причастен к этой сфере. Почему до сих пор нет государственной программы по развитию и поддержке льноводства? Прибыли от этой отрасли теперь легко получают производители других стран, лишившиеся столь мощного и извечного конкурента в лице России.

– Сегодня хозяйства района производят картофель, зерно, немного льна… В области по сельскохозяйственным показателям в последние годы район занимает 7-9 позиции. Сегодня у нас самый высокий показатель по посеянным площадям, убранным на зерно, и по урожайности – и он останется самым высоким в области, – прибавил оптимизма в голосе глава Палкинского района и начал рассказывать о проблемах. – Сельское хозяйство в районе еще живет, бьется за жизнь, но все идет с огромным напрягом. Без вливаний в сельское хозяйство, без поддержки – ничего не останется от былого производства. Вот если заработает в полную силу национальный проект по сельскому хозяйству, то, может, что-то будет налаживаться.

И другой важный вопрос, по мнению руководителя Палкинского района, – жилье на селе… Без строительства комфортабельного жилья сегодня тоже ничего не добиться. Есть пока ребята в сельской местности, которые после окончания школы не стремятся уехать учиться в вузы, которые хотят овладеть техникой, работать в деревне. Но на селе новых автомашин, тракторов, механизмов очень мало, да и жилья нет. И если бы в районе, у хозяйств была возможность строить жилье, то часть молодежи стопроцентно оставалась бы дома и не рвалась в города.

– Сегодня есть различные программы по строительству – хорошие программы с совместным процентным долевым финансированием, где часть платит Федерация, другую часть – областной бюджет и третью – сам владелец дома. Но чтобы вложить в постройку дома даже частичные затраты в 100-150 тысяч рублей со стороны частника. Откуда сельские жители возьмут такие деньги? – печалится за своих земляков Геннадий Николаевич. – Хозяйство могло бы взять кредит в банке под такое строительство и заключить договор с работником: через пять лет работы в хозяйстве дом твой. А так сельским труженикам никогда не заработать таких денег. Три главные проблемы у нас в деревне: не получить кредитов, нет новой техники и негде жить людям. А пока из десяти хозяйств, действующих в Палкинском районе, дают показатели лишь три-четыре, которые работают крепко, остальные же находятся просто на плаву. Одиннадцатым в список хозяйств мы включаем предприятие «Псковская рожь», которое создано Псковским мелькомбинатом и работает на землях района, где исполнительным директором является Александр Иванович Букашкин.

– Самое крепкое и сильное хозяйство у нас в районе – это «Агрокомплекс», под руководством Григория Сергеевича Кожемяченко. У них около тысячи коров, продают около 15 тонн молока в день, большие площади зерновых посевов. Хорошо стоят на ногах СПК «1 мая» во главе с Людмилой Николаевной Усененок, СПК «Кирово» – председатель Нина Николаевна Гадлевская, СПК «Маяк», руководит которым Лариса Дмитриевна Иванова, хозяйство в Качаново, где директором Юрий Александрович Павлов. У нас ведь 90 процентов торговли в районе обеспечивает именно потребкооперация, – продолжает список начальник районного сельхозуправления Василий Теплов.

Главное богатство – земля

– К сожалению, запасов каких-то ценных полезных ископаемых у нас в районе нет. Зато есть прекрасные земли… Сегодня в области начинается работа по инвестированию средств в сельское хозяйство – работа эта необходимая и уже есть первые результаты, – мы продолжаем разговор о районе с Геннадием Васильевым. – Заключили предварительные договоренности с фирмой из Москвы о строительстве комплекса на 1000 голов скота. Место строительства уже определили с тем, что они возьмут под строительство земли не менее 5000 гектаров и начнут работать на этой земле. И от банковской структуры из Петербурга есть подобное предложение. Представители из Петербурга уже встречались с нашим начальником управления сельского хозяйства.

Перспективы у Палкинского района, действительно, очень неплохие. По существу, это пригородный район Пскова. До областного центра всего 35 минут езды на автобусе. И подъездные пути хорошие: автомобильные, железнодорожные. К тому же надо помнить, что Палкинский район напрямую граничит с Евросоюзом. И вскоре можно прогнозировать, что самое главное богатство района – земля – будет в весьма неплохой цене. Когда заполняемость псковских производственных площадок станет слишком плотной – а уже сегодня довольно сложно разместить в Пскове даже небольшое по масштабам производство, – то все взоры обратятся на пустующие площади. И правыми окажутся те промышленники и финансовые корпорации, которые раньше других обратят внимание на этот вопрос.

Руководство района и радует, и одновременно тревожит этот вопрос спроса на пустующие земли:

– Долгое время говорилось, что земля никому не нужна… Да нужна она! У нас в районе уже идет скупка земельных паев частными, непонятно откуда взявшимися лицами, – рассказывает Геннадий Васильев. – Как пример, земли в Уситве. Береговая часть озера, лучшие участки скупили предприниматели по 40 тысяч рублей за гектар. Люди имеют паи на эти земли и продают их. В одной из местных газет видел в рекламном блоке, что эти паи продаются уже по 130 долларов США за сотку. Есть и другие примеры, где скупаются земли в районе. И регулировать этот вопрос на уровне районной власти мы не можем – это земля хозяйств, разделенная на паи, которые закреплены за каждым пайщиком, и это его право, что делать с землей. Владелец пая теперь даже не спрашивает ни общее собрание, ни руководителя хозяйства, нравится это хозяйству или нет – просто дает объявление в газету… Такие сегодня условия, и это опасный процесс…

Подбросить бы газу

Что интересно, на протяжении десятилетий ранее Палкинский район никогда не застраивался крупными промышленными предприятиями. Их здесь просто не планировали возводить, даже не было такой задачи, что подтверждает сугубо сельскохозяйственное предназначение района: самым крупным предприятием была «Сельхозтехника». Да еще льнозаводы. До сих пор успешно действует хлебозавод, он всегда был в системе потребкооперации, руководит которой в районе Василий Михайлович Николаев.

А в течение пяти-шести последних лет в районе бурное развитие получила отрасль по добыче и обработке природного камня. До этого в районе был карьер с белым бутовым камнем, а сегодня предпринимателями разрабатывается карьер с цветным камнем. Только в самом поселке действуют два цеха по его переработке. Есть цеха и в других населенных пунктах. Всего на добычу и обработку камня в районе выданы порядка десяти лицензий. Пока его добывают ручным способом: ломами и прочим инструментом, но переработка уже постепенно механизируется. Многие магазины строительных материалов сегодня торгуют красным шлифованным или рваным камнем палкинского происхождения.

Раньше в поселке были производственные площади, пустовавшие десяток лет, но сегодня они выкуплены. Практически на сегодня в поселке Палкино пустующих площадей не осталось, их выкупают даже москвичи, новгородцы. Конечно на этих производствах небольшое количество работников, но все же это хоть какие-то рабочие места для местных жителей.

Можно сказать, что сегодняшнее освоение производственных возможностей района – это вторая волна. В перестроечные годы среди жителей Латвии было очень много желающих приехать в район: строить здесь бизнес и развивать свое производство. Сказывалось непосредственное соседство с латвийскими городами Балви, Алуксне, Гулбене и т.д. Были предложения и по постройке комплексов по переработке леса, и по мясопереработке. Но когда обсчитывали себестоимость производства, оказывалось, что продукция будет очень дорогой. Ведь район «не газовый», то есть живет не на газе, а на мазуте, и поэтому себестоимость продукции, выпущенной на таких предприятиях, оказалась бы заведомо высокой и на рынке конкурировать не смогла бы. Поэтому сегодня для района самая насущная проблема – газификация. Такая задача поставлена и псковским губернатором Михаилом Кузнецовым – вопрос газификации важен для всей области, ведь таких «не газовых» районов еще достаточно на Псковщине. Когда газ придет в район, а это обязательно случится, вполне вероятно, что Палкино ждет небывалый экономический бум.

Большие проблемы маленького пригорода

– Мне часто коллеги завидуют: «Вот вам хорошо в районе – Псков рядом». Но я бы сказал, что это с одной стороны хорошо. Для развития каких-то экономических сфер такое соседство не всегда на пользу, – сетует Геннадий Васильев. – Нам, к примеру, в районе не развить бытовое обслуживание населения: большинство жителей со своими бытовыми потребностями едут в Псков, говорят, там лучше стригут, шьют, ремонтируют. Так, раньше в поселке было три парикмахерские, теперь осталась одна. Довольно много жителей района работают в Пскове, и в районе существует реальная проблема оттока кадров.

Уезжающая молодежь и профессионально подготовленные специалисты, действительно, большая проблема для небольшого по численности жителей района. Сегодня, по статистике, в районе постоянно проживают немногим более десяти тысяч человек, из них примерно 65% сельского населения и 35 % – городского. В самом поселке – 3,5 тысячи жителей. Население района, по словам Геннадия Васильева, уменьшается очень быстрыми темпами, и в особенности деревенское. По его прогнозу, в сельской местности в ближайшие 10 лет население сократится на 50% от ныне живущих. Но уменьшается и численность жителей районного центра: еще пять лет назад в школе было около 700 учащихся, на сегодня уже нет и 400. В прошлом году 81 человек родился, но ушли из жизни 322… Вот такая демография…

Несколько лет назад псковские газеты сообщали о новой напасти, которая постигла Палкино. Из-за своей близости к областному центру в поселок вдруг начали переселять из большого города тех, кто не может платить за жилье. Возникла эта проблема из-за простой разницы цен на жилье в Пскове и в Палкино, где стоимость квартир гораздо ниже. Социальный статус людей, которые переселяются в поселок по такому обмену, понятен. Уже буквально через месяц-два от более-менее благополучных квартир, на которые они разменивают свое псковское жилье, практически ничего не остается. То, во что эти переселенцы превращают доставшиеся им квартиры, вид имеет ужасный: снимают и распродают раковины, унитазы, газовые плиты, стекла из рам – все что можно…

– Есть такая проблема, – делится своей тревогой Геннадий Николаевич. – Если раньше к нам переселялись подобные жильцы из Пскова, то сегодня есть представители из Питера и даже из Беларуси, но псковичей все же больше. Таких семей хватает. Правда, многие очень быстро спиваются окончательно и умирают – у нас в районе принято распоряжение о выделении средств на их захоронение, а это около 6 тысяч рублей на человека. Но криминала в этой среде у нас не было.

Проблемы есть, но не надо бояться их решать, – убежден глава района. Тем более есть положительные примеры таких решений. Взять тот же отток местных кадров. Уезжают свои, в район приглашают переселенцев, которые, наоборот, ищут тихие и пригодные для спокойной жизни уголки России. В районе за минувшие годы был опыт приезда соотечественников-переселенцев из-за нынешних границ России. Таких семей в районе очень много, в основном это соотечественники, приехавшие из Таджикистана. Многие, обогащенные опытом жизни в бурных регионах, в горячих точках, в Палкинском районе закрепились, и дети их освоились, и внуки появились. Была попытка пригласить и закрепить на жительство соотечественников из Прибалтики.

В решении кадровой проблемы, считают в районе, помогут современные технологии, которые постепенно приходят и на промышленное производство, и в сельскохозяйственные комплексы, на которых, к примеру, 5000 голов свиней могут обслуживать всего два человека. Так, в разговоре с приезжими инвесторами из Москвы и Эстонии, ищущими возможности строительства в районе комплекса на тысячу голов свиней, прозвучали расчеты, по которым комплекс полностью должны обслуживать всего двадцать три человека. К тому же и зарплата на таких комплексах работникам обещана очень приличная. А на таких условиях работать желающих много. Как яркий пример – ООО «Псковская рожь»… Когда люди в других хозяйствах получали всего по 800 рублей, «Псковская рожь» платила своим работникам зарплату в 5000 рублей – и, действительно, люди работали в этом хозяйстве исключительно четко и добросовестно.

Пограничный тупик

Получилось так, что, находясь на границе, район оказался как бы тупиковым – весь транспортный поток за границу и обратно идет через Остров, Печоры, Пыталово. Хотя в начале 90-х годов в районе был пограничный переход из России в Латвию. Вернее, он только начал действовать, но его скоро закрыли. Шесть лет назад районному руководству были даны распоряжения подготовить структуру пограничного перехода в Манухново для восстановления. Большинство жителей района буквально воспрянули духом…

– Мы восстановили пункт перехода и его структуру, обустроили, сделали на будущее даже площадку для досмотра техники, надеялись, что сможем договориться о пропуске на этом пункте и легкового транспорта… С противоположной стороны, латвийские соседи, тоже подготовили для открытия на хорошем современном уровне пункт Липны. Пункт пропуска торжественно открыли с оркестром в 2000 году, но после этого он не проработал ни дня, – рассказал предысторию вопроса глава района Геннадий Васильев.

Почему не открыт, пусть хоть пешеходный, пограничный переход в Манухново, жителям района никто не объяснил. Вот так и стал приграничный район тупиком, каким никогда в истории не был, ведь через район идет прямая трасса от Пскова и Петербурга на Алуксне и Ригу – столицу Латвии. Когда-то через Палкино ходили даже рейсовые автобусы Псков-Алуксне, Псков-Гулбене.

Если сказать, что открытие этого перехода – заветная мечта большинства жителей района, значит, не сказать ничего. Просто надо понять, что этот пограничный переход жителям приграничных волостей жизненно необходим, ведь Государственная граница буквально по живому разделила сотни палкинских семей, когда даже родители и дети остались по разные стороны границы.

– У меня дочка живет в Латвии, в Риге, еще при Советском Союзе уехала, работает всю жизнь учителем. А чтобы ей приехать к нам, нужна виза, приехать может лишь один раз в год, в отпуск. А нам поехать тоже нет возможности. Надо оформлять приглашения, выхаживать их, в очереди стоять, чтобы получить – и все это не даром дается, денег стоит. Вот и проблема, как нам попасть друг к другу, – говорит о наболевшем житель приграничного поселка Качаново, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид второй группы Александр Иванович Яковлев. – Пока границы не было, я туда к ней ездил, а когда граница встала, уже давно не был. Там у меня и родня жила, двоюродные братья, сейчас, правда, уже померли и похоронены там. И проведать своих родных я уже не смогу, не в состоянии… К властям не обращался с просьбами поехать, поскольку знаю, что проблемы все равно с такой поездкой большие и ехать далеко получается, а мне уж годов много. У нас тут раньше предусматривали погранпереход в Манухново, только потом почему-то замолкли. А до этого перехода от нас всего 10 километров.

– У нас прямого транспортного сообщения с границей и с Латвией нет, автобусы туда не ходят, поэтому и дорога на Манухново приходит в негодность, уже и ее скоро придется ремонтировать, – подтверждает слова почтенного ветерана Светлана Графова, главный специалист администрации Качановской волости. – Почти в каждой семье, проживающей у нас в Качанове, кто-то из ближайших родственников живет в Латвии. Почти каждая семья поделена границей. Ведь вплоть до начала 90-х многие выпускники наших школ ехали учиться и работать в Латвию. Тогда здесь было хорошее сообщение и с Алуксне, и с Ригой, каждые выходные практически они приезжали к родителям. А сегодня, чтобы нашим кому-то съездить к близким, надо большой путь пройти по оформлению документов, да и ехать вокруг через Псков, потом на Пыталово.

– Мы приехали нынче на могилы родных посмотреть, и поговорит с живыми: до Пскова доехать, увидеть, как живут родственники. Но теперь для нас цена приезда на Родину равна стоимости отдыха в Турции на море. Приехать к маме – это для нас проблема, – делятся с нами эмоциями дочь Светлана, сын Игорь и племянник жительницы Качаново Александры Федоровны Зерненковой Сергей. Серьезные, солидные мужчины рассказали нам о своих наблюдениях путешественников на родину.

– Я приехал к маме на месяц, в отпуск… по туристической визе. Теперь надо отправляться в Псков, в гостиницу, и там еще платить за отметку. Это человек приехал на свою родину! – переполнен эмоциями Игорь. – Раньше на праздник Троицы со стороны Латвии на границе в очереди стояли по 180 машин, а сейчас – вовсе очереди нет, никто не едет, всех отучили от родины. Мы на печорском участке границы, когда ехали на Троицу на пять дней, отстояли 17 часов. Это все еще и бензовозы усугубляют (так называют водителей частных машин, которые в бензобаках своих машин перевозят бензин с российских заправок за рубеж. – И.Д.)… Все остальное хорошо, прекрасно, но границу переехать – это проблема.

– Облегчить жизнь семей, разделенных границей, сможет возможность получения бесплатной многократной визы и с той, и с другой стороны, более простое оформление документов, прямое автобусное сообщение, как было раньше, и особенно открытие пограничного перехода в Манухново, пусть не для грузового транспорта, но хотя бы для пешеходов и легковых автомобилей, – озвучивает заветные желания жителей палкинского пограничья главный специалист Качановской волости Светлана Графова.

– Мы постоянно говорим о налаживании прямого транспортного сообщения в рамках созданного с участием приграничных муниципалитетов Псковской области, Латвии и Эстонии еврорегиона «Псков-Ливония». Транспортное и, в частности, автобусное сообщение – это одно из направлений, которое мы пытаемся совместно продвигать. Но пока все это бесполезно, потому что вопрос нужно решать на уровне правительств двух стран, – глава района Геннадий Васильев хорошо знает эти вопросы, которые ему постоянно задают местные жители. – Мы сегодня пока не можем решить даже упрощенную схему перехода через границу для родственников, живущих по обе стороны границы, для людей, которые ездят на родные захоронения. Возьмите Качановскую или Родовскую волость, там много семей, где буквально через границу живут родители и дети. И им – ни тем, ни другим – не попасть друг к другу по упрощенной схеме перехода границы: нужны визы, заграничные паспорта и т.д. А автобусное сообщение – это пока вовсе несбыточная мечта. Даже мы, главы муниципалитетов, входящих в состав еврорегиона, у которых более-менее упрощенный вариант получения виз, и то, бывает, сталкиваемся с проблемами оформления проезда.

Но, тем не менее, жители волостей, их родные и близкие в Латвии ждут и надеются, что их заветные желания будут услышаны даже в далеких столицах, в российском и латвийском правительствах. Как, например, был услышан и оценен опыт Палкинской средней школы.

Президентское внимание

Когда мы вошли в школьные коридоры главной Alma mater района, в школе еще шли уроки, и мы сразу ощутили витающий в этих стенах оптимизм. Не преувеличиваем. Мы еще не знали, что коллектив школы получил за свою работу Президентский грант в миллион рублей.

– Нельзя сказать, что мы совершили что-то удивительное. Школа шла к этому длительное время, – как о чем-то само собой разумеющемся говорит нам заместитель директора школы по учебно-воспитательной работе Светлана Трофимова. – В разных направлениях мы пробовали свои силы и в конце концов осознали, что разноуровневое и профильное обучение на сегодняшний день очень важны. В конце 90-х годов мы начали работать именно по такой программе. Помогли в какой-то мере и эксперименты, которые проводились на федеральном уровне. В предпрофильном обучении нам предлагалось начинать с девятого класса. Мы начали с 8 класса и считаем, что это более оптимальный вариант профилизации и подготовки учащихся. И, конечно, сегодня все эти вопросы нерешаемы без информатизации и компьютеризации обучения. Благодаря всем: и спонсорам, и администрации, было сделано в этом направлении очень многое – кабинет информатики у нас в школе хороший. Но время идет, компьютеры требуют обновления, на что и ушла большая часть президентского миллиона: школа переоснастила свой кабинет информатики.

Результаты учебной деятельности Палкинской средней школы за последние три года, действительно, хорошие: качество знаний в среднем по школе составляет 32-33 процента – для общеобразовательной школы, в которой учатся все дети, это, по мнению специалистов, – неплохой показатель. Выпускников с медалями в этом году было двое, в прошлом году – 8 медалистов. Успешно выступают ученики школы на олимпиадах: на районных – 90 % призовых мест, неплохие результаты и на областных.

Нам все время хотелось выведать секреты успеха у палкинских педагогов, ведь должно быть что-то такое, что притягивает удачу. Когда нас в кабинете директора школы Николая Петровича Богданова напоили чаем с медом, собранным лично директором со своей пасеки, мы решили, что вот оно – зерно успеха, тем более, что и завуч школы разводит пчел и вслед за директором питает коллектив медом. Нам стали понятны и умные глаза старшеклассников на уроке физики, думавшие над сложными формулами. Но когда мы узнали, что урок ведет Заслуженный учитель России Наталья Богданова, кстати, тоже получившая Президентский грант этого года, то все поняли: главный секрет оказался не в меде, этот природный дар лишь способствует созданию теплой и дружеской атмосферы, стимулирует умственную и физическую активность. На первом месте – учительский дар педагогов, ведь из 45 учителей школы – 20 имеют высшую квалификацию. Это очень высокий показатель, отмечающий ежедневный и ежечасный труд преподавателей.

К тому же, школа сегодня – настоящий центр общественной жизни поселка. Она тесно сотрудничает и с детской музыкальной школой, расположенной рядом, в которой, кстати, занимается чуть ли не треть палкинских школьников. И с Домом детского творчества, который работает на базе школы, организуя около 50 кружков для детей. Очень интересна, например, деятельность школьного музея, о которой нам в короткой экскурсии рассказала учитель истории и руководитель музея Галина Ивановна Теличко. Учащиеся школы могут стать полноправными сотрудниками своего музея и заниматься под руководством опытного педагога поиском своих исторических тем, как это сделал ученик 10 класса школы Илья Анисимов, чья исследовательская работа «Судьба, овеянная Андреевским флагом» посвящена моряку со знаменитого крейсера «Варяг», участнику Русско-японской войны Ивану Афанасьеву, проживавшему когда-то недалеко от поселка. После обнародования работы Ильи, у школы сложилась хорошая взаимосвязь с летчиками морской авиации, воинская часть которых базируется в Островском районе. А в ноябре автор с педагогом едут представлять свой труд на Всероссийские чтения.

Более того, успехам своих мужской и женской, детской и взрослой волейбольных команд Палкинский район обязан именно средней школе поселка, ставшей центром всей спортивной работы в районе. Спортсмены-волейболисты, хорошо известные на областном уровне, тренируются в школьном спортзале.

– Это зависит от человека или группы людей-энтузиастов, которые этим видом спорта занимаются, – объясняет нам любовь палкинцев к волейболу Сергей Добродеев, преподаватель физвоспитания в школе и одновременно тренер и лидер волейболистов района. – Если бы я начал заниматься футболом или легкой атлетикой, то, думаю, были бы тоже немалые успехи в этих видах. Нужна настойчивость, терпение, работа в каком-то определенном виде спорта. Волейболом занимаемся давно вместе с моим другом, Олегом Корнеевым, сотрудником милиции, всех агитируем, заинтересовываем, в результате приезжают играть даже ребята из Пскова, которые туда уехали учиться и жить. Вообще, костяк и мужской, и женской сборных команд района – это бывшие выпускники школы.

Все здесь русское

После пребывания в главной школе района, мы решили посмотреть, как живут школы подальше от районного центра, и оказались за 30 километров от Палкино, в селе Качаново. И неожиданно попали на традиционный школьный день бега, застав всех учеников на школьном стадионе. Оказалось, что спорт в этом селе не принуждение, а одно из любимых развлечений ребят.

– Я пятнадцать лет работаю в этой школе, и дети всегда с желанием занимаются физкультурой и спортом, и после уроков остаются, для них это первое развлечение, даже девчонки в футбол играют, – рассказала нам, стоя на финише забегов учащихся с секундомером в руках Юлия Васильева, преподаватель физвоспитания. – Это, учитывая, что у нас и спортзала нет, школьная постройка не предусматривала его наличие, поэтому занимаемся на улице или в актовом зале.

Здание школы, и правда, сразу же выделяется своим внешним видом: очень характерное и долговечное, построенное из камня еще латышами до Великой Отечественной войны, когда эти места временно находились под властью латышской администрации.

– Но привидений и латвийских духов мы не ощущаем – все здесь русское, – улыбается нам заместитель директора школы по учебной работе Елена Анопочкина. – Возможно, в душах у старожилов, которые еще помнят те годы или воспитаны в тех традициях, осталось что-то от латышского характера и норм поведения, в том числе, ведение хозяйства или отношение к окружающей природе.

К сожалению, молодежь уезжает из села – это ни для кого не секрет: сначала учиться, потом и трудоустраиваются в крупных городах, потому что в родных местах им негде работать. Так и в Качанове: кто-то из выпускников вместе со взрослыми заготавливает лес, другие работают грузчиками, собирают в сезон ягоды. А специалисты здесь не нужны. Да и не идет молодежь в сельское хозяйство работать из-за мизерных заработков.

– Обидно за село, за державу в целом, потому что наш район и село не единственные – такие повсюду в России. Аграрная Россия перестает быть аграрной, – продолжает разговор Елена Ивановна Анопочкина. – Для того чтобы в такие села, как наше Качаново, пришла надежда на будущее, здесь надо организовывать рабочие места, хорошие современные производства, где нужны будут грамотные специалисты. Тогда ребята подумают, куда ехать.

– Сегодня в районе, в общей сложности, осталось уже меньше 900 учеников. Если в прошлом году их было 906, то в этом году уже около 800, – открывает страницы с печальной статистикой глава района Геннадий Васильев. – Ребят в районе все меньше и меньше становится. В рамках оптимизации образовательной сети приходится и школы закрывать. В прошлом году закрыли Добряковскую начальную школу, которая работала на базе бывшей восьмилетки. В этом году пришлось закрыть Кудровскую восьмилетнюю школу. Мы прекрасно понимаем, что с этим вопросом надо что-то делать, ведь на всю школу там оставалось 20-25 учеников. Но прежде чем закрывать такие школы, надо, конечно, обеспечить регулярный подвоз школьников. Сегодня приобретаем собственные школьные автобусы, перед началом нынешнего учебного года закупили еще два, чтобы возить детей. Я согласен, оптимизировать систему образования нужно, только надо к селу все же аккуратней подходить, поэтапно. Надо помнить, что вместе с закрытием школы, даже на 25 человек, мы теряем очень многое. Ведь эти школьники и к ветеранам войны и труда ходят, поздравляют их с праздниками… А если мы позакрываем школы, то никакой социальной работы, которую проводили школы с населением, не будет…

Надо отдать должное районным и волостным властям: сельские клубы, Дома культуры, библиотеки – ни один не закрыли, все работают. В Центральной районной больнице подход в работе сотрудников тоже новый: не количество больных в отчете, а качество лечения. Подход правильный, а как все получится – будет видно уже в ближайшее время. Действует в районе и социальный приют для детей на 10 мест, и районный дом-интернат на двадцать мест – бывшая социальная больница в Качанове. Располагается он в старом здании, еще довоенной постройки, районные власти провели здесь капитальный ремонт, и теперь это учреждение передано в областную сеть социальных учреждений.

– К нам поступают жители со всего района, таких учреждений в районе больше нет, рассчитано на 20 мест – столько всегда у нас человек и находится, а люди просятся и просятся, но мест свободных не бывает, – водит нас по кабинетам и комнатам Качановского дома-интерната Екатерина Ивановна Минина. – Работают у нас 19 сотрудников – все местные жители, отношения с волостной администрацией замечательные, всегда решаем любые вопросы.

Земля, политая кровью

Вообще, с традициями и их передачей молодому поколению в районе все в порядке, в этом мы убеждались раз от раза, с кем бы в районе ни встречались.

– Традиционное рукоделие района – вязание варежек и вышивка полотенец, – просветила нас Надежда Кондратьева, руководитель комнаты народного быта и творчества районного Центра досуга. – Многие мастерицы занимались и продолжают заниматься этим, мы собирали выставку их работ, отправляли в Псков. – Мои дети умеют и вязать, и многое из того, что умею сама. Всегда им говорю: мы русские, язык у нас – русский, мы и слушать и прислушиваться должны к своему, к родному.

Не дать разрушиться всему тому, что осталось, и это не только какие-то материальные ценности, но и духовные традиции, память об истории края, воинский подвиг предшествующих поколений наших земляков – таковы жизненные стремления и коллектива учителей, и учащихся Качановской средней школы. Три года назад здесь очень увлекались сбором информации по военной истории края, вместе с ветеранами проложили тропу по памятным местам военных лет, где шли бои за освобождение Качаново от фашистов. Тогда даже многие взрослые удивились, что те места, где сегодня пасут скот, косят траву, собирают грибы и ягоды, оказывается, залиты людской кровью, здесь во время освобождения села погиб целый батальон советских солдат. Теперь ребята регулярно выходят на улицы, идут в дома к старожилам для того, чтобы брать у них интервью, записывать их самих и их рассказы на видеокамеру, чтобы создать специальный видеофонд, в котором будут живые

Псков: Как жил древний город?

У всех городов есть родители-основатели. Санкт-Петербург построил Пётр I, Ярославль — Ярослав Мудрый, а Рим — братья Ромул и Рем. Есть и у Пскова своя матушка. И не кто-нибудь, а сама равноапостольная княгиня Ольга! Да-да, та самая — бабушка Киевского князя Владимира Ясно Солнышко. А дело было так. В незапамятные времена пришли на землю, где нынче Псков стоит, славяне-кривичи.
Стали строить свои поселения. Главным городом у них был Изборск. Но вот однажды…

Три чудесных луча

Проезжала как-то по изборским землям княгиня Ольга. И остановилась на отдых у места, где река Великая сливается с рекой Псковой. А там — высокий мыс. На мысу — нехоженые леса. Место суровое, неприступное, да и день был пасмурный. Но вдруг разошлись ненадолго серые тучи, будто окошко отворилось в небесах, а через него упали на мыс три ярких солнечных луча. Удивительное это было зрелище, можно сказать — знак с Небес. «Три луча — как три Лица Пресвятой Троицы, — подумала тогда княгиня Ольга. И повелела: — Быть на этом месте граду великому и храму во славу Троицы». Сказано — сделано. Прибыли к высокому мысу строители, и вскоре появился на свет новый город

Псков — богатырская застава земли русской. Рос он не по дням, а по часам. Очень быстро перерос город Изборск и стал в этих краях главным. Княгиня Ольга сама установила в нем сначала поклонный крест, а затем распорядилась и о постройке первого — еще пока деревянного — храма во имя Святой Троицы в Пскове. У этого храма была очень необычная судьба: вплоть до XIV века на Руси не будет больше ни одного храма в честь святой Троицы. Ни одного! Когда уже вся Русь была крещена, на ее земле строились храмы во имя Николая Чудотворца, Илии Пророка, Софии Премудрости Божьей, Покрова Пресвятой Богородицы и еще множество других храмов. Но вот во имя Отца, Сына и Святого Духа — во имя Святой Троицы — ни одного. Почему так получилось? Здесь у историков — одни лишь предположения. Первое: построить храм в честь Святой Троицы княгиня Ольга решила после видения трех светоносных лучей. И раз больше таких видений никому не было, то зодчие просто не дерзали снова строить храм во имя Триединого Бога. А второе предположение: раз Бог Един — значит, и храм в Его Имя должен быть только один, и он уже есть — в Пскове.

Тысячу лет назад жила великая княгиня Ольга, но память о ней по сей день хранится на псковской земле. Вот на реке Великой — остров. Он делит реку надвое. Левая протока называется Ольгины Слуды, а правая — Ольгины Ворота. Названы они так в честь матушки Пскова. А еще есть родник — Ольгин ключ. Говорят, умывалась когда-то в нем великая княгиня. В самом Пскове — Ольгинский мост, самый большой в городе. И Ольгинская набережная, где недавно выстроена в честь основательницы Пскова часовня. Да и сам Псков часто называют — Ольгин град!
Все жители Пскова — псковичи — знают: княгиня Ольга — их землячка, родом из села Выбуты. Здесь сейчас стоит памятный камень, а рядом с Выбутами проводятся исторические фестивали «Хельга» — так звали Ольгу на родном ее наречии. На фестивалях всё устроено так, как было во времена княгини. Участники его наряжаются в старинные костюмы, состязаются в стрельбе из лука и шуточных боях «строй на строй», готовят угощения по древним рецептам, поют народные песни.

Кто в Пскове хозяин?

Псков был необычным городом: в нем не было князя. А управляло всеми городскими делами народное собрание, которое называлось — вече. И не в том дело, что псковичи не хотели иметь над собой власти. Нет, просто жители Пскова считали свой город ни много ни мало — домом Пресвятой Троицы, поскольку лишь здесь был на русской земле храм в честь Триединого Бога. Псков для его жителей был домом Божьим. И поэтому они не дозволяли ни одному князю здесь править. Хозяин этой земли один — Бог. Князь же — лишь наемник, воевода, которого приглашают командовать войском. Но народное вече за ним приглядывает и, если что не так пойдет — увольняет. Бывали десятилетия, когда в Пскове вовсе не было князя, а решало все важные вопросы вече. Тут нужно рассказать поподробнее, что же это такое — вече. В те далекие времена в каждом городе правил князь. Когда старый правитель умирал, на княжение садился его сын, потом — сын сына…. Власть князя передавалась по наследству и была так велика, что никто не смел его воле перечить. Так было почти везде, но только не во Пскове. Псков-богатырь сам выбирал себе главу города. Происходило это так: от каждой улицы и окраины на вечевую площадь в Кром (так псковичи называли свой Кремль) направлялся избранный человек, и получалось целое собрание — вече. Все вместе на вече решали важные вопросы: как лучше город укрепить, где мост или церковь построить, кого казнить или помиловать, с кем в союз вступить. Именно вече и выбирало, кого из знатных людей позвать в город на княжение.
Одним из таких приглашенных в Псков князей стал Довмонт-Тимофей. Как воевода, он прославился тем, что на долгие годы освободил Псков от опасности набегов. Сделал он это простым, но очень страшным для врагов способом. Когда вражеское войско подходило к Пскову, Довмонт не просто выходил со своим войском и разбивал неприятеля, но гнал его до того места, откуда вражеское войско вышло, и разорял их город. В итоге главный враг псковичей, Литва заключила со Псковом перемирие на сорок лет. Можно себе представить, какой экономический подъем пережил Псков за эти годы. И неслучайно историк Карамзин, говоря о XIII веке на Руси, выделяет два главных имени — Александр Невский и Довмонт-Тимофей.
Попав во Псков, Довмонт-Тимофей был поражен: маленький клочок земли стоит независимый, не покоренный ни Ордой с Востока, ни рыцарями с Запада. Значит, и вправду это место особенное, и вправду здесь Дом Бога на русской земле! Поэтому все свои бои и походы Довмонт-Тимофей вел только под знаменами Святой Троицы.

Довмонтов город

И вот Довмонт-Тимофей предложил псковский Кремль перестроить и расширить, но не просто так, а исходя из особого замысла и символики.
Что же представлял из себя Кремль к тому моменту? На холме в месте слияния рек Великой и Псковы стоял храм. Сзади его защищала река, а спереди он был обнесен полукруг­лой стеной в форме дуги, от одного берега до другого. В этой стене и был вход в Кремль. Перед храмом располагалась площадь, на которой собиралось вече. А с другой стороны стены сразу начинался город, там жили люди, там же располагался и городской торг.
Что же предложил Довмонт-Тимофей? Он придумал отодвинуть городские поселения чуть-чуть дальше от кремлевской стены, чтобы построить еще одну внешнюю стену, так называемое второе кольцо. И если внутри первой стены — на вечевой площади у храма — собирается вече как законодательная власть, то между первой и второй стенами должна была заседать власть исполнительная. Пространство между первой и второй стенами стали называть Довмонтовым городом.
В те времена город Псков был поделен на шесть концов-районов, а вся остальная Псковская область — еще на 12 концов-районов. Князь Довмонт-Тимофей предложил, чтобы все эти 18 псковских концов были представлены в Кремле, на территории Довмонтова города, и чтобы представительством каждого конца стал… храм. Так в Кремле появилось шесть соборов — по одному от каждого конца города. Но вот у районов области не было столько денег чтобы построить в Кремле целый храм-представительство. И тогда им разрешили к уже существующему храму пристроить свой придел. Так в соборах Кремля появились 18 престолов, представлявших 18 районов города и области. В каждом из них велась летопись и хранилась печать своего района, заключались торговые договора и совершались прочие важные государственные дела.

Как Рим и Париж!

У Пскова на гербе нарисован барс. Почему так? Ведь во псковских лесах барсы не водятся. А просто псковичи такие же храбрые, как этот зверь. Много врагов они побили. Кто только не приходил с огнем и мечом на их земли! И немудрено: Псков был одним из самых богатых и огромных городов Европы. До того поражал иностранцев, что его сравнивали с Парижем и Римом. А один немецкий летописец шестьсот лет назад записал: «В Германии нет города, равного Пскову». Псков даже собственные монеты чеканил: с одной стороны — князь Довмонт, покровитель города, а с другой — барс. А ведь в ту пору только три русских города, кроме Пскова, имели свои монеты — Новгород, Тверь и Москва!
Вот почему очень многим хотелось Псковом завладеть. Приходилось псковичам обороняться, прогонять захватчиков. И так часто случались на их город набеги, что даже поговорка родилась: «Год воюем, год горим, год торгуем». Наравне с мужчинами свой город защищали и женщины. Поэтому Псков был единственным русским городом, где в прежние времена можно было встретить женщин, одетых в мужское платье: в мужской одежде воевать удобней.

Попали в захаб

Белые стены Крома толстые-претолстые. Такие, что по ним, запросто могли бы машины ездить, как по дороге. А еще — башни мощные, с узкими окошками-бойницами, через которые во все стороны стрелять можно.
Внутри Крома никогда никто не жил. Здесь даже княжеских палат не было. Построен он только для обороны от врагов. В специальных закромах — клетях — тут хранился большой запас продуктов и оружия, чтобы защитники города могли выдержать долгую осаду. Запас этот в мирное время был неприкосновенным и охранялся специальными собаками — «кромскими псами». Кража из клетей считалась страшным преступлением. Немного позже, когда вместо луков и стрел стали пользоваться ружьями, на Крому был построен пороховой склад.

Но и это не всё! На случай, если враги одолеют ворота, устроена в псковской крепости ловушка — захаб. Слово «захаб» происходит от древнерусского «охабень», что означает — «рукав». И действительно, этот длинный узкий коридор напоминает рукав. На входе в него — подъемный мост, а на выходе — еще одни ворота, прочные и надежные. Но дойти до них мало кому из врагов удавалось. Запустив неприятеля в ловушку, псковичи поднимали мост на металлических цепях, а на головы врага бросали бревна и камни, лили кипяток и кипящую смолу. Назад им было не уйти, и увернуться в узком коридоре — некуда. А не ходите с мечом на Русь!

Церковь-крепость

Церкви во Пскове необычные — узенькие окошечки, стены толстые и в каждой церкви — кладовые для провизии. А дело тут вот в чем. Когда враг подходил к городу, мужчины и женщины вооружались и, если не могли удержать городскую стену, уходили в храм. И становился каждый храм — крепостью. А было церквей в городе множество, все они были каменные, толстенные и выдержать могли долгую осаду, потому что внутри имели припасы для осажденных, и воду, и еду.
Сила духа и христианская вера псковичей могли творить чудеса. Однажды польский король Баторий осадил Псков. Когда он подошел к его стенам, то в восхищении сказал: «Кроме Парижа ничего подобного я не видел по размеру и красоте. Дай нам Бог взять этот город». Жители Пскова храбро защищались, но наконец истощились у них последние силы. И тогда они решили устроить крестный ход с иконой Богородицы по улице, которая вела к городской стене, на которую с особой яростью нападали враги. Они не знали, что поляки тайком прокопали к этой стене подземный ход и заложили под неё порох. В тот самый момент, когда крестный ход почти вышел к самой стене, раздался страшный взрыв, стену разметало, и польские солдаты с криками ворвались в город. Но столкнулись они не с воинами, а с крестным ходом, впереди которого несли икону Богородицы. И вдруг увидели, что это не икона, а сама Богородица явилась перед ними и требует, чтобы они убрались прочь из города. И хотя силы были неравные, поляки развернулись и в панике побежали прочь. Больше они Псков не штурмовали. Пытались взять город измором, но идти на его штурм отказывались, говоря, что Богородица им этого не велит.

И на нашей улице праздник!

Из-за частых нападений на город псковичи были очень осторожны и не пускали к себе кого попало. Сначала хорошенько выясняли: кто таков, откуда путь держит да зачем в Псков прибыл. Зато званых гостей встречали с радостью, широко открывали ворота, и въезжали почетные гости в Псков по улице, которая так и называлась — Званица.
Вообще же улицы во Пскове назывались по имени святого, в честь которого на этой улице был построен храм. А праздник этого святого отмечали сообща. И когда наступали эти именины, то после церковной службы прямо на улицу выставляли столы, и начинался праздник. И обязательно созывали на этот праздник жителей с соседних улиц.
Вот, например, в Ильин день, вернувшись из церкви, собирались жители Ильинской улицы за общим столом. Каждый нес, что мог: один — пироги, другой — квас, третий — мед, четвертый — кашу или репу. И начинался пир горой! И когда нравилось угощение соседям особенно сильно, когда с белой завистью они глядели на то, как их соседи потчуют и как у них все получается, тогда они говорили хозяевам: погодите, будет и на нашей улице праздник, ужо приходите тогда к нам. И каждый перед другим пытался прославиться своим гостеприимством и умением праздновать. «Будет и на нашей улице праздник» — так многие и сегодня говорят, присказка эта всем известна. Но вот придумали ее именно во Пскове.

Елга под моросичкой

Псковичи на выдумку горазды. И всё-то они делали по-своему, не как другие. И строили по-своему, и управляли городом, и иконы писали в собственных традициях. Даже разговаривали по-своему. По-русски, конечно, но с особенностями. Например, мы сейчас говорим: «Пойду за грибами». А в Пскове сказали бы: «Пойду к грибам». Словно в гости. Были у псковичей и вовсе необыкновенные слова: не суп, а похлебуха; не ель, а елга; не мелкий дождь, а моросичка.
А еще — вольнолюбивый народ псковичи, ни перед кем головы не склоняли. И будь перед ними хоть боярин знатный, хоть богатый купец, шапок не снимали. Из-за этого обычая жители других городов считали, будто псковичи слишком важничают. Но те возражали: «Мы снимаем шапки лишь перед святыми». Это значило — в храме, перед святыми иконами.

От горшков до колоколов

Торговая площадь — торг — в Пскове занимала огромное место. Там было почти две тысячи лавок, клетей, амбаров и чуланов! Псковичи удивляли приезжих тем, что никогда не торговались и не старались обмануть покупателя ради своей выгоды.
На прилавках торга раскладывали свои изделия и псковские ремесленники. Очень нравились иноземным гостям их удивительные изразцы — глиняные квадратики для облицовки печей, вроде современной кафельной плитки. Конечно, изразцы делали и в других городах, но во Пскове они получались красивее всех — с выпуклыми сказочными птицами, гибкими барсами и китоврасами — мифическими существами, похожими на кентавров. Изготавливали умельцы-гончары и глиняную посуду по особенной технологии. Брали сделанный на гончарном круге горшок, сушили, обжигали, как обычно, а потом клали в чан с опилками и коптили. Горшок становился тёмным, чёрно-коричневого цвета. После этого его вынимали и чистили до блеска — лощили. Такая посуда называлась чёрнолощеная керамика.
А псковички-рукодельницы вязали такие красивые рукавички, что и в наше время они ценятся! На знаменитых псковских варежках узоры необычайные, самобытные. И птицы на них порхают, и цветы цветут, и сплетаются крестики с ромбиками, как нигде больше. Сейчас даже в музеях устраивают выставки псковских варежек.
Но особенно знамениты были мастера-литейщики из Пскова. Во все города Руси приглашали их лить колокола для церквей! Один из колоколов, отлитых на Псковщине, и сейчас звонит в Московском Кремле, в колокольне Ивана Великого. Голоса псковских колоколов звучные, долгие, а их убранство очень красиво — с орнаментом из вьющихся стеблей, фигурок животных, людей, с двуглавыми орлами, виноградными лозами, витыми шнурами, с высокой короной. Короной у колокола называется переплетение колец, за которые его подвешивают на звоннице. Главным колоколом во Пскове был вечевой, собиравший людей на вече.

Дом Святой Троицы

Главный храм Пскова, конечно, — Свято-Троицкий собор.
Высокий, пятиглавый, выстроенный из белоснежных известковых плит, Свято-Троицкий собор всегда был и до сих пор остается сердцем города. И вече собиралось у его стен, и защитники Пскова шли на смертный бой после молитвы в соборе. Перед битвой псковские воины бросали клич: «Постоим, братья, за Дом Святой Троицы!» В соборе хранились самые важные документы, летописи и городская казна. Здесь же висели боевые мечи двух святых князей — Всеволода и Довмонта. На тяжелом двуручном мече Всеволода выковано: «Чести моей никому не отдам». Эти слова стали девизом Пскова — Дома Пресвятой Троицы. Вольнолюбивого и прекрасного города, в котором жители снимали шапки лишь перед святыми иконами.

Рисунки Екатерины Гавриловой
Благодарим за консультации автора
детской книжной серии «Настя и Никита» Ольгу Велейко

Добро пожаловать в Скобаристан. Чем заняться во Пскове и окрестностях

Псковская область отличается от всех остальных регионов европейской части России тем, что граничит сразу с тремя государствами — Эстонией, Латвией и Беларусью. Если в регион и заезжают москвичи и петербуржцы, то обычно именно по пути в одну из этих стран. И зря — Псков стоит того, чтоб побывать в нем основательно, а не проездом.

Из Москвы туда ходит ночной поезд (в нем почему-то постоянно встречаются батюшки и десантники), из Питера — скоростная «Ласточка» и автобусы. Билет из Москвы стоит не дороже двух тысяч, из Питера — одной. Еще во Псков летают раздолбанные советские самолеты местной авиакомпании, прибывающие в не менее раздолбанный и советский аэропорт Кресты. По цене это удовольствие сравнимо с поездом.

Первое, что вы заметите, попав в центр Пскова, — обилие церквей. Их упоминает в своих треках даже местный рэпер Сеньор Август, обычно читающий о заниженных тазах и дворовой романтике.

Когда-то давно Псков был не провинциальным городком, а столицей средневековой республики. От былого величия сохранилось всего два элемента — кремль и древние церкви, которые можно увидеть даже во дворах хрущевок.

Псковские церкви, кстати, отличаются от церквей в других регионах — историки и искусствоведы выделяют особый псковский стиль, а все остальные просто замечают, что они черно-белые и без лишнего декора.

География Пскова построена вокруг воды: здесь много речек и ручьев, и районы названы именно по ним. Точка отсчета — центр, река Великая отделяет от него Завеличье, река Пскова — Запсковье, за ручьем Мирожка находится Заручевье и т. д.

Самая уютная часть города — тихие старые улочки между центральным Октябрьским проспектом и набережной Великой, где купеческие особняки перемежаются деревянными бараками, элитными коттеджами и, конечно, вездесущими черно-белыми церквями.

Этот район — как, в общем-то, и весь Псков — населяют скобари. Это местное название жителей города и области, в последние годы превращающееся в бренд.

Около кремля работает сувенирная лавка «Скобарь», в одном из городских парков собирательно-абстрактному скобарю поставили памятник, в честь скобарей называют спортивные команды, журналы и многое другое.

Любопытно, что в старых словарях это слово встречается в значении «грубый, неотесанный человек». Одни местные об этом не знают, другие знают и обижаются — гордость скобарей задевать не стоит, это почти как с чеченцами. Без шуток, существуют люди, которые считают жителей Псковской области отдельным народом или по крайней мере субэтносом. Меня, выросшего в Гдовском районе этого региона, один питерский бомж псковского происхождения обнимал, крича: «Да мы с тобой братья, этнично скобари, понимаешь!»

Настоящий скобарь должен владеть псковским говорком — про него даже написали песню, в которой содержатся такие куплеты:

«Телявизер надоевши, / К ночи ажно обомлевши. / Зря ты хаешь еты яшык, / Ён тобе споё и спляше. / Нонче в кажным ён дому, / Мы прывыкшие к яму».

Конечно, в городе так почти никто не разговаривает (хотя отдельные старики встречаются), но в областных деревнях диалекты живут и здравствуют.

Скобарям и их родине, нежно называемой солнечным Скобаристаном, посвящен по-прекрасному шизофреничный клип Доктора Германа и его маленькой дочери, выступающей под псевдонимом MC Gerda.

Познакомиться с дружелюбными и не очень скобарями поближе можно в одном из многочисленных спальных районов города. Самыми лютыми гопниками известны окраинные Кресты, Овсище и Любятово, где производят одноименные кукурузные хлопья. Эти районы воспеты местной группой «Хуй на блюде» и прославлены мемами в городских пабликах с содержанием вроде «Не ходите дети в Овсище гулять, там живет ужасный Идисюдаблядь».

Есть в городе и более приятные места, чем панельные микрорайоны, но сначала надо упомянуть главную гордость и достопримечательность окраинного Пскова — первый и пока единственный в городе «Макдоналдс». Построили его почему-то не в центре, как это обычно бывает в областных городах, а посреди огромной парковки в унылом советском районе.

Известен псковский «Мак» тем, что один из депутатов местной думы заложил в его фундамент подкову «на счастье», — теперь его называют фьюжном западной и руссо-крестьянской культур.

Помимо вышеупомянутого «Мака», где постоянно ошивается чуть ли не половина псковских подростков, городская жизнь в основном протекает на Октябрьском проспекте, соединяющем вокзал с кремлем и главной площадью города — Ленина. Здесь находится круглосуточный KFC со школьниками и бомжами, уютное Traveler’s Coffee и ресторан, встроенный в крепостную стену.

Среди заведений разной степени приятности на Октябрьском стоит несколько красивых модерновых домов. Один из них (на фото ниже) — еще одна неочевидная гордость псковчией — единственный в городе дом с двором-колодцем, который построил местный купец, чтобы было как в Питере.

Поесть и выпить кофе можно и на соседней Советской, одной из самых красивых улиц Пскова: здесь находятся городское кафе «Компот» и уютная кофейня Coffee Break, а рядом, почти в самом кремле, хипстерский Mojo Bar. Кстати, в большинстве псковских заведений можно вкусно и сытно поесть за 200–300 рублей, и даже самые дорогие места заметно дешевле своих московских аналогов.

Цены на ночлег тоже радуют: койку в неплохом хостеле можно найти за 400, а отдельная квартира в центре обойдется примерно в 1000 рублей в сутки.

На той же Советской находится церковь Михаила и Гавриила Архангелов с Городца (тоже черно-белая), где обитает легендарный священник, рассказывающий прихожанам и туристам, что люди делятся на «породистых» и «дворняжек».

Принадлежность к одной из этих групп определяется интенсивностью половой жизни, курением и употреблением спиртного. Да, он может спросить вас об этих деталях вашей биографии.

В центре Пскова, а особенно в Запсковье, довольно много заброшек, по которым лазают и местные, и туристы. Обычно это безопасно и бывает довольно интересно: некоторым из них больше ста лет, и там встречаются детали старого быта. В этом же районе почему-то особенно много надписей на стенах. Вообще, во Пскове их любят, им даже посвящен целый паблик.

Если после прогулок по псковским улицам и дворам и общения с батюшками и опасными скобарями у вас останется пара свободных дней, есть смысл выехать из города в область, в которой тоже много красивого и интересного. Довольно очевидные туристические направления — Изборск со средневековой крепостью (как будто вам не хватило псковского кремля), Печоры с монастырем, Пушкинские Горы с Пушкиным.

В районе Печор и Изборска проживает единственный коренной народ области (если не считать скобарей) — сето. Их называют православными эстонцами, но они на это обижаются и эстонцами считаться не хотят.

У них есть свой музей, в котором водит жутко интересные экскурсии местная жительница по имени Малле. Она выросла в глухих псковских лесах и до шести лет не говорила по-русски, а теперь печет классные сетоские пироги и угощает ими немногочисленных гостей музея.

Какая-никакая историческая архитектура и очередная крепость в сочетании с необъяснимым провинциальным уютом сохранились в райцентре Гдове, который находится недалеко от Чудского озера, похожего на море. Там же есть классная советская столовка с аутентичным дизайном из семидесятых и божественным судаком в кляре.

Еще можно съездить в Новоржев — фантастически депрессивный городок, население которого вымирает быстрее, чем где-либо еще в России. Вообще, про Псковскую область часто пишут, что там всё плохо, грустно и бедно.

Скобари в очередной раз обижаются и недоумевают: на самом деле, Псковщина ничем не хуже других регионов, а чем-то и лучше. Прибалтийско-таежная природа, древнерусская архитектура, очень низкие цены и дружелюбные обитатели с запутанной идентичностью придают западной окраине России особый и неповторимый шарм.

Читайте так же:

  • Мимика лица как называется Синонимы к слову «мимика» (а также близкие по смыслу слова и выражения) Делаем Карту слов лучше вместе Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать […]
  • Как называется китайский корабль Сделано в Китае: первый ракетный крейсер вышел в море В КНР начались заводские ходовые испытания головного корабля проекта 055. Китай классифицирует его как «эсминец 10000-тонного […]
  • Как называется рвота после еды Почему тошнит после еды? Причины и лечение Многие задаются вопросом: "Почему тошнит после еды причины и каковы дополнительные симптомы заболеваний, вызывающих тошноту?". Ответы на эти […]
  • Как называется шарик для тенниса Теннисные мячи. Виды и устройство. Как выбрать и особенности Человеку, не знакомому со спортом, в частности – с теннисом, кажется, что все мячи одинаковые. Но стоит только взять у руки […]
  • Макароны ракушки как называются Конкильони (большие ракушки) Конкильони (Conchiglioni) - паста, напоминающая по форме большие ракушки. В переводе с итальянского "раковина моллюска". Их можно фаршировать и готовить с […]
  • Как называется жилище казака на кубани Как называется жилище казака на кубани Тема: «Традиционное жилище народов Кубани» Учитель: Ярославцева Светлана Дмитриевна Цель: познакомить учащихся с традиционной постройкой жилья […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *