Наука вера суеверия

Наука, вера и суеверия

Гносеология как философское учение о возможностях и путях познания бытия человеком. Наука как деятельность человека по выработке, систематизации и проверке знаний. Проблема взаимоотношений знания и веры. Гносеология как философское учение о возможностях и

Подобные документы

Определение структуры философского знания: диалектика, эстетика, познание, этика, философия культуры, права и социальная, философская антропология, аксиология (учение о ценностях), гносеология (наука о познании), онтология (первоначало всего сущего).

контрольная работа, добавлен 10.06.2010

Эволюция философского мировоззрения. Философия как учение об общих принципах бытия, познания и отношений человека и мира. Типологизация форм политического устройства общества. Специфика философско-антропологического знания. Вопрос «смысла жизни».

контрольная работа, добавлен 30.09.2020

Гносеология как наука о познании, этапы ее становления и развития, место в системе философских наук, предмет и методы изучения. Сущность познания как вида деятельности человека, его функции и значение. Направления движения познавательного процесса.

контрольная работа, добавлен 22.11.2009

Изучение предмета и задач гносеологии или теории познания — раздела философского знания, в котором рассматриваются вопросы сущности познавательной деятельности человека. Проблема познания и истины. Проблема рациональности в философии и науке. Сциентизм.

презентация, добавлен 05.12.2020

Аристотель — первый мыслитель, создавший всестороннюю систему философии, охватившую все сферы человеческого развития. Положения философского учения Аристотеля. Учение о четырех причинах. Теория познания и логика. Этические взгляды, учение о добродетелях.

реферат, добавлен 14.05.2020

«Живое созерцание» или чувственное познание, его особенности, формы и роль в процессе познания. Роль чувственного отражения действительности в обеспечении всего человеческого познания. Абстрактно-мысленное постижение мира, его формы и роль в познании.

контрольная работа, добавлен 08.12.2010

Философское учение Аристотеля. Учение о четырёх причинах и первоначалах всего сущего: материи, форме, цели и действующей причине. Основные черты научного знания: доказательность, способность объяснения, сочетание единства со степенями подчинения.

презентация, добавлен 24.11.2020

Гносеология как раздел философии. Познавательное отношение человека к миру как предмет философского анализа. Диалектика чувственного и рационального уровня познания. Проблема истины в философии, ее свойства и критерии. Сущность и значение интуиции.

реферат, добавлен 12.08.2020

Знание и вера — понятия, отражающие основу взаимоотношений мира и человека. Вера как информация, истинность которой принята нами на слово. Разновидности веры. Религия — форма общественного сознания. Становление проблемы знания. Соотношение веры и знания.

контрольная работа, добавлен 04.02.2020

Наука как объект философского исследования. Типология философских и методологических проблем науки, их возникновение и пути разрешения. Способ включения научного поиска в социокультурный контекст. Самосознание ученого. Многообразие путей и форм познания.

Почему современный человек не может избавиться от власти суеверий

Мы давно живем в эпоху высоких технологий и рационального мышления, но почему даже самые продвинутые из нас при виде черной кошки, перебежавшей дорогу, стыдливо сплевывают через плечо, а вернувшись домой за забытой вещью, обязательно смотрятся в зеркало и опять-таки сплевывают? Почему мы впадаем в панику, когда гаснет церковная свеча, и истерично требуем убрать только что допитую бутылку со стола? Что с нами не так? Под занавес уходящего года «Профиль» решил разобраться с тем, как и почему срабатывает механизм примет и суеверий, от которых нас не спасает ни образование, ни наука, ни религия.

Физика и страх

Для начала стоит разделить понятия – приметы не имеют никакого отношения к суевериям. Приметы всегда связаны только с погодой и ее прогнозированием, и, как правило, они объективны. Люди наблюдают за погодными явлениями не одну сотню лет и устанавливают опытным путем причинно-следственные связи.

С суевериями посложнее. Эзотерик Белла Вальдман попыталась дать наиболее приближенное к сути определение: «Суеверия – это химические и физические процессы, существующие в пространстве и материи уже сотни лет, умноженные на наш страх. Чаще всего суеверия возникают в том случае, когда есть непонимание ситуации и совпадение».

Разберем на примере с черной кошкой. Пробежала черная кошка, и затем у конкретного человека случилась беда, потом то же случилось у второго, третьего человека… Соответственно выстроилась случайная цепь событий, объясняющая несчастье, в результате появилось суеверие о черной кошке. При этом родилось не только суеверие, но и «обходной маневр» к нему: сменить маршрут, если кошка уже перебежала дорогу.

Заведующая сектором нематериального культурного наследия, кандидат филологических наук Варвара Добровольская отметила, что это может и не быть цепью событий – это может быть «построение, основанное на неких представлениях о мире».

Так или иначе, это мышление стереотипами: человек мыслит и защищает себя от чего-то, что не может объяснить. «Это идет с тех пор, когда люди были минимально образованны и все объясняли наличием нечистой силы, воздействием других сил и всем тем, что в конечном итоге приводило к объяснению – лучше не думать, откуда это взялось, а просто прогнать эту нечисть от себя», – отметила эзотерик.

У самых истоков

Многие считают, что существующие сегодня в России суеверия берут начало во времена язычества, однако это не совсем так. «Суеверия – продукт определенного периода развития культуры, и они появились достаточно давно. Они начали формироваться еще на том этапе, который можно охарактеризовать как синкретический. Это было время развития первобытной культуры, когда еще не было дифференцированного разделения на самостоятельные сферы деятельности: не было искусства, религии, науки, была синкретическая форма знания, которую сейчас мы определяем как миф», – подчеркнул доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин факультета социальных и экономических наук РАНХиГС Игорь Загарин.

В целом процессы, связанные с появлением суеверий, очень сложно отследить – подлинной истории суеверий никто не писал, не наблюдал, не отслеживал и в летописях не отражал. Первая в России книга, описывающая суеверия, появилась лишь в 1786 году – «Абевега русских суеверий, идолопоклоннических жертвоприношений, свадебных простонародных обрядов, колдовства, шаманства и прочего», написанная русским издателем, писателем, историком Михаилом Чулковым. Автор записал все суеверные представления, которые существовали на Руси.

Но самые подробные описания можно найти в письмах священников, где они пишут, что у их прихожан есть такое или иное суеверие, отметила Варвара Добровольская. Священники вообще одни из лучших собирателей фольклора. Они вели записи суеверий своих прихожан, поскольку, в отличие от многих, понимали, что это не вера, и пытались как-то с этим бороться.

«Швырнули шапку, плюнули через плечо – это установочные действия, сделав которые, человек верит, что совершил противодействие суеверию и «защита» начала работать. Это работает, как эффект плацебо». Фото: Shutterstock/Fotodom

Недостаточно верующие

Борьба с языческими идолами и суевериями (которые существовали параллельно, не противореча друг другу) на Руси началась после крещения в 988 году. «Когда в 988 году князь Владимир загнал киевлян в Днепр, это не означало, что они вошли в воду язычниками, а вышли добрыми христианами. Это был не единовременный акт, а очень длительный процесс. Поначалу люди днем ходили в храм, а по вечерам бегали на поляны и предавались языческим формам разврата. Кстати, термин «язычество» церковный. Более политкорректная форма – политеизм (многобожие)», – отметил Игорь Загарин.

То же и с суевериями. Тогда одним из методов борьбы, по словам Загарина, была попытка церкви ассимилировать суеверия, потому что это был способ воздействия на население. Например, до начала XX века в ряде губерний существовал обычай – перед началом посевной катали попа по полю со словами «уродись сноп толстый, как поп», что действительно напоминает ярко выраженные языческие формы.

И сегодня существует целая масса «церковных суеверий». Вот один из ярких примеров. «Пришла ко мне как-то на приход женщина с сосной и говорит: «Батюшка, можно ли мне посадить тут сосну?» Я спрашиваю: «А зачем?» Этот вопрос никому не нравится. И тут оказывается, что сосну она взяла где-то рядом с могилой своего папы, взяла землю с этой могилы, принесла мне в храм, чтобы посадить на территории храма дерево и земельку посыпать к корням. Цель – забрать всю негативную энергию с могилы папы», – рассказал один случай настоятель Крестовоздвиженского храма села Сокольниково Московской области священник Евгений. История закончилась тем, что женщина обращалась к нему с этим вопросом еще три раза, но все время получала предложение обсудить это позднее, а затем перестала приходить.

На вопрос, что он чувствует, когда видит подобные проявления, священник Евгений ответил, что «чисто по-человечески огорчается» и испытывает досаду: «Я не дал посадить ту сосну. Мне не жалко, но я не могу поощрять эти неправильные действия». Грубо говоря, сегодня церковь тоже борется с суевериями, но другими методами. «Я молюсь за них: «Господи, помоги им понять. Была допущена ошибка». По возможности пресекать нужно. Но не нужно осуждать», – отметил он.

С точки зрения православия суеверия – олицетворение дьявола, жаждущего сбить человека с толку, оборотная сторона истинной веры. «Что такое истинная вера? Это вера в Иисуса Христа, – говорит священник Евгений. – И Христос сказал на случаи суеверий: ни один волос не упадет с головы вашей без воли Отца вашего небесного. Верующий человек должен верить: всё, что с ним происходит, происходит по воле Бога, а неверующий или недостаточно верующий – ему нужно объяснение. Какие-то начинает факты собирать: про черную кошку, про три раза плюнуть через плечо».

Откуда в нас это?

Потребность в объяснении миро-устройства – одна из главных причин веры в суеверия. По мнению ведущего научного сотрудника Института социологии ФНИСЦ РАН Игоря Кузнецова, вера в суеверия – это еще и стремление к определенности: «Нам психологически очень не хватает определенности в планировании поступков. Чтобы хоть как-то упорядочить свою жизнь, мы вводим какие-то приметы, ритуальные действия, которые, по крайней мере, успокаивают нашу психику».

При этом Кузнецов подчеркнул, что религия не может заместить функцию управления повседневностью, в чем так нуждается человек. «Религия направлена на спасение души, а не на потребность человека в управлении текущей ситуацией. Нельзя отменить потребность управлять ситуацией», – обозначил он.

Психолог, руководитель мастерской позитивных изменений при Институте консультативной психологии (ISON), специалист в области системно-феноменологического подхода Кирилл Светицкий определил еще несколько причин:

1. Человек может быть инфантильным, с потребностью окружать себя мифами и сказками.

2. Он растет в семье с суеверными родителями. Если в семье были склонны к суевериям, то он может быть и взрослым, и умным, и хорошо образованным, но он все равно будет плевать через левое плечо, потому что так делали его родители, которых он любит. Если человек от всего этого свободен, то у него этих эксцессов не будет.

3. Некоторые могут «защищать» себя от суеверия «на всякий случай».

4. Вера в суеверия – это попытка снять с себя ответственность за происходящее.

5. Человеку не хватает образования, которое может давать ему те самые необходимые ориентиры в жизни.

Однако вовсе не обязательно, что человек не будет склонным и вере в потустороннее, даже если у него есть красный диплом МГУ или сертификат MBА. «Конечно, можно говорить о связи между образованностью и верой в суеверия. Но человек может быть очень хорошо образован, при этом его образование может быть односторонним», – отметил психолог.

У эзотерика на этот счет другое мнение. По словам Вальдман, нет никакой зависимости между образованностью и суеверностью. Все дело в генетической памяти (нейробиологический термин, который означает гипотетическую совокупность наследственных реакций, передаваемых субъекту через поколение посредством генов). «Я знаю множество людей с блестящим образованием, которые точно так же плюют через плечо, пропускают похороны впереди себя, гонят бабу с пустым ведром», – обратила внимание она.

По словам Загарина, в суеверия склонны верить и крупные политические деятели. Иногда удивляет, что образованный человек, занимающий высокое положение в обществе, реагирует, к примеру, на черную кошку, но это вполне распространенная практика. «Это рецидив мифологического мышления», – обозначил он.

Другим людям достаточно простой констатации факта: денег нет, потому что в доме свистели. «Вас интересует, как зажигается лампочка в доме? Или вы уже знаете всё про строение электрической цепи? Вы просто зажигаете лампочку. Большинство людей довольствуются простой констатацией факта, что тогда, что сейчас», – отметила Добровольская.

При этом многие эксперты сходятся во мнении – суеверия так или иначе работают.

Шведы верят в магию букв на канализационных люках. Фото: Shutterstock/Fotodom

По принципу рулетки

С православной точки зрения, которую озвучил священник Евгений, люди верят в суеверия потому, что иногда они работают, но «на каком-то этапе – как приманка в мышеловке». По мнению Игоря Загарина, суеверия работают «по принципу рулетки» – вероятность того, что это произойдет, минимальна, но иногда это происходит. «Много ли известно случаев, когда прибитая подкова приносит удачу?» – задается вопросом Загарин.

«Я вам могу процитировать датского физика Нильса Бора, которого спросили, почему у него на дверях в лаборатории висит подкова. Неужели он верит в суеверия? Он сказал, что, конечно, он, как человек просвещенный, в суеверия не верит, но подкова помогает даже тем, кто не верит в суеверия», – поддержала мнение Загарина Варвара Добровольская.

По ее мнению, к суевериям вообще неприменимо разделение на работают/не работают: «Я знаю, что если черная кошка мне перебежит дорогу, то у меня не заладится весь день. Это совершенно не значит, что он каждый раз не заладится. Это вообще не значит, что день может не заладиться. В данном случае это некий прием объяснения мироустройства. Про суеверия нельзя говорить, что они работают или не работают. Просто есть люди, считающие, что суеверия работают, а другие полагают, что не работают. Вторых сейчас меньше».

Как считает Белла Вальдман, суеверия работают только лишь потому, что человек искренне верит в свои собственные убеждения. «Швырнули шапку, плюнули через плечо – это установочные действия, сделав которые, человек верит, что он совершил некое противодействие суеверию и «защита» начала работать. Это работает, как эффект плацебо. Человеку вообще свойственно мыслить догмами, то есть процессами самовнушения», – обратила внимание Вальдман.

И наоборот, если человек искренне убежден в том, что черная кошка принесет ему тот или иной вред, если он не совершит акт «защиты», то это обязательно произойдет с гораздо большей вероятностью, чем если бы он об этом не думал. То есть в этом случае человек целеориентирован и запрограммирован на осуществление события. Как обратил внимание Светицкий, о мысленной ориентированности на какое-то событие, которое, вероятно, должно произойти, писал в своей теории функциональных систем советский физиолог, академик АМН СССР и АН СССР, лауреат Ленинской премии Петр Анохин. «Вот так работает функциональная система, если человек верит в событие, никак не связанное с черной кошкой, то он, возможно, споткнется», – отметил Светицкий.

В то же время у многих суеверий, в том числе «церковных», есть достаточно рациональное объяснение.

«Почему у меня свечка черным закоптила? Некачественная свечка, как правило. Если потухла, то виноват сквозняк и опять-таки некачественная свечка», – объяснил суеверие о потухшей свече священник Евгений.

Жители Руанды боятся есть козье мясо. Фото: Wayne HUTCHINSON/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Место определяет заблуждение

Многие путешественники давно заметили, что в разных странах работают разные приметы и суеверия. К примеру, в России по большей части, по словам Вальдман, суеверия связаны с едой: нельзя соль просыпать, нельзя крошки выкидывать, нельзя последний кусок оставлять. «Наша Россия вечно сырая, вечно холодная, вечно зимняя, с урожаем раз в год, всегда голодала. Если мы берем во внимание ту же Европу, Азию, где по три раза в год урожай, у них вообще нет суеверий, связанных с едой», – говорит эзотерик.

То есть место жительства определяет, какие будут суеверия. «Традиционная культура в высшей степени локальна. Для данного конкретного участка существует некая система песен, сказок, примет, суеверий», – отметила Добровольская.

Причем с этнографической точки зрения суеверия определяют «правила» в обществе. «Суеверия – это система поведенческих нормативов. С точки зрения этнографии суеверия диктуют правила поведения в обществе. Другое дело, на чем основаны поведенческие нормативы. Они могут иметь реальную подоплеку или мифологическую, но это поведенческий норматив», – определила она.

При этом приметы и суеверия различаются не только между Россией и Европой или США, но и на территории нашей страны. «Вот вам погодная примета. На Евдокию мученицу, то есть на 1 марта, снег начинает таять. А вот в Белгородской области он на Евдокию мученицу, скорее всего, уже растаял, в Центральной России может быть оттепель, а может и не быть, а в Сибири в это время снег лежит, не шелохнется. Фольклорная традиция очень локальна. Она ограничена определенным пространством и временем», – подчеркнула заведующая сектором нематериального культурного наследия. Именно поэтому российские суеверия «не работают» в других странах и наоборот.

Каждой стране присущи свои собственные суеверия, которые формировались на протяжении сотен или даже тысяч лет на конкретном участке нашей планеты под воздействием культуры, погоды, особенностей быта.

Разберем несколько примеров суеверий разных стран. В США, преимущественно в штате Невада, местные жители, в особенности коренные американцы, прячутся в погреб, когда видят летающих в небе огромных ястребов и других птиц. Они знают – раз птицы высоко, то вскоре нужно ждать песчаной бури. Но это относится, скорее, к области погодных примет, которые, как правило, всегда объективны и «сбываются».

В Бразилии люди стараются не ронять кошельки и бумажники на землю. Бразильцы верят, что, если уронить эти предметы, то человека ждут серьезные финансовые проблемы якобы из-за проявленного к деньгам пренебрежительного и легкомысленного отношения. Откуда это пошло, сказать сложно, но ронять кошельки боятся не только в Бразилии, а вообще во многих других странах Латинской Америки и на Филиппинах.

В Сербии принято проливать воду, находясь за спиной у близких, чтобы пожелать им удачи, когда те отправляются в поездку или на собеседование. Вода, по мнению местных жителей, способна принести удачу, так как она – символ текучести и движения.

В Португалии не ходят спиной вперед. Очевидно, так в принципе мало кто делает во всем мире, но здесь «заднего хода» просто-напросто боятся. Португальцы верят, что таким способом они устанавливают связь с дьяволом, который может запомнить их шаги и понять, где они и куда направляются.

Когда будете в Швеции, обратите внимание на то, что там местные жители с осторожностью относятся к люкам. Они верят, что символы на люках могут изменить судьбу человека. Например, буква «К» может принести удачу (именно с нее начинается шведское слово «любовь» – karlek), а пометка «А» должна принести несчастье (angest со шведского – тревога, горе, боль). При этом в действительности «K» расшифровывается как kallvatten (очищенная вода), а буква «A» – как avloppsvatten (сточные воды). Но, конечно, суеверные шведы все равно меняют траекторию движения в зависимости от отметки на люке.

В Руанде суеверные женщины не едят козье мясо – местный фольклор настоятельно советует местным жительницам отказаться от козьего мяса, иначе на их лицах вырастут волосы. Есть предположение, что это поверье придумали мужчины, чтобы им досталось больше еды.

В Южной Корее вентиляторы наводят настоящий ужас на местных жителей. Некоторые из них даже выключают их перед сном. Это суеверие часто объясняют тем, что использование вентилятора может привести к гипотермии, обезвоживанию и асфиксии.

В Китае избегают всего, что связано с цифрой 4, так как она считается символом несчастий. Однако в этом нет ничего удивительного, ведь в китайском языке слова «четыре» и «смерть» схожи в произношении.

К зонтам в разных странах тоже относятся по-разному. В России люди абсолютно спокойно открывают зонт в помещении, а вот суеверные европейцы и американцы так никогда не поступят. Они убеждены, что если раскрыть дома зонт, то это может принести несчастье его обладателю. В Англии, например, зонт нельзя раскрывать именно на пороге – там верят, что это вызывает смерть, а в Испании считают, что если незамужняя женщина поднимет упавший зонт, то выйдет замуж она не скоро.

В Индии много суеверий, связанных с внешностью. Например, местные жители убеждены: стричь ногти ночью ни к коем случае нельзя – это может навлечь беду. Это легко логически объясняется – в Индии с давних времен люди старались не использовать острые предметы ночью из-за отсутствия света.

Дарить цветы – очень популярно во всем мире, в том числе это касается и желтых тюльпанов. Но только не в России. Здесь многие уверены, что желтые цветы предвещают разлуку, неверность или даже смерть. И, кстати, только в России не принято дарить живым людям четное число цветов.

У нас также принято убирать пустые бутылки со стола. Это пошло со времен Отечественной войны 1812 года. Войдя в Париж, русские солдаты стали часто ходить в бары, но усиленно пытались сэкономить на алкоголе. Заметив, что официанты выставляют счет по количеству пустых бутылок на столе, солдаты начали прятать их, тем самым уменьшая свои расходы.

Так и живем

Сегодня, как полагает Игорь Загарин, суеверия превратились в традиции. «Это некий социальный опыт, который закрепляется в виде традиции и потом все время самовоспроизводится. Работают ли суеверия или нет – не важно, главное, что они закреплены в сознании», – констатировал доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин факультета социальных и экономических наук РАНХиГС.

Сказать, сколько людей точно сегодня верит в суеверия, невозможно. Во?первых, люди могут не признаваться в этом из-за стеснения, во?вторых, не осознавать свою «веру». «Исследовать эту вещь невозможно. Это ткань повседневной жизни. Мы ее часто не видим и не осознаем. Потом, все зависит от моды, если мы все прогрессивные, то вроде не должны ориентироваться на какие-то там суеверия, но это глубинный слой. Человек может сказать себе: «я прогрессивный, мне плевать на суеверия» и даже поступать вопреки, но вернулся домой, не посмотрел в зеркало, а дальше всю дорогу будет думать об этом», – отметил Кузнецов. И это означает только одно – мифологическое мышление в нас до сих пор не умерло.

Приметы и суеверия: как наука объясняет предрассудки

Мария Орлова 30 июня 2020 0

Суеверные люди считает черных кошек вестниками бед. OBprod / bigstock.com

Суеверия и приметы – совершенно иррациональное и не имеющее под собой здравого смысла явление. Это прекрасно понимает каждый образованный человек. Но почему многих иногда так и тянет перестраховаться и постучать по дереву или шикнуть на черную кошку, перебегающую дорогу? А главное, откуда взялись эти странные суеверные привычки, и почему ученые от Гарварда до Оксфорда анализируют их совершенно ненаучную природу на страницах целых книг? Давайте разбираться.

Суеверия против здравого смысла: что в итоге победит?

Наверняка, вы слышали о сложной цепочке ритуалов, выполняемых теми, кто отправляется бороздить просторы Вселенной. Или хотя бы околоземной ее части. Не секрет, что перед стартом ракеты наши космонавты всегда смотрят фильм «Белое солнце пустыни» и ни в коем случае не дают автографов. А на корпусе ракеты-носителя обязательно пишут «Таня». Бывший американский президент Барак Обама в день выборов непременно проводил утро за игрой в баскетбол. Да что уж там говорить, если удержаться от суеверных обрядов не могли даже некоторые из великих ученых.

Например, у нобелевского лауреата и одного из самых выдающихся физиков – Нильса Бора – над входом в его загородный дом всегда висела подкова. И однажды его приятель поинтересовался, неужели Бор действительно верит, что этот предмет приносит ему удачу. «Конечно, нет. Но я заметил, что подкова приносит удачу даже тем, кто в нее не верит», – ответил знаменитый датский ученый.

Если же посмотреть на обычных людей, то тут нас ждет совсем шокирующая статистика.

Самое пугающее, что большинство людей прекрасно понимают, что суеверия по своей сути бессмысленны и не могут быть доказаны разумными объяснениями. Это всего лишь практики, вызванные невежеством, страхом неизвестного и, конечно, соблазнительной верой в счастливые (и несчастливые) совпадения. Но раз уж этот феномен беспокоит не только пытливых обывателей, но и интеллектуальное сообщество, посмотрим, как серьезная наука пытается объяснить суеверные привычки и бороться с ними.

Наука о суевериях

Естественно, что в первую очередь феномен суеверий интересует специалистов по психологии. Так, довольно известен подход доктора психологии из Оксфорда Стюарта Вайса. В своей научно-популярной книге «Вера в магию: психология суеверия» он объясняет, что все эти причудливые ритуалы неизбежно включены в систему знаний любой культуры. Дело в том, что это важный элемент социализации. Во-вторых, человеку попросту некомфортно жить в мире неопределенности, где нельзя взять под контроль каждый момент. В этом смысле суеверия выступают как успокаивающий механизм.

Своя точка зрения на природу суеверий есть и у биологов-эволюционистов. В частности, довольно широкую известность получило исследование Кевина Фостера, доктора Гарвардского университета, и Ханны Кокко из университета Хельсинки. Прежде всего, биологи уверяют, что для любого живого организма свойственно умение перестраховаться. Еще доисторические люди ассоциировали шуршание травы с приближением опасного хищника. Да, в большинстве случаев звук этот порождал ветер, но инстинкт самосохранения вынуждал человека быть настороже. Или вспомните, как ведут себя на улице обычные голуби: от резкого хлопка в ладоши они непременно будут разлетаться. На самом деле, эти птицы достаточно сообразительны, чтобы отличить такой хлопок от смертельно опасного выстрела, но и они предпочитают следовать принципу «береженого бог бережет».

Основываясь на эволюционном подходе, Фостер и Кокко выдвинули предположение о существовании условного «гена суеверности», который люди наследуют от своих не очень рациональных, но обладавших хорошим инстинктом выживания, предков. В этом смысле суеверие ученые определяют, как «причинно-следственные отношения, которых на самом деле нет».

Кстати, после публикации этого исследования доктор Кевин Фостер обмолвился в интервью NewScientist, что гипотеза о существовании генетической причины для суеверного поведения вызовет раздражение среди психологов. И он оказался прав. С критикой на биологов обрушился британский профессор Бристольского университета Брюс Гуд. «Люди рождаются с мозгами, предназначенными для понимания мира вокруг, но иногда осмысление действительности приводит к убеждениям, выходящим за рамки адекватных объяснений», – подчеркивает психолог. Сам профессор Гуд уверен, что в мире случайностей и непредсказуемости навык суеверия не такая уж постыдная глупость.

Суеверия в культурном коде

Под теории психологов и биологов вполне подходят те суеверия, которые связаны с уходом от опасности или неприятности. Чтобы подтвердить эту трактовку, к делу подключились археологи и культурологи. Вот что они выяснили о сущности и происхождении различных популярных суеверий и примет.

Во многих, особенно западных, культурах раскрытый в помещении зонт считается предвестником неудачи. Большинство историков на этот счет сходятся во мнении, что корни этой приметы уходят во времена, когда зонты представляли собой сложные конструкции из металлических спиц. Как это было, например, в викторианской Англии XVIII века. Если такая махина случайно раскрывалась в помещении, то она обязательно повреждала кого-то из присутствующих или сносила хрупкие предметы с полок. Вывод об отношении домочадцев к такому происшествию очевиден – вот и родилось суеверие.

По той же логике появилась история с просыпанной солью. Еще в 3500 году до н.э. древние шумеры придавали соли высокую ценность, поэтому пустая трата этой специи в прямом смысле дорогого стоила. Ритуал с солью перекочевал к египтянам, ассирийцам, а затем к грекам, откуда распространился на всю Европу. Не зря само слово «соль» практически не отличается по своему произношению в большинстве европейских языков, а этимология английского «salary» – «зарплата» – прямое свидетельство того, что соль обладала раньше крайне высокой стоимостью, а значит ее неосторожное «разбазаривание» не сулило ничего, кроме неприятностей.

Таких параллелей можно найти огромное множество. Все они говорят нам о том, что суеверия, со всем их сомнительным смыслом и культурным отпечатком, довольно плотно вошли в повседневный обиход у жителей самых разных стран. Подкрепленные логикой эволюции, они превратились в забавные, но, по большому счету, бессмысленные практики. Этакий социальный и культурный атавизм, который чисто психологически облегчает наше существование. Возможно, наступит момент, когда суеверия навсегда останутся в прошлом, так же, как разные магические ритуалы, свойственные человеческой цивилизации менее продвинутого уровня. Если только теория эволюционистов не подтвердится, и у нас все-таки не окажется наследственной предрасположенности к стукам по дереву и прочему бытовому мракобесию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Природа и сущность суеверия Текст научной статьи по специальности « Культура. Культурология»

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Попов В.

вера в сверхъестественное основа всех суеверий . У истоков всех современных религий стояли редставления о мире, породившие суеверия , существующие и сейчас. Суеверия были первыми ступеньками к религии как к системе определенных взглядов на мир и остались ее постоянными спутниками.

Похожие темы научных работ по культуре и культурологии , автор научной работы — Попов В.,

Текст научной работы на тему «Природа и сущность суеверия»

?УДК 008 ПОПОВ В.

ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ СУЕВЕРИЯ

Попов Владимир — ТГУ им. Державина

Аннотация: вера в сверхъестественное — основа всех суеверий. У истоков всех современных религий стояли редставления о мире, породившие суеверия, существующие и сейчас. Суеверия были первыми ступеньками к религии как к системе определенных взглядов на мир и остались ее постоянными спутниками.

Ключевые слова: суеверия, обряды, символы, века, приметы.

За многие тысячи лет своего развития человечество накопило не только массу научных знаний, необходимых для прогресса общества, но и множество ложных представлений об окружающем мире, природе и характере нашего познания. К числу их относятся суеверия — необоснованные приметы, различные гадания, вера в талисманы и т.д.

Само слово «суеверие» означает ложную веру во что-либо (от древнеславянского «суе» или «всуе» — «напрасно», «тщетно») \ В словаре Даля суеверие поясняется как «ошибочное, пустое, вздорное, ложное верование во что-либо; вера в чудесное, сверхъестественное, в ворожбу, гадания, в приметы, знамения; вера в причину и последствия, где никакой причинной связи не видно»1. Очень краткое и в то же время весьма четкое определение суеверия можно найти у Д.И. Менделеева: это есть «уверенность, на знании не основанная»1.

К сказанному необходимо добавить, что все суеверия, несмотря на из различные формы и проявления, объединяет один важный признак — они неизменно связаны и признанием потусторонних, таинственных сил, от которых, якобы, во многом зависит жизнь человека.

Вера в сверхъестественное лежит в основе всех религий и всех суеверий. Другими словами, у истоков всех современных религий стояли те же представления о мире, которые породили суеверия, дожившие до наших дней. Суеверия были первыми ступеньками к религии как к системе определенных взглядов на мир и остались ее постоянными спутниками. И хотя богословы стараются отмежеваться от верований первобытных людей, многие их остатки нетрудно разыскать в Библии, в религиозных обрядах. Достаточно вспомнить ритуал христианского крещения, чтобы увидеть, как много в нем от древней магии «язычников». Религия шествует в сопровождении всевозможных суеверий — неоднократно замечал Гюго.

В очень многих случаях суеверие является только пережитком более ранней религии, раньше служившее для всех предметом веры и признававшееся официально. После, когда соответствующая религия уничтожается, она продолжает существовать как народное суеверие.

Т.е., ни одного мнения нельзя назвать суеверием потому, что оно находится в противоречии с нашим теперешним религиозным и научным мировоззрением. Оно — суеверие только для нас, но вряд ли существует хоть одно мнение, называемое нами суеверием, которое не составляло бы когда-нибудь научной системы. Желающий обозначить точные границы суеверию должен всегда иметь в виду эту относительность. Нужно твердо держаться следующего положения.

Суеверие есть каждое мнение, не пользующееся признанием в какой-либо религии или состоящее в противоречии с научным взглядом на природу в какое-нибудь определенное время. Распространенность пристрастия к суевериям гаданиям, приметам, нужно искать в стремлении человека узнать, что его ожидает в будущем. Такая необходимость возникла у людей с того времени, как они стали заниматься трудом. Засевая землю, ухаживая за садом, человек хотел узнать, будет ли год плодородным, пройдут ли вовремя дожди. Отправляясь в далекое путешествие, люди пытались предугадать, какие трудности и опасности ожидают их в пути, чтобы подготовиться к ним.

Другой источник, который питает мир суеверий, — случайные совпадения. Совпадения по месту и времени двух различных, ничем не связанных событий дали в прошлом начало многим поверьям. Это одна из причин их живучести и сегодня. Разнообразия и назначения их множество. Они различны не только в каждой стране, но и в отдельных местностях и регионах. Более того, многие суеверия продолжают существовать в качестве оборотов речи, хотя со словами уже давно не связывается их действительное значение. Тем не менее, попытки выяснить, откуда ведут начало суеверные понятия и магические приемы нашего времени открыт.

Прежде всего — это наследие ученых магиков: астрология, симпатические средства и магнетические способы лечения и т.п. С другой стороны, происхождение многих из них относится ко времени язычества. Веру в домовых, оборотней, нечистую силу и клады можно проследить за время, которое вообще простираются наши исторические представления.

На Руси суеверия главным образом связаны с географическими и социокультурными условиями, в которых находилась страна на протяжении многих столетий.

Во-первых, конечно, это ее просторы, оседлый образ жизни и, соответственно, земледелие. Русский народ издревле наблюдал и собирал те проявления природы, которые отвечали на вопрос: какой будет урожай? Значительная часть примет возникла из обрядов. Это объясняется тем, что они на Руси носят провоцирующий характер — чтобы что-то произошло или чтобы что-то не произошло. С целью отвратить или приблизить какую-то ситуацию, разыгрывается действие, повторяющее те или иные поступки участников.

Большая часть примет сохраняется от языческой древности, так как именно языческие верования, после насаждения христианства стали преобразовываться в суеверия. Лишь к 16 веку языческие элементы ассимилировались в культуре наравне с христианскими, существенно откорректировав последние. На христианских святых были перенесены функции языческих богов. Так, богине Мокош — посвящена Пятница. Пятница же посвящена Параскеве Пятнице. Можно привести множество других примеров. Таким образом, содержание многих праздников осталось языческим.

Некоторые праздники так и остались не контролируемы церковью. В языческом христианстве не душа человека поле борьбы, а земля.

Эти отличия от европейского христианства выразились в различие некоторых примет с одной стороны. С другой стороны те европейские обычаи, которые укрепляли и усиливали издавна осуществляемые обряды, вошли естественно в сферу примет.

Матерные выражения всегда были формой заклятия злых духов, поэтому начались церковные гонения на мат. Отсюда возникло табуирование не смысла ругательств, а слов.

В русском культурном мире нет середины. Нейтральная зона отсутствовала1. Так в русской культуре нет представления о чистилище как о нейтральной зоне. Отсюда также большое расхождение в приметах между Россией и Западом.

Влияние западноевропейских традиций в мир русских суеверий началось с войн. Война стала формой культурного контакта. Заимствование элементов западной культуры на бытовом уровне способствовало заимствованию и суеверий, а следовательно и примет.

Т.е. становится ясно, что приметы, поверья и симпатии, возникли как на Руси, так и были привнесены в нее. Эти суеверные убеждения остались издревле, как наследство влиявших чем-либо на наших предков народов, с которыми они волей или неволей должны были сближаться и заимствоваться разными обычаями, предрассудками, приметами и тому подобным, что конечно и в наше время существует в простом народе. Еще встарь преследовали такие заблуждения; кто не догадается, что старинные черные наши книги, к которым относятся Волховник, Чаровница, Мысленик, Колядница, Громник, Остролог, Острономия или Звездочетье, Путник (книга о значении встреч), Воронограй (значение полета птиц), Шестокрыл, аристотелевы врата, Рафли и т.п. Все не русского происхождения, так, например, Острономия, Остролог — произведения Запада, Воронограй — этрусско-римская авгурия, и прочее. Наконец, сколько у нас до сих пор сохранилось примет сходных с римскими, например, здравствование при чихании, звон в ушах, просыпка соли на столе и т.п. все это существует в наших приметах и тождественно с прежними римскими обычаями.

Так, римляне тоже верили сглазу, так что было у них особенное божество, предохранявшее от этого даже младенцев. У тех из них было в обычае оговариваться или отплевываться, когда кто хвалил их дородность, красоту, силу или другие телесные качества. Между поверьями немцев существует также слово сглазить или изурочить. Весьма немудрено, что русские приобрели это понятие о сглазе и усвоив, присоединили их к своим убеждениям. Теперь в русском простонародье крепко укоренилась вера в дурной глаз. Черные глаза считают опаснее серых или голубых.

У древних было убеждение, что глаза имеют большую силу влиять на людей, и преимущественно глазам Василиска приписывали обаятельную силу от которой люди умирали. Это убийственное животное, по описанию, имело тело дракона и петушиную голову, а также крылья. Можно предполагать, что преданье это принадлежит к глубокой древности, проверить которую очень трудно.

Таким образом, суеверия лежат глубоко в нашей генетической памяти, выходя наружу в экстремальные моменты. Коль скоро они имеют место быть, то их нужно изучать и мягшировать.

Суеверие и пережиток как формы выражения предрассудка Текст научной статьи по специальности « Философия»

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Габдуллин И. Р.

В статье рассматривается как устоявшееся представление о суевериях , пережитках и предрассудках как особых вида заблуждения, так и особенности применения этих же слов в качестве научно-философских терминов. В результате этимологического и теоретико-познавательного исследования понятий « суеверие » и « предрассудок » раскрывается возможность их онтологической интерпретации.

Похожие темы научных работ по философии , автор научной работы — Габдуллин И.Р.,

Текст научной работы на тему «Суеверие и пережиток как формы выражения предрассудка»

ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

СУЕВЕРИЕ И ПЕРЕЖИТОК КАК ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ ПРЕДРАССУДКА

В статье рассматривается как устоявшееся представление о суевериях, пережитках и предрассудках как особых вида заблуждения, так и особенности применения этих же слов в качестве научно-философских терминов. В результате этимологического и теоретико-познавательного исследования понятий «суеверие» и «предрассудок» раскрывается возможность их онтологической интерпретации.

Ключевые слова: суеверие, пережиток, предрассудок, этимология, онтология познания.

Каждому человеку приходилось переживать в своем индивидуальном жизненном опыте то состояние, которое он сам бы назвал периодом избавления от заблуждений. Это, так сказать, состояние индивидуального просветления, своеобразного интеллектуального воскресения. Когда такое состояние переживает конкретноисторическое человеческое сообщество, то в Истории эти периоды получают даже специальные названия — эпоха Возрождения, эпоха Просвещения. Затем эти названия приобретают собирательный смысл и характеризуют аналогичные исторически переживаемые состояния духовной культуры разных народов. В результате такой ассоциации, например, нашли применение понятия «греческого просвещения» или «мусульманского ренессанса». Предметом настоящего рассмотрения стали те случаи, когда речь идет о таких состояниях сознания, в которых заблуждения достаточно долго признавались его носителем как, несомненно, истинные, но теперь показавшие свою очевидную несостоятельность. Здесь-то и возникают такие, можно сказать, идиоматические выражения, как «нелепые суеверия», «пережитки прошлого» или «закоренелые предрассудки».

Несмотря на то, что каждый из указанных терминов имеет самостоятельное значение в специальных научных, философских и теологических исследованиях, все же имеются достаточные основания помещать их в один ассоциативный ряд. Это достаточно определенно выражено и при обыденном словоупотреблении, вплоть до употребления как взаимозаменяемых синонимов. В этом случае, скорее, может речь идти об усилении или ослаблении модальной характеристики того или иного утверждения. Так, например, когда хотят подчеркнуть необоснованность и при этом очевидность каких-либо ложных убеждений или мнений, особенно связанных с религиозными вопросами, то чаще ис-

пользуется понятие суеверия. Причем в глазах атеиста словосочетание «религиозные суеверия» не является внутренне противоречивым, а для теолога «религия» и «суеверия» — это уже взаимоисключающие друг друга по смыслу понятия. Такое разграничение своими истоками восходит к Античности и сохраняет свою актуальность у современных исследователей, специально обращавшихся к этой теме. Так, сравнивая учения стоиков, эпикурейцев и академиков, Цицерон приводит общую позицию, не вызывавшую возражений ни у кого из представителей названных философских школ, хотя и высказанное одним из их них (стоиком Луци-лием Бальбом): «Ибо те, которые целыми днями молились и приносили жертвы, чтобы их дети пережили их (superstiti sibi essent), те были названы суеверными (superstitiosi), позже это название приобрело более широкий смысл. А те, которые над всем, что относится к почитанию богов, усердно размышляли и как бы перечитывали (relegerent), были названы религиозными (religiosi) (от relegere как elegantes от eligere, diligentes от diligere, как intellegentes от intellegere). Ибо во всех этих словах тот же корень (vis legendi), что и в слове religiosus. Итак, из двух слов «суеверно» и «религиозно» первое стало обозначать порицание, а второе — похвалу» [1; 124].

В качестве примера современной позиции по этому вопросу, можно привести выводы Э. Бенвениста по проведенному лингвистическому анализу содержания латинского слова religio («религия»), которое уже у самих римлян стало противоположностью слова superstitio («суеверие»): «Действительно, можно сказать, что понятие «религия» по контрасту вызывает понятие «суеверие» — superstitio» [2; 398]. Такая контрастность в понимании соответствующих понятий обусловлена конкретно-историческим состоянием такой культуры и

такой эпохи, в которых возникает склонность различать «обычные» и преувеличенные формы религиозных верований и культов. В этой связи Э. Бенвенист прослеживает этимологию и историю семантики образования терминов, выражающих «суеверие», в древнегреческой и древнеримской цивилизациях. В греческом языке это понятие передает словообразование ёе181ёатоша ( 5sшl5alцovia ), производное с абстрактным значением от 5еют5шцюу , «тот, кто боится 5аф,0УЕ i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Со своей стороны, пережиток и суеверие могут представлять собой конкретно-историческую форму выражения заблуждения, но при этом надо помнить, что не только в них заблуждение находит свое верное пристанище. При этом конкретный пережиток или суеверие могут содержать «рациональное зерно», под которым понимается собственно истина, а не заблуждение.

Действительно, именно заблуждения доставляют наибольшие трудности, являются до-

садными препятствиями в познавательной деятельности и выступают антиподом в достижении главной цели и ценности познания — истины. Суеверие этимологически и фактически играет роль синонима заблуждения как в борьбе за истинные религиозные верования, например с «язычниками», так и в противоборстве между сторонниками атеистических убеждений и приверженцами любых религиозных взглядов, иногда отождествляясь в негативной оценке с пережитками. Заблуждение выступает здесь общим моментом, в границах которого различаются заблуждения разума и заблуждения веры. К пережиткам, правда, отмечается более терпимое, нейтральное отношение, хотя и не всегда. Предрассудок же скорее используется как функциональный эквивалент всех этих трех названных понятий, приобретая по отношению к ним собирательно-объединительный смысл. Как семантическая категория языка, то есть выражаясь в конкретном предложении, предрассудок в такой ситуации (в логическом аспекте) показывает характерные черты оценочного суждения.

В эллинистическом мире, как правило, обычаи, нравы, обряды «варваров» представлялись нелепыми, противоречащими здравому смыслу и воспринимались как вредные, в лучшем случае смешные, недостойные образованного эллина суеверия-предрассудки. Это, впрочем, не мешало им гадать по внутренностям животных, полету птиц и т. п. Но и в самой среде жрецов отношение к гаданиям и жертвоприношениям не всегда было однозначным. По свидетельству Цицерона, «хорошо известны давние слова Катона, который говорил, что удивляется, как может удерживаться от смеха один гаруспик, когда смотрит на другого» [1; 261]. Причем последнее выражение у Цицерона («О природе богов» I, 71; «О гадании», II, 24, 51) не раз встречается уже без ссылки на Катона в силу того, что оно, очевидно, уже в то время стало поговорочным. В высшей степени показательно, что, Цицерон, будучи сам членом коллегии жрецов-понтификов, «считающий, что необходимо в высшей степени свято соблюдать общественные религиозные обряды», при этом хотел бы, чтобы его «в существовании богов убедило бы не только принятое на веру мнение, но также и сама истина. Много ведь встречается такого, что смущает нас так, что порой начинает казаться, будто нет никаких богов» [1; 80].

Последователи монотеистических религий, особенно в период их становления, зачастую объявляли любую другую религию «еретическими» отклонениями в рамках «подлинно истинной» (православной, возникающей уже в раннем христианстве терминологии) ортодоксальной веры суеверием, то есть ложным верованием (верой всуе). В первые века христианства появляется и особый жанр богословско-полемических сочинений — апологии, ставшие одной из форм обращения к общественному мнению. Эти апологии «хотя и медленно, но верно достигали своей цели: они знакомили общество с христианством и разрушали предрассудки и предубеждения против христиан» [6; 9].

Так, в период раннего Средневековья христианские короли поступали достаточно последовательно, в соответствии с религиозными догматами. Вера в колдовство, например в порчу, объявлялась суеверием, из чего вытекало, что колдуны и ведьмы вообще не должны существовать; поэтому обвинение в том, что женщина летала на помеле, рассматривалось как клевета. При Карле Великом за подобные доносы полагалось суровое наказание, а иногда и смертная казнь [см.: 7; 8-9]. В IX веке на соборе в Анквире шабаш был объявлен иллюзией доносчика [см.: 8; 183-184]. Позднее отношение церкви к подобным явлениям радикально меняется, и мысль о тесной связи между колдовством и ересью проникла в церковную среду, а колдуны наряду с еретиками подлежали ведению инквизиции. Меняется само отношение к понятию «суеверие». Теперь это уже не просто ложное мнение, знание, а нечто, имеющее вполне практическое следствие в результате действия вполне конкретной реальной силы. Так, в небезызвестной книге «Молот ведьм», выразившей официальную позицию Римской католической церкви XV в. (булла Иннокентия VII), констатируется «14 видов суеверий согласно троякого рода прорицаний», среди которых называются волшебство, гадания и жребий и «другие более мелкие суеверия». В понятие суеверия теперь вкладывается не собственно гносеологическая характеристика, а скорее, ценностная, то есть как «наименьшее зло», явно уступающее «позорным поступкам ведьм». Более того, даже в тех случаях, когда предсказания получают статус истинного и имеющего рациональное объяснение, они тем не менее не выносятся за рамки

именования их суеверием, будучи ранее отнесенными к одному из указанных «14 видов», но при этом такое гадание (суеверие) не является недозволенным. Например, надо лишь различать двоякое толкование предсказания по снам: «1) использование снов для раскрытия тайн с помощью злых духов, с которыми гадальщики по снам заключают нарочитые договоры; 2) угадывание по снам будущего при толковании их как божьего наития или при объяснении их из внутренних или внешних естественных причин» [9; 158].

Православная церковь в трактовке суеверий сближает их по смыслу с пережитками, относя к суевериям прежде всего остатки языческой старины и идолопоклонничество. Такое отношение продолжает сложившуюся веками историческую традицию, опирающуюся на авторитет Писания, предостерегающего от того, что делали «прорицатель, гадатель, ворожея, чародей», так как «мерзок пред Господом всякий делающий это, .. .а тебе не то дал Господь» [10; Втор 18: 10-14].

На Руси первое летописное свидетельство о волхвах относится к 912 г. В нем речь идет о волхвах и кудесниках, предсказавших смерть князю Олегу. Летописные известия XII—XVI, слова и речи архипастырей-проповедников, Стоглав, Домострой и так называемые ведовские дела, относящиеся к XVII—XVIII вв., показывают представителей тайного знания как язычников и поклонников дьявола. В летописях встречается множество обозначений человека, наделенного сверхъестественными способностями заговора, гаданий, ворожбы: волхв, кудесник, чародей, волшебник, колдун, обаванник, бахарь, ведун, вещун, знахарь и др. [см.: 11; 84]. В «Посланиях» к великому князю Киевскому Изяславу Ярославичу преп. Феодосий (1074 г.), игумен Киево-Печерский, показывает духовные корни находящих на человека несчастий, обличает языческие суеверия в народе, раскрывает смысл субботы в Ветхом и Новом Заветах, призывает освободиться от Закона обрядового и поступать по духу Евангелия.

В XIII — XV в. на Руси появляется много апокрифических книг, пришедших главным образом из Болгарии (апокрифические сказания об Адаме, Енохе, Ламехе, патриархах, «псалмы Соломоновы», «Исаака видение», «Иакова повесть», «Хождение Богородицы по мукам»,

«Завет 12 патриархов» и др.). Эти произведения, по мнению А.И. Осипова, содержащие в себе немало фантазий, суеверий, астрологических идей и разного рода догматических и нравоучительных заблуждений, встретили ревностное противодействие в лице прп. Максима Грека [см.: 6; 15- 16].

Отношение к подобным явлениям в исламе имеет некоторые специфические отличия. Согласно Святому писанию мусульман «шайтаны были неверными, обучая людей колдовству и тому, что было ниспослано обоим ангелам в Вавилоне». Но при этом ангелы, обучая, предупреждали об искушении, и поэтому люди «научались от них, .но не вредили этим никому иначе, как с дозволения Аллаха». От шайтанов же люди «обучались тому, что им вредило и не приносило пользы, и они знали, что тот, кто приобретал это, — нет ему доли в будущей жизни» [12; 2:102/96]. Другими словами, колдовство и магия, объединяемые общим кораническим термином «сихр» [см.: 13; 211], были ниспосланы Аллахом через двух ангелов в виде вторичного и ложного знания как искушение людям, а подлинное знание исходит лишь от Аллаха. В среде мусульманского богословия утвердилась впоследствии своеобразная, в некотором роде «утонченная» позиция. Стали различать «законную» и «запретную» магию. Поэтому под понятие собственно суеверия подпадает вторая из приведенных характеристик магии. Здесь как бы совмещаются и ранее уже отмеченная нами связь магии с понятием суеверия, и содержащаяся в последнем связь с заблуждением. В частности, мутазилиты и некоторые другие влиятельные исламские богословские течения считали, что «запретная» магия не может изменить сущности вещей и сводится к воздействию на субъективные ощущения при помощи различного рода ухищрений (использование благовоний, наркотических средств и т. п.). Тем не менее, в Средние века большинство серьезных философских сочинений не обходилось без глав, посвященных магии [см.: 13; 211]. В современном мусульманском быту как сам Коран, так и отдельные его изречения вполне легитимно могут быть использованы в качестве талисманов, наподобие той функции, которую может выполнять в христианстве нательный крест.

В то же время те мыслители Нового времени, которых традиционно относят к вольнодум-

цам (например, Спиноза, Толанд, французские просветители), использовали понятие суеверия в целях критики тех или иных аспектов иудаизма и христианства. Эта критика разворачивалась через противопоставление Разума и Веры, результатом чего явилось безоговорочное признание превосходства Разума над традицией, главным оплотом всяческих суеверий, тормозящих Прогресс пережитков — словом, «всех этих предрассудков».

В концепции «естественного состояния» Ж.-Ж. Руссо такие понятия, как «авторитет», «необходимость», «пример», квалифицируются как суеверия и предрассудки, которые наряду со «всеми общественными учреждениями» совершенно подчинили человека, заглушили в нем природу и ничего не дают взамен: «Вся наша мудрость состоит в рабских предрассудках. Человек — гражданин родится, живет и умирает в рабстве: при рождении его застегивают в свивальник, по смерти заколачивают в гроб, а пока он сохраняет человеческий образ, он скован нашими учреждениями» [14; 202-206].

Еще более отчетливо суеверие предстает как основная форма выражения предрассудка у И. Канта, прямо утверждающего в этой связи свое согласие с общей линией Просвещения в этом вопросе: «Склонность к пассивности, стало быть, к гетерономности разума, называется предрассудком; и самый большой предрассудок состоит в том, что природу представляют себе не подчиненной тем правилам, которые рассудок посредством собственного неотъемлемого закона полагает в основу; это — суеверие. Освобождение от суеверия называется просвещением /выделено Кантом/, так как хотя это название и подходит к освобождению от предрассудков вообще, но преимущественно должно быть названо предрассудком суеверие» [15; 308].

Итак, в основе кантовского понимания природы предрассудка лежит неоправданная склонность разума, следствием которой стало приписывание природе того, что не входит в компетенцию рассудка. Следует пояснить здесь понятие «гетерономия», которое буквально означает «инозаконие» в противовес «самозаконию» («гомогенность», «автономность»). Этот термин Кантом использовался преимущественно в этике и означал неприемлемость (Кантом) выведения нравственности из не зависящих от воли субъекта причин. Гетерономность в пове-

дении предполагает, что человек как член общества может жить лишь по чужим, извне заданным ему правилам и инструкциям. На место гетерономии ставится автономия, то есть само-законность человеческого поведения. Сразу вспоминается знаменитое кантовское выражение: «Имей мужество пользоваться собственным умом!». В общей теории познания (особенно у неокантианцев) это приобрело характер основополагающего методологического принципа, получившего у критически настроенных исследователей название «коррелятивистского» аргумента. Наиболее четко этот аргумент был «озвучен» и детально разобран в книге «К основоположению онтологии» Н. Гартмана: «Нет объекта познания без субъекта познания, гласит данный аргумент; предмет невозможно отделить от сознания, он вообще есть лишь предмет «для сознания» [16; 102]. Поскольку критические замечания по поводу этого аргумента в целом сориентированы в сторону углубления онтологического аспекта исследуемой проблемы в силу чрезмерной ее гносеологической ак-центированности, то следует обратиться к этому вопросу в связи с прояснением собственно онтологических оснований предрассудка, но это уже требует рассмотрения в отдельной работе. Здесь же интересным нам показалось другое обстоятельство. Дело в том, что, описывая ту историческую ситуацию, в основе которой лежал коррелятивистский аргумент, последний недвусмысленно признается как аргумент ложный. Для большей ясности в понимании и убедительности сделанных нами затем выводов, целесообразно привести соответствующую цитату полностью. Вот что дословно утверждается Н. Гартманом в этой связи:

«Характерным в этой исторической ситуации является то обстоятельство, что как раз кор-релятивистский аргумент, на который она опирается, есть аргумент ложный. Он основывается на предрассудке, виновно в котором было традиционное понятие объекта. «Objectum», т. е. нечто «брошенное навстречу», может быть, естественно, лишь «для» кого-нибудь, навстречу «кому» оно брошено. Немецкое слово «Gegenstand» (предмет — пер.), т. е. «стоящее напротив», обнаруживает ту же самую отнесенность. Данные словообразования, таким образом, уже в силу коррелятивных отношений несут печать субъекта. И если их придерживать-

ся, то коррелятивистский предрассудок будет лишь крепнуть» [16; 104].

То, что лежит в основании ложности этого аргумента, и получает, по выражению Н. Гартмана, название «коррелятивистского предрассудка». Чем же отличается «коррелятивистский аргумент» от «коррелятивистского предрассудка»? Во-первых, свойством «ложности» обладает именно данный конкретный аргумент, а предрассудок наделяется функцией причины этой ложности («он основывается на предрассудке»), сам при этом не являясь таковым. Во-вторых, предрассудок по этой же логической цепочке, но в другом отношении выступает сам уже следствием, онтологически нейтральным, а тяжесть «вины» падает на гносеологическую «виновность» путем тяготения к «традиционному понятию объекта», несущего «печать субъекта». Все это можно интерпретировать как процесс достижения онтологической объективности в понимании предрассудка за счет избавления его от гносеологического предрассудка или от так называемого «гносеологиз-ма», что и соответствует самому духу философии Н. Гартмана как «новой онтологии».

Теперь следует вновь обратиться к кантовскому пониманию суеверия и предрассудков. Хотя Н. Гартман утвердился на позиции примата онтологии в структуре философских исследований в процессе критики неокантианского гносеологизма [см.: 17; 86], следует, на наш взгляд, согласиться и с тем, что «как у Канта, так и у последователей обнаруживаются многочисленные вариации» вышеобозначенного коррелятивистского аргумента как «источника далеко идущих заблуждений, царящего даже и в «Критике чистого разума» [16; 102].

Как мы видим, то, что Кант назвал предрассудком, закрепив при этом за ним ярлык суеверия, в своих основных существенных чертах совпадает, точнее, «несет в себе печать», не с чем иным, как с коррелятивистским аргументом. Если кто-либо считает, что указанный аргумент истинен — то и кантианскую позицию можно считать выражением истинного предрассудка. А если прав Н. Гартман, к чему и мы больше склоняемся, то в этом случае мы имеем дело с ложным предрассудком. Суеверие же здесь играет роль усиления, спецификации, более общего родового признака. Фактически здесь подспудно угадывается возможность для предрас-

судка быть не только заблуждением. Суеверие в этой связи можно соотнести именно с ложным предрассудком, а, например, религию в рамках этой аналогии и учитывая уже установленное между ними противоположение вполне можно назвать истинным предрассудком.

Если суеверие уже по определению содержит в себе связь с заблуждением, то в слове «пережиток» на первое место выступает простая констатация исторического факта, выражающего явления общественной жизни, элементы культуры, унаследованные от предыдущих эпох. Такие «остаточные» явления прошлого сохраняются в обычаях, нормах и стандартах поведения, идеях, взглядах, представлениях, вкусах настоящего времени.

Уже первые исследователи пережитка, прежде всего представители так называемой «психологически-эволюционной» антропологической школы 2-й пол. XIX в. Тайлор и Фрезер, обратили внимание на то, что значительное число пережитков, примеры которых «можно сотнями собрать из книг о народных преданиях», с достаточным основанием называют суевериями. Но все же Э.Б. Тайлор счел необходимым разграничить эти два понятия. По его мнению, слово «суеверие» имеет смысл некоего укора. И хотя укор этот часто может быть отнесен и к «остаткам вымершей низшей культуры, внедрившимся в живую высшую культуру, он во многих случаях был слишком суров и несправедлив» [4; 67].

Характерно, что к пережиткам-суевериям были отнесены именно те пережитки, которые «держатся в силу прадедовского авторитета, прямо наперекор здравому смыслу» [4; 68]. Выражение «наперекор здравому смыслу» имеет явный подтекст как «лишенное рациональных оснований», а это по номинально установленным признакам характеристика предрассудка. В этом, собственно, и состоит момент «укоризненности» для некоторых пережитков. Следовательно, те, кто разделяют такое мнение, подспудно соглашаются и с отождествлением пережитка-суеверия с предрассудком. Таким образом, здесь появляется еще одно объяснение негативного отношения к предрассудкам. Упрек в противоречии здравому смыслу относительно любого явления, вещи, мнения или суждения вообще достаточно сильно подрывает их цен-

ность. Это объясняет сложившееся негативное отношение к предрассудкам, но совсем не объясняет их чрезвычайной устойчивости в сознании человека.

Тот отрицательный заряд, который успели накопить в себе суеверия за тысячелетие их существования, был воспринят и предрассудками. Ведь предрассудок относительно суеверия есть достаточно позднее словообразование. Поэтому становится понятным и естественным, что предрассудок, будучи относительно новым термином, первоначально испытал на себе тенденцию отнесения его к более устоявшемуся, ясному по смыслу и близкому по сфере применения понятию. Таковым явилось суеверие, которое в русском языке, например, было, в свою очередь, разновидностью более широкого понятия «поверье». Так, у В.И. Даля мы находим именно такое соотношение всех указанных выше терминов: «Поверьем называем мы вообще всякое укоренившееся в народе мнение или понятие, без разумного отчета в основательности его. Из этого следует, что поверье может быть истинно и ложно; в последнем случае оно называется собственно суеверием или, по новейшему выражению, предрассудком. Между этими двумя словами разницы мало; предрассудок есть понятие более тесное и относится преимущественно к предостерегательным суеверным правилам, что, как и когда делать» [18; 8]. Но практика дальнейшего использования понятия предрассудка внесла некоторые коррективы. Так, в современном русском языке суеверие уже относится к некоей разновидности предрассудка, а именно «предрассудок, в силу которого многое происходящее представляется проявлением сверхъестественных сил, знамением судьбы или предзнаменованием будущего» [19; 676], а под собственно предрассудком понимается «ставший привычным ложный взгляд на что-нибудь» [19; 502]. Как видно из этих определений, они отражают устоявшуюся в обыденно-практическом сознании одностороннюю интерпретацию, особенно относительно предрассудка. Механическое перенесение такой интерпретации в сложное философское исследование, как мы убедились на примере анализа кантовской трактовки понятий суеверия и предрассудка, может вести к известным гносеологическим трудностям,

преодоление которых нам видится в дальней- зволит, в свою очередь, и более отчетливо по-

шем углублении онтологического аспекта в нимать «суеверия» и «пережитки» как формы

раскрытии сущности предрассудка. Это по- проявления предрассудка.

Список использованной литературы:

1. Цицерон. «О природе богов» II, 72 // Его же. Философские трактаты. М.: Наука, 1985.

2. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов: Пер. с фр. — М.: Прогресс — Универс, 1995.

3. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль, 1979.

4. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. М.: Политиздат, 1989.

5. Бохеньский Ю. Сто суеверий: Краткий философский словарь предрассудков. М.: «Прогресс»- i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Ислам: Энциклопедический словарь. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991.

14. Руссо Ж.-Ж. Эмиль, или о воспитании // Педагогическое наследие. М., 1989.

15. Кант И. Критика способности суждения // Соч. в 6-и тт. Т. 5.

16. Гартман Н. К основоположению онтологии. Спб.: Наука, 2003.

17. Современная западная философия: Словарь. М.: ТОН — Остожье, 1998.

18. Даль В. И. Поверья, суеверия и предрассудки русского народа.- М.: Эксмо, 2008.

19. Ожегов С.И. Словарь русского языка / 16-е изд., испр. — М.: Рус. яз., 1984.

Читайте так же:

  • Примета долги в новый год В новый год без долгов: ритуалы и заговоры от долгов Есть такое поверье, что в новый год нельзя входить с долгами, так как они будут мучить весь год. Вот и интересует многих вопрос, как […]
  • Примета про домашних животных приметы о домашних животных Приметы о домашних животных. С самой древности домашние животные (любимчики кошечки и собачки) постоянно находились возле человека. Так как животные ближе стоят […]
  • Если убить паука примета дома Почему нельзя убивать паука, который проник в ваш дом Большинство людей относятся к паукам с опаской, а кто-то вообще испытывает панический страх при одном виде этих существ. Между тем, […]
  • Приметы про осень 2 класс Осенние приметы Осень – замечательная, красивая и волнующая пора. Золотой листопад, превращающийся в мягкий пушистый ковер под ногами навевает мысли о народных поверьях, тайнах, загадках и […]
  • Какие плохие приметы Плохие приметы Небольшой экскурс в историю плохих примет Плохие приметы и суеверия имеют исторические корни, они передаются из поколения в поколение с самого начала образования Руси. С […]
  • Приметы копа Приметы и обряды кладоискателей. Не для кого ни секрет что кладоискатели фанаты своего дела. Им не жалко потратить на поиски все свободное время, отпуск и весь семейный бюджет. У […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *