Кому нельзя делать прививки комаровский

Кому нельзя делать прививки комаровский

Интервью доктора Комаровского о прививках

Евгений Олегович, Вы в своей книге о здоровье детей пишете: «Как человек, достаточно много времени работающий в инфекционной больнице, с уверенностью заявляю: абсолютно все болезни, против которых прививки делаются, по-прежнему широко распространены (туберкулез, дифтерия, корь, столбняк, полиомиелит, коклюш, свинка)». Возникает резонный вопрос: зачем делать прививки, если это все равно не влияет на распространение болезней?

Писем на тему прививок я получаю много. В большинстве случаев речь идет о частных вопросах связанных с тактикой прививания конкретного дитя, конкретным препаратом, но есть и письма, в которых меня просят выразить свое отношение к теме прививок «вообще». Многие почему-то убеждены в том, что, преследуемый медицинскими чиновниками за инакомыслие, я ну никак не мог в главе про прививки в книге «Здоровье ребенка…» написать правду. Сразу же замечу, что мне вообще никто не мешает, как, впрочем, и не помогает никто. Я могу писать все что угодно, и пишу я то, что думаю. Практически все, кто просит высказаться на тему прививок, пишут мне о том, что побудительным мотивом к написанию стали для них антипрививочные материалы, коих как в интернете, так и в реальной жизни предостаточно. Я, разумеется, со всеми этими материалами знакомлюсь, вызывают они у меня чувства достаточно противоречивые, но об этом мы еще поговорим. В 1983 году я начал работать в областной инфекционной больнице г. Харькова. В те времена в больнице было 9 инфекционных отделений плюс отделение реанимации. Из 9 заведующих отделениями двум женщинам было уже далеко за 70. Они много видели и было чему поучиться. Они работали в те времена, когда ни о каких прививках никто и слыхом не слыхивал. И мне много чего рассказали… Это не книжные истории, это реальная жизнь. Т.е. лично я не могу ведь сравнивать — хорошо это или плохо без прививок. Я не работал врачом в те времена, когда прививок не делали. Но я очень хорошо знал людей, которые могли сравнивать. И то, что мне рассказывали, не давало мне повода усомниться в том, что прививки это хорошо. Я узнал о том, как в сумочке у каждого участкового педиатра в обязательном порядке лежала противодифтерийная сыворотка, и пользоваться ею приходилось, чуть ли не еженедельно. В городе было специальное отделение для больных дифтерией, через него проходили тысячи больных детей ежегодно и в лучшем случае каждый 4-й умирал… Я постоянно и сейчас общаюсь с пожилой женщиной — детским невропатологом, которая работала в полиомиелитном отделении, в котором постоянно коек не хватало, про специальное смертное отделение для больных с туберкулезным менингитом я уже и не говорю. Корь, которой болели ВСЕ дети, давала смертность не менее 1%. Т.е. 1% ВСЕХ детей умирал от кори… С 1993 года я уже и сам заведовал отделением, через которое проходили все дети больные дифтерией. Этих больных почти 20 лет никто не видел в глаза, и появились они как раз потому, что серьезно уменьшился процент привитых детей. Но те 250 больных, что лично я лечил за 4-5 лет не идут в количественном отношении ни в какое сравнение с тем, что было раньше. Короче говоря. Болезни остались, несмотря на прививки. Количество этих болезней уменьшилось в сотни раз. Противники прививок говорят, что это произошло само по себе. Мой личный опыт и мое общение с врачами, имевшими не маленький личный опыт, это не подтверждает. Элементарная логика свидетельствует, что если прививки в сотни раз уменьшают количество заболевших, то делать их надо. Эта логика действительно элементарная. А по Вашей логике, если ремни безопасности не могут спасти всех, попавших в аварию, то можно и не пристегиваться…

Уберите тогда из Вашего предложения слово «по-прежнему», и вопрос снимается, Вы же сами пишете, что прививки привели к снижению заболеваемости.

Согласен, что с точки зрения филолога «по-прежнему» не вполне корректно. В то же время, на человека, ответившего на вопрос о целесообразности прививок утвердительно, эти филологические тонкости влияния не оказывают. Вы пишете, что прививка против полиомиелита не дает осложнений. А 10 — 12 случаев ВАПП ежегодно в РФ (данные Федерального центра госсанэпиднадзора Минздрава РФ)? Получается, что за «коллективный иммунитет» всех детей 10-12 из них должны будут заплатить паралитической формой полиомиелита, вызванной прививкой. Разве не логично отказаться от этой прививки, коль скоро дикого вируса в РФ и Европе больше нет? Еще древние греки придумали «замечательный» способ дискуссии, который называется софистика. Когда за правду принимается заведомо ложное положение, а потом на основе исходной лжи строится некая «логичная» концепция. Что я пишу на самом деле? Цитирую самого себя: После любой! прививки может иметь место реакция организма — повышение температуры тела, отказ от еды, вялость. Это нормально: организм вырабатывает иммунитет (защиту) к конкретной болезни. Одни вакцины переносятся очень легко и почти никогда не дают серьезных реакций — типичный пример — вакцина против полиомиелита. Введение других препаратов, напротив, часто сопровождается выраженным повышением температуры и существенным нарушением общего состояния ребенка — опять таки, типичный пример — коклюшный компонент вакцины АКДС «. Итак, я пишу о реакции на прививки, Вы — про осложнения. Надеюсь, разницу Вы понимаете. Т.е. краткий ответ на Ваш вопрос таков: я не писал того, что Вы мне приписываете. А теперь для Вас вопрос: подумайте — каким должен быть исходный уровень иммунитета конкретного дитя, чтобы после введения ослабленного вируса возникла не просто реакция, а тяжелое осложнение — ВАП (вакциноассоциированный полиомиелит)? Разве не логично, воспитывать детей в таких условиях, чтоб сохранить иммунитет, а если уж есть реальное снижение, то не использовать вакцины на основе живых вирусов? Из Вашей логической цепочки можно вывести и другое утверждение — почему за 12 случаев ВАП миллионы людей должны подвергать себя риску национальной эпидемии? Чечня это уже прошла, Вы, наверное, знаете о вспышке там полиомиелита. Или Чечня это не Европа, в которой нет, оказывается, дикого вируса…

По ВАПП: о том, что дикого вируса, оказывается, на территории Европы не существует, я узнала не из материалов «антипрививочных» активистов, а на прививочном сайте.

Я ведь нигде не утверждал, что пропрививочные сайты по логичности и правильности лучше антипрививочных. С каким вирусом связана вспышка полиомиелита в Чечне? Да неужто с вакцинным? С учетом доказанной вероятности ВАП, в Чечне должно проживать в таком случае, не менее 150 млн человек…

Для человека, получившего этот самый ВАПП после прививки, не все ли равно, «реакция» это или «осложнение», хотя разницу между тем и другим я понимаю. И никакой софистики здесь нет. Просто в Вашей фразе пример именно полиомиелита как прививки без побочных реакций смотрится как-то не очень хорошо именно из-за этого самого ВАПП. Об этической стороне дела, которая тут возникает — если позволите, чуть ниже.

Вот тут я с Вами не согласен. Речь идет о том, что после любой прививки возможны реакции. И указывается, что после капель «полиомиелита» этих реакций практически не бывает. Почему в указанной ситуации надо думать про ВАП и этику я не понимаю. Я бы мог поставить на этом точку, ибо на вопросы ответил. Но вынужден написать еще кое что, ибо тема прививок актуальна, но не является приоритетной в моей работе. А вопросов действительно много. Для начала, Галина Николаевна, должен заметить, что фамилию Вашу я встречал на воинствующих антипрививочных сайтах — г-на Ястребова с его знаменитым в определенных кругах эссе «Мысли некомпетентного человека по поводу прививок» и на сайте гомеопата — д-ра А. Котока . Сразу же замечу, что я не собираюсь вступать в дискуссию с указанными товарищами, поклонницей которых Вы являетесь. Мне крайне не нравится позиция, при которой люди, далекие от реалий нашей медицины, не имеющие реального опыта врачевания опять-таки в нашей стране, пытаются учить родителей. Один из указанных товарищей не является врачом, второй — врач-гомеопат — дает советы из далекой теплой страны, уверяя всех в том, что только законченный дебил не понимает преступность прививок, а врач, который «за прививки» — не имеет права называться врачом. Понимаю, что указанными ссылками я создаю дополнительную рекламу, но продолжаю надеяться на здравый смысл своих читателей. Выдвину лишь несколько тезисов. Г-н Ястребов не критикует прививки в принципе. Он критикует слова о прививках. Некий чиновник что-то сказал, некий врач дал интервью, на таком-то сайте написана явная глупость. И чаще всего, так оно и есть. И на основании отдельных глупостей, неточностей, неувязок делаются конкретные выводы. По мне, если уж критиковать сказанное и написанное, то надо взять серьезную литературу, ну, например, монографию Н.В. Медуницына «Вакцинология» (М., «Триада-Х», 1999) — и критиковать на здоровье. А строить доказательную базу на словах «главного внештатного детского иммунолога ДЗ Нижегородской области» — это несерьезно. Категоричный и часто оскорбительный тон, которым доктор Александр Коток просвещает народ, доказывая, что прививки — безумие, а спасет нас всех исключительно гомеопатия — мне, в свою очередь, не очень нравится. При этом никакой умеренности — ВСЕ прививки — бред, бизнес, преступление. И всех, кто зайдет на этот сайт, я прошу представить себе такую ситуацию: укусила лично Вас бешеная собака. И ответить на вопрос — Вы помчитесь прививки от бешенства делать, или будете лечиться гомеопатией? Должен в принципе заметить, что очень часто аргументы сторонников антипрививочной компании не выдерживают никакой критики. Элементарный, пример. Некая просветительница, проводящая платные семинары по истории применения и практике профилактических прививок (не называю фамилии, интересующиеся темой догадаются), утверждает: половина всех заболевших дифтерией привиты от дифтерии. И делает вывод — привитые и не привитые болеют одинаково. Понятно, что нет смысла прививать. Теперь давайте вместе посчитаем. За год в Харьковской области заболело дифтерией 50 детей. Из них 25 привиты, а 25 нет. Всего в области 500 000 детей. Из них 480 000 привиты, 20 тыс. — не привиты. Из 480 000 привитых заболело 25, из 20 000 не привитых — 25. Может НОРМАЛЬНЫЙ человек кричать в такой ситуации, что болеют одинаково? Нормальный не может. Парадокс заключается в том, что люди серьезные, грамотные, профессионально занимающиеся вакцинацией, по совершенно непонятным мне причинам игнорируют всю эту антипрививочную возню. Лично я, ознакомившись с тезисами, могу поспорить практически по всем пунктам. Но. Я не теоретик, меня не кормят производители вакцин. У меня нет времени на серьезную аргументированную критику. Мне надо детей лечить. Обращаю внимание. Из нескольких тысяч «моих» детей (т.е. тех, что я наблюдал с рождения) ни у одного (!) не было осложнений после прививок. Для меня вывод однозначен. Прививки требуют подготовки. Соответствующего образа жизни. Мозгов и здравого смысла — и у родителей, и у врачей. Мне и самому многое в прививочной политике не нравится. Когда отчетность — важнее конкретного дитя, когда нет условий и средств для обследования, для индивидуального подбора вакцин, когда и в самом календаре прививок есть много спорных моментов. А как хранятся и транспортируются вакцины? Но, как писал 1000 лет назад арабский врач Ибн Рушд — «То, что полезно по своей природе и сущности, нельзя отвергать из-за какого-то зла, наличествующего в нем побочно». Проблем много. Надо проблемы решать, детей растить по-человечески, а не огульно обвинять прививки во всех Мои собственные дети привиты. Мои пациенты прививают своих детей — в те сроки и теми вакцинами, что я им рекомендую. Лично я привит и от гриппа тоже. В течение 10 лет я заведовал отделением инфекционной больницы в котором лечились ВСЕ дети заболевшие дифтерией в Харьковской обл. Ребенок с дифтерией может погибнуть по двум причинам — задохнуться если дифтерийный круп или осложнения — дифтерийный миокардит (воспаление сердечной мышцы), иногда оно бывает таким, что практически ничего сделать нельзя. Ребенок с миокардитом умирает в абсолютно ясном сознании. Они умирали на моих глазах. Когда девочка семи лет, с которой картины писать, говорит тебе: «Дядя Женя, Вы ведь уже две ночи не спали, вы идите, я все равно сейчас умру…» и умирает через пол часа, то этих эмоций мне хватит до конца моих дней. Это не привитые девочки… Я своими глазами видел и вижу разницу в том, как протекает коклюш у привитых и не привитых. Я знаю семью, в которой все 4 ребенка разного возраста болели менингитом и 1 погиб. И я жалею о том, что не было тогда вакцины от менингококковой инфекции. И я рад, что сейчас она есть. Я точно знаю, что за всю историю человечества ни один человек не излечился от бешенства. А прививки дают реальный шанс выжить. Резюме. Тема прививок актуальна и достойна того, чтобы многое обсуждать, искать способы профилактики осложнений, решать организационные проблемы, улучшать качество вакцин, добиваться соблюдения правил и техники вакцинации, стремиться к тому, чтобы прививался именно конкретный человек (с учетом проблем конкретного человека), а не некий коллектив. Я не буду вступать в дискуссии с теоретиками, далекими от реалий медицинского бытия. У меня своя ниша, прививки в ней — вовсе не главное. По мне так все осложнения всех прививок вместе взятые не идут ни в какое сравнение с последствиями бездумного использования антибиотиков. Но как лично я, должен относится к прививкам, если плюсы вижу, а описанных минусов в своей повседневной работе практически не встречаю? Вопрос риторический. Обидно только, что те, кто однозначно против, глубоко убеждены в том, что сторонником прививок может быть либо человек, запуганный организаторами здравоохранения, либо купленный с потрохами производителями вакцин.

С врачами очень трудно общаться. Это единственная профессия, представители которой так остро – и зачастую неадекватно – реагируют на ВОПРОСЫ непрофессионалов. По роду своей деятельности (я переводчик, хотя сейчас приходится заниматься не только переводами) мне очень часто приходится вникать в проблемы самых разных специальностей, и мой опыт таков: хороший специалист всегда с удовольствием объясняет простыми словами суть его специальности. Совсем иная картина при общении с врачами, высокомерная снисходительность – норма общения, даже если вопрос задаешь хорошему врачу без всякого сомнения в правильности назначения, а единственно, чтобы ЗНАТЬ – как лекарство действует, каких реакций можно ожидать и что предпринимать – в конце концов и для того, чтобы этого самого врача не беспокоить лишний раз лишним звонком (надо сказать, что я много лет координировала лечение моей бабушки и – так как работала на немецкой стройке и получала сумасшедшие деньги – могла себе позволить контакты с хорошими платными врачами, которые, как правило, доступны и вечерами по домашним телефонам). А уж если сомнения позволишь себе высказать – уничтожат сразу, такое впечатление, что у студентов-медиков эти интонации и приемы на первом курсе тренировать начинают. А между тем любой взрослый человек навскидку приведет массу примеров методов лечения, осужденных позднее медициной как неправильные. В период моего детства всех детей заставляли пить рыбий жир, через 20 лет одна педиатр уверяла меня, что рыбий жир давать ни в коем случае не надо (и, похоже, это была официальная точка зрения), а сейчас опять все аптеки завалены им во всех формах и видах. Так куда бедному крестьянину податься? Кому верить? Медицина – особая область применения профессиональных знаний, где именно общение с потребителями услуг – разъяснительное общение именно с целью достучаться и по-настоящему объяснить, чтобы не навредить – оставляет основу профессии, коль скоро хотят лечить человека, а не болезнь и не симптом, о чем сейчас не говорит только ленивый. Вы-то как раз все это понимаете, иначе бы не писали для пациентов. Но и Вы не желаете дискутировать с Ястребовыми и Котоками, по той причине, что один не врач, а второй гомеопат.

Я всем своим медицинским «писательством» доказываю обратное. Если Вы где-либо найдете «высокомерную снисходительность» – это будет для меня личной трагедией. И я ясно написал, что не могу себе позволить дискуссию вовсе не «по той причине, что один не врач, а второй гомеопат». Неужели не понятно, что я в принципе занимаюсь в жизни совершенно другим. Я не выясняю отношений. У меня нет на это времени. Разве недостаточно на сайте примеров дискуссий с «не врачами»? Не приписываете мне грехи. Я не ангел, разумеется, но на Руси сотни профессиональных ученых, занимающихся прививками. Это их прямой долг, вести контрпропаганду.

Но ведь Ястребов прямо заявляет, что он — не противник прививок, он хочет знать и хочет попытаться изменить то, что приводит к дурным для здоровья последствиям — или может привести. Вы встретили мою фамилию на сайтах воинствующих антипрививочных активистов — и делаете из этого вывод, что я являюсь их «поклонницей». Ну, так меня можно гораздо чаще встретить (виртуально) на сайте Бекзентеева (за подписью Г.Л., так там на форуме так принято полностью не подписываться), и я вовсе не поклонница Бекзентеева, и вовсе не потому, что он — «за» прививки, а я «против». Я поклонница здравого смысла и права на сомнение, даже если это сомнение выгладит в глазах профессионала смешным. В конце концов, и закон прямо гарантирует мне право на полную информацию о способах лечения меня. Современный Семейный кодекс говорит об ответственности РОДИТЕЛЕЙ за здоровье их детей. А как родитель должен эту ответственность осуществить, если он не врач? Слушать врача и слепо выполнять ВСЕ рекомендации? А как же все проблемы, о которых Вы сами пишете: «Для меня вывод однозначен. Прививки требуют подготовки. Соответствующего образа жизни. Мозгов и здравого смысла — и у родителей, и у врачей. Мне и самому многое в прививочной политике не нравится. Когда отчетность — важнее конкретного дитя, когда нет условий и средств для обследования, для индивидуального подбора вакцин, когда и в самом календаре прививок есть много спорных моментов. А как хранятся и транспортируются вакцины?» В результате всех «недостатков в работе» страдают клиенты, никого же из медиков к ответу не привлекут. Если у родителей здравый смысл есть, а у участкового педиатра даже минимального ума нет, что делать? Ехать к платному хорошему врачу — а денег нет? Вашим пациентам здорово повезло, Вы все их сомнения тщательно развеете, а другим что делать? Остается думать самостоятельно — без помощи компетентных лиц и заставлять этих компетентных лиц активнее расставаться с информацией. Как Вы правильно заметили, Ястребов критикует «слова о прививках». Но если слова эти достойны критики, то сомнения в истинности самой процедуры вполне естественны, разве нет? Разве сложно написать о хорошем деле хорошими словами? Кстати, Ястребов как раз родителей не поучает, а вот на сайте Прививка.ру один из ведущих так прямо себя Непрофессионалом и называет, вот когда родителям дает советы сотрудник отдела маркетинга, филолог по первому образованию, это считается нормальным.

Все, что Вы пишите справедливо. Это ведь можно распространить не только на прививки, которые в рассматриваемом аспекте, лишь частный случай. Вся медицина наша такая. Я как могу, с этим борюсь, стараюсь по возможности научить родителей здравому смыслу. Пока никакой поддержки (кроме моральной — от читателей) я не имею. Спасибо за то, что медицинские чиновники не мешают.

Совсем пару слов об истории моего антипрививочного активизма. С сайтом Котока я познакомилась с целью просвещения моей подруги, которая «лечится» у гомеопатов — я имею в виду просвещения с целью критики и развенчания гомеопатии (И надо сказать — без всякого успеха, как глотала горошки, так и глотает). Я сама воспитана в уважении к атеизму и гомеопатию не приемлю, хотя у Котока внимательно прочла трактат Ганемана — внимательно критически. Потом увидела раздел о прививках и тоже внимательно критически ознакомилась — и с большим интересом. (Что касается тона Котока, то не думаю, что это стоит обсуждать с кем-либо кроме самого Котока). И у меня возникли многие вопросы. А позже, переводя для подруги из немецкоязычного Интернета на темы здорового образа жизни, я наткнулась на «Анкету моего непривитого ребенка» Зальцбургской группы родителей, критически настроенных по отношению к прививкам. И послала ее Котоку и Ксении Подоровой для публикации, уж раз есть дети, которых не прививают, то почему бы эту статистику не собрать и не подумать над ней. Тем более, что как Вы пишете, «тема прививок актуальна и достойна того, чтобы многое обсуждать». Мне думается, что и публикация этой Анкеты послужит благим целям, хотя бы заставит родителей активно задавать вопросы врачам, а последних — активно искать ответы на эти вопросы. Ниже — как раз несколько вопросов (если Вы еще читаете) — не обязательно отвечать лично, может, они послужат стимулом при дальнейшей работой над Вашими книгами и статьями:

— не отодвигают ли прививки «детские» болезни на более поздний срок, когда хуже переносятся, да и когда последствия могут быть страшнее? Я сама болела коревой краснухой в 23 года, и это было ужасно! А все мои знакомые дети переносили краснуху очень легко. (Замечу в скобках, на меня сбежалась посмотреть вся инфекционная больница в Сочи и все удивлялись, как это ленинградцы не болеют в детстве краснухой).

— прививка не дает пожизненного иммунитета, получается, мы постоянно должны ревакцинироваться? Особенно страшная ситуация в этой связи с краснухой — для молодых женщин, ведь — как я поняла из «пропрививочных» материалов, не всегда прививка дает иммунитет, к тому же определить, есть он или нет на сегодняшний день довольно сложно, а перенесенная в детстве краснуха уж точно защитит потомство от опасности врожденной краснухи?

Да, отодвигают, если не ревакцинироваться. Парадокс в том, что вакцинация — это педиатрия, а ревакцинация — терапия. А терапевты не особенно «увлечены» прививками. Вот и получается, что вакцинация под контролем педиатров, а ревакцинация — личное дело каждого. Это проблема организационная. По логике, организуя вакцинацию, надо создать условия для своевременной и бесплатной ревакцинации.

— Вы оперируете цифрами статистики, которые убеждают Вас, что прививки нужны, ну а сомневающийся родитель где должен эту информацию брать? Я попыталась найти официальные цифры по той же дифтерии — нет их! И как верить тем цифрам, которые есть — Вы же сами не видели этих 480 000 привитых и 20 000 непривитых, из которых заболело по 25 человек, может, эти «привитые» на самом деле купили или просто получили запись? Я лично знаю хорошего детского врача, которая своей подруге сама предложила сделать такую запись о прививке, убеждая НЕ делать прививку — как должен оценивать этот факт все тот же сомневающийся родитель, если сами врачи отказываются прививаться и прививать своих детей? Я знаю детского врача, которая утверждала, что коклюш в любом случае лучше осложнений от прививки против него — кому верить, Вам или ей? Или она, как и все прочие, тоже человек, хоть и врач, и поддалась на пропаганду?

А на моих глазах от коклюша умерло не менее 100 детей. Вот бы Вашего «хорошего врача» свести с родителями этих детей. Да верьте кому хотите. Тут ведь вопрос о доверии к врачу. Люди (читатели, пациенты) либо доверяют Комаровскому, либо нет. И, в большинстве своем, если с моей логикой согласны, то не требуют от меня подробных доказательств. Им важно мнение. — «Вы, Е.О. за прививки или против». — «Я за.» — «Спасибо».

— Относительно цифр статистики «антипрививочных» активистов, где бы их мог проверить сомневающийся родитель?

— уже упоминавшийся этический вопрос: 10 заболевших ВАПП как плата за 10 миллионов не заболевших полиомиелитом — это разве нормально, я имею в виду как подход? В таком случае допустимо говорить о естественном отборе не только по отношению к поствакцинальным осложнениям, но и по отношению к болезням, да, 1% от кори умрет, зато оставшиеся 99 % будут защищены на всю жизнь. И вообще если — совсем абстрактно — посчитать сегодняшние жертвы наркомании включая алкоголизм (я как преподаватель «Оптималиста» считаю алкоголь наркотиком № 1) + новые невиданные ранее детские болезни + все АБОРТЫ + наконец, эти самые осложнения после прививок, то не получится ли сегодня детская смертность выше, чем раньше от всех болезней, от которых защищают прививки? К тому же что делать с теми болезнями, от которых прививок нет, и которые, кстати, как утверждают антипрививочники, тоже снизились или вообще исчезли — чума, холера, скарлатина? Про болезни упомянутые. Снижение основано на эпидемиологии, путях передачи. «Повыбивать» грызунов — надежнее, чем всех от чумы прививать, плюс эпидемию легко остановить, поскольку возбудитель чумы чувствителен к антибиотикам. А уменьшение количества скарлатины — следствие массового использования антибиотиков. Почему — в главе про скарлатину. А распространение холеры, в свою очередь, более-менее легко остановить комплексом санитарно-гигиенических мероприятий. Кабы антипрививочные активисты знали особенности эпидемиологии, знали принципиальную разницу между вирусными и бактериальными, экзо- и эндотоксическими инфекциями, понимали, в чем разница между ДНК- и РНК-содержащими вирусами, они бы эти болезни не приводили в качестве примера того, как и без прививок снижается заболеваемость. Потому и действует на нервы, когда подобные примеры приводит якобы врач, демонстрируя свою неграмотность.

— Вы в целом считаете более правильным дифференцированный подход к вакцинации, который бы исключал жертвы прививок? А как же коллективный иммунитет?

Я не организатор здравоохранения. Я несу ответственность за здоровье своих пациентов, точнее своего конкретного пациента. Коллективный иммунитет лично меня волнует в гораздо меньшей степени. Теоретически, понятие коллективного иммунитета противоречит этической догме о первичной ценности конкретной человеческой особи.

И, наконец, главный вопрос. Сейчас много говорится о «вмешательстве в природу». Что Вы думаете о отдаленных последствиях столь массового вмешательства, как прививки? Нет ли в этом подходе чего-то неправильного в принципе? Или другого выхода кроме придумывания прививок от всех возможных болезней не существует? И потом вся жизнь — тщательное соблюдение графика вакцинации? А здоровый образ жизни — для того, чтобы иметь возможность сделать прививку? Не странная ли картина получается?

Думаю, что разговоры об отдаленных последствиях — это гадание на кофейной гуще. В моей повседневной врачебной работе указанная тема не всплывает. А вот «отдаленные последствия» порошков с биосистемами, нитратов овощей, антибиотиков, ковров, хлорированной воды — каждый день.

Когда можно и когда нельзя делать прививки?

Прежде всего помнить, что любая прививка делается ребенку, у которого в этот момент нет никакой острой инфекционной болезни — ни насморка, ни поноса, ни сыпи, ни повышения температуры тела. Почему важно именно отсутствие инфекционной болезни? Да потому, что любая вакцина — это нагрузка на иммунитет. Для того чтобы отреагировать на прививку правильно и выработать достаточное количество антител, организм должен быть более или менее свободен от других дел, в свою очередь связанных с выработкой иммунитета. Отсюда два вывода: если у ребенка нога в гипсе, то это не противопоказание к прививке. Если любая, пусть даже инфекционная болезнь, протекает с нормальной температурой и с ненарушенным общим состоянием — понятно, что такая болезнь не несет в себе существенной нагрузки на иммунитет и не является противопоказанием к вакцинации.

Из приведенного правила есть исключения. Некоторые инфекционные болезни специфически поражают именно те клетки человеческого организма, которые ответственны за выработку иммунитета. Это, к примеру, ветряная оспа и инфекционный мононуклеоз. Т. е. если у ребенка ветрянка, то нормальная температура и удовлетворительное общее состояние все равно не являются поводом к тому, чтобы делать прививки. Но исключения лишь подтверждают правила — умеренное шмыганье носом при общем бодром состоянии вполне позволяет прививки делать.

Некоторые перенесенные ребенком инфекционные болезни вызывают длительное ослабление защитных сил организма, и это в свою очередь является противопоказанием к проведению прививок на определенный срок (около шести месяцев после выздоровления). К таким болезням относят менингит, вирусный гепатит, уже упомянутый нами инфекционный мононуклеоз.

В то же время делать или не делать прививку — вопрос, относящийся исключительно к компетенции врача. Для каждой болезни — аллергической, врожденной, неврологической и т. п. — разработаны соответствующие правила: как, когда и чем прививать

Доктор Комаровский: Когда есть идиоты, готовые отказаться от прививок, всегда в мире найдутся нормальные люди, которые эти вакцины купят

В мире «катастрофически» не хватает вакцин, отметил украинский врач-педиатр Евгений Комаровский.

Люди ничего не понимают в вакцинации. Об этом врач-педиатр Евгений Комаровский заявил в интервью «Цензор.НЕТ».

«В чем парадокс: люди вешают детям от простуды на шею зубчики чеснока и так называемые “блокаторы вирусов”, по факту просто пакетики, наполненные хлором. И при этом обсуждают вселенский заговор фармкомпаний, которые производят вакцины», – сказал он.

Педиатр рассказал, что был недавно в Черногории на совещании по вакцинации Всемирной организации здравоохранения.

«Главный вопрос, который там обсуждался, вовсе не в том, хорошие вакцины или плохие. Речь шла о том, что вакцин в мире катастрофически не хватает. Поэтому когда есть идиоты, готовые отказаться от прививок, всегда в мире найдутся нормальные люди, которые эти вакцины купят. А наши особо мудрые политики вместо того, чтобы своевременно спланировать потребности и заказать на годы вперед, будут ходить по миру с протянутой рукой или закупать втридорога», – заявил Комаровский.

В апреле исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун сообщила, что Украина находится на последнем месте в мире по уровню охвата прививками населения. Она назвала вакцинацию «вопросом национальной безопасности Украины». Супрун отметила, что в украинский календарь иммунизации включено 10 прививок, а в странах ЕС, Северной и Южной Америки проводят вакцинацию минимум от 13 инфекционных заболеваний.

Доктор Комаровский: Почему вы спрашиваете о вреде прививки, а не о том, не убьет ли нас корь?

По словам Комаровского, ситуация поменялась только после того, как люди увидели реальные гробы во дворах

«А почему вы задаете вопрос, не навредит ли нам прививка от кори? А почему мы не ставим вопрос иначе – а не убьет ли нас корь? Вопрос же так стоит на самом деле», — заявил Комаровский.

Однако Комаровский добавил, что прививку от кори не рекомендуется делать беременным.

«Живые вакцины, например, корь, краснуха, категорически нельзя. Такие вакцины, как дифтерия, столбняк, вакцина от гриппа, от коклюша – можно. Инактивированную вакцину от полиомиелита можно, живую вакцину от полиомиелита нельзя. Это общепринятая мировая практика», — заявил Комаровский.

По словам Комаровского, прививки можно делать тем, кто принимает антибиотики.

«Это абсолютная глупость, никакой взаимосвязи между применением антибиотиков и вакцинацией нет. Если ребенок нормально себя чувствует, у него нормальная температура, ему можно делать вакцину одновременно с использованием антибиотика, ничего тут страшного нет», — заявил Комаровский.

Комаровский отметил, что на сегодня в Украине привито минимальное количество детей.

«На первом месте не качество вакцин и не Чернобыль, на первом месте количество привитых детей, которое минимальное. Более того, половина тех, кто якобы на бумаге привиты, на самом деле не привиты с купленными бумажками. Виновны родители, виновно информационное поле, СМИ, которые нам рассказывали многие годы, как кому-то стало плохо после прививки, но не показывали реальные болезни, смерти, страдания, инвалидности от коклюша, дифтерии, столбняка и так далее. Поэтому люди не боятся инфекционных болезней, но боятся прививки. Сейчас ситуация поменялась только после того, как люди увидели реальные гробы во дворах», — заявил Комаровский.

Комаровский — о кори, Зеленском и «инопланетянке-Супрун»

Share this with

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

«Советник по медицине, настоящий эксперт». Так Евгения Комаровского описал Владимир Зеленский, представляя свою команду перед президентскими выборами в апреле.

Телеведущий и известный врач Евгений Комаровский лично знает президента Украины более девяти лет, называет «старым другом» и согласился быть его советником. Министром здравоохранения Комаровский быть не хочет, критикует медреформу, но об определенных ее аспектах все-таки отзывается положительно.

В своей клинике в Харькове (где множество игрушек и даже собственная студия) он рассказал ВВС, как ему предлагали деньги за знакомство с Владимиром Зеленским, назвал себя и Ульяну Супрун «инопланетянами в медицине», а также сказал, что испытывает стыд за эпидемии кори в Украине.

«Корь — это смерти и миллиардные потери»

ВВС: Как вы реагируете на тот факт, что в XXI веке Украина лидирует в мире по количеству людей инфицированных корью? Это же стыд.

Евгений Комаровский: Конечно, это стыд и это — недостойно европейской страны. Но на это есть целый комплекс причин и моих реакций. Есть моя внутренняя реакция как врача-инфекциониста, который видел многих тяжелобольных, и который понимает, как это глупо — страдать от болезней, в отношении которых имеются простые и эффективные способы профилактики.

А как я реагирую на личностном уровне? Пытаюсь совершить практические действия. Я пытался делать это еще до того, как мы стали лидерами по кори. То, что нам это грозит, для меня было очевидным. Активные апелляции к обществу ничего не дали.

ВВС: Какую угрозу несет вспышка кори в Украине?

Евгений Комаровский: Прежде всего — это человеческие жизни, это реальная инвалидность, которая угрожает многим людям, это смерти. Я уже не говорю о миллиардном экономическом ущербе для простых людей.

Сегодня мы имеем корь со смертностью — примерно 1 больной на 1000. А ситуация с защитой от дифтерии обстоит не лучше. И если на смену кори придет дифтерия, то смертность будет как минимум 5%. А это уже другого порядка угрозы.

ВВС: Когда вы говорили, что Украина шла к этой эпидемии все годы независимости, что вы имели в виду?

Евгений Комаровский: Прежде всего мы должны четко понимать, что есть очень активное антивакцинальное движение, на которое следует дать ответ.

Государство должно информировать людей, к чему ведет отсутствие прививок. А государство не только игнорировало эту тему, но и допустило, что практически все информационные каналы были привлечены к антивакцинальной пропаганде.

Также люди понимают, что в случае возникновения каких-либо проблем, связанных с вакцинацией, они остаются с проблемами один на один.

Было множество скандалов, связанных с хранением вакцин, с качеством вакцин, с тем, что некоторые инциденты, произошедшие после вакцинации, трактуются врачами и чиновниками как события в результате вакцинации. И как следствие — полное отсутствие вакцинации.

ВВС: Почему государство так долго игнорировало угрозу кори?

Евгений Комаровский: Я думаю, что это глобальная политика. Ситуация с угрозами в сфере здравоохранения недооценивается, игнорируется. Причин тому две: крайне низкий интеллектуальный уровень людей, принимающих решения. Решения принимаются исходя не из интересов людей, а из возможностей заработать. Также на первом месте остается коррупционная составляющая принятия медицинских решений.

В Минздраве заявляли , что с начала вспышки кори они совместно с правительством предпринимали «систематические шаги по ликвидации барьеров для вакцинации и остановке вспышки кори в стране».

«Буду советовать президенту прививаться в прямом эфире»

ВВС: В Украине избран новый президент, в скором времени, вероятно, будет новое правительство, какие конкретные шаги нужно предпринять, чтобы лучше и эффективнее бороться с эпидемией?

Евгений Комаровский: Есть целый комплекс мероприятий, которые можно рекомендовать. Прежде всего, это доступность вакцин и демонстрация того, что у нас качественные вакцины. Активная пропаганда всеми возможными средствами. Демонстрация серьезного отношения к прививке первых лиц государства. Я буду рекомендовать президенту, чтобы он привился сам и прививал всю свою семью от гриппа в прямом эфире, чтобы все это видели.

Еще из рекомендаций по борьбе с эпидемией — стимулировать работодателей, чтобы они знали вакцинальный статус своих сотрудников. Это также повышение уровня благосостояния врачей, уголовная ответственность за фальсификацию справок.

Однако в отношении эпидемии кори, думаю, мы уже опоздали. Вероятно, мы придем к тому, что все, у кого сейчас нет защиты, будут болеть. Это закончится в течение ближайшего года, возможно, эпидемия продолжится в 2020-м. Все переболевшие получат защиту, и наступит тишина в отношении кори на некоторое время.

Минздрав заявлял, что Украина полностью обеспечена вакцинами по Календарю прививок, и бесплатно могут прививаться все дети и взрослые любого возраста.

ВВС: Вы говорили, что должны быть санкции против фальсификации документов. Должны ли быть изменения на уровне законодательства? Например, один директор школы во Львове рассказывал, что не может запретить невакцинированным детям посещать школу.

Евгений Комаровский: Я однозначно считаю, что дети, которые не были привиты без медицинских показаний, не должны посещать школы и детсады. Но я прекрасно понимаю, каковы будут последствия такого решения, если это будет решение правительства. Будет много истерик и скандалов, что, дескать, «моего ребенка лишили права на образование». Поэтому я считаю, что президенту или правительству необходимо инициировать обращение в Конституционный суд, который и примет это решение.

Такое решение не должен принимать директор школы. Главный аргумент тех, кто «против» — подобный запрет нарушает Конституцию, где гарантируется право на образование. Логично, если точки над «і» поставит Конституционный суд. По моему мнению, это будет наиболее легитимным решением.

Через несколько дней после записи интервью стало известно, что Верховный суд признал законным «запрет на посещение детских садов невакцинированным детям».

Медреформа — «праздник, который быстро закончился»

ВВС: 27 миллионов украинцев уже подписали декларации с врачами, и к этой цифре апеллирует Минздрав, когда речь заходит о том, поддерживают ли украинцы медреформу. Вы говорили, что поддерживаете курс на реформу, хотя у вас к ней много замечаний.

А Владимир Зеленский в ходе дебатов сказал: «Какая это нафиг реформа». Так медицинская реформа, по вашему мнению, успешна или нет?

Евгений Комаровский: Я могу назвать плюсы реформы — мы впервые задекларировали, что никакой особой украинской медицины не существует, что медицина бывает научная, а все остальное — это вообще не медицина. Мы декларировали, что нельзя допустить ситуации, когда каждый врач лечит, как ему вздумается. Не может быть, чтобы человек обошел пять разных врачей и получил пять разных рекомендаций.

ВВС: То есть существование единых протоколов лечения — это то, что уже есть и то, что хорошо?

Евгений Комаровский: Да. Я человек, всю свою жизнь сражавшийся именно за это, — за то, что существуют протоколы лечения, принцип оценки эффективности лекарств, как человек, 20 лет жизни потративший на то, чтобы объяснить людям, как много зависит от них, что не нужно делать глупости, что есть международные образцы, как действовать правильно, но я не находил в этом никакой поддержки.

И вдруг со стороны Минздрава я услышал декларации, над которыми я бился столько лет. Для меня это было личным праздником.

Дальше мой праздник закончился. Потому что с самого начала реформ я говорил, что нельзя ничего реформировать без денег. И поэтому, когда есть закон Украины, согласно которому на медицину должно выделяться 5% ВВП, а выделяется менее 3%, и министр здравоохранения спокойно на это реагирует, то от меня такой министр никакой поддержки не получит. Я этого категорически не понимаю.

Что мы должны сделать, приступая к реформе? Мы должны сказать, что у нас не так. И, имея эти критерии, мы можем через год-два сказать: «Смотрите, вот у нас была смертность от острого инфаркта такая, а стала вот такая. Продолжительность жизни изменилась. В стационарах лечилось 90% людей, а теперь только 50%. Это же понятные вещи».

ВВС: Но старт реформы вторичной медицинской помощи только начинается. Преобразовали первичную: зарплаты, например, семейных врачей выросли до 15-20 тысяч гривен.

Евгений Комаровский: Меня интересует не зарплата, а результат. Вот 27 млн людей заключили эти договора. А у них был выбор? Тут речь идет не о доверии.

Оценка должна быть следующей — сколько вызовов скорой было, а сколько стало? Вот это — оценка эффективности работы врачей. Сколько детей с диагнозом «пневмония» были госпитализированы, а сколько перестали госпитализироваться и лечатся дома. И я таких критериев могу назвать сотни.

А сколько онкобольных покончили жизнь самоубийством, не выдержав боли? У вас есть эта статистика? А я хочу, чтобы у нас она была. А сколько трансплантаций было проведено в Украине? Я считаю, что это неправильно, когда в коллективе поликлиники педиатр начинает получать 500 долларов, а ЛОР, окулист и хирург продолжают получать 100.

В Минздраве говорят, что зарплаты узких специалистов должны вырасти после старта реформы вторичной медицины после 2020 года. В ведомстве приводят данные соцопроса, где 70% людей довольны выбранными врачами.

ВВС: Но в Минздраве говорят, что реформа внедряется постепенно.

Евгений Комаровский: Значит это неправильно. Нельзя же создавать конфликты между людьми. Как может честно выжить врач, который зарабатывает 100 евро в месяц? Как он должен существовать? На протяжении многих лет мы выстраивали модель выживания врача.

А вы выживайте, как хотите — назначайте лекарства, имея процент в аптеках, выдумывайте несуществующие диагнозы и лечите их.

Не бывает кардиолога за 6 тысяч гривен и педиатров, которые сейчас пашут даже за 500 долларов. Не бывает в мире детского врача, работающего за 500 долларов в месяц, не бывает. Мы хотим, чтобы педиатры сейчас знали английский язык и английские протоколы? Где будут после этого работать наши педиатры? Будут выезжать и дальше.

ВВС: Вы перечислили, что, по вашему мнению, не так. Но, с другой стороны, вы также заявляли, что Ульяна Супрун для борьбы с корью сделала больше, чем все министры здравоохранения вместе взятые. В целом как вы оцениваете ее работу и работу ее команды?

Евгений Комаровский: Моя оценка: 10% — очень хорошо, 90% — очень плохо. Медицинские услуги не стали доступнее, медицинские услуги не стали качественнее, врачи не стали жить лучше, дефицит медицинских работников нарастает. А главное — абсолютно нулевая коммуникация с обществом и нулевая с врачами. Врачи не понимают и не любят «исполняющую обязанности» министра.

Более того, люди не понимают, почему министр здравоохранения, несмотря на все существующие законы, уже столько лет имеет приставку и.о. Люди считают, что есть какие-то подковерные игры, в связи с чем положение министра здравоохранения какое-то особое, что она не подчиняется никому.

«Идеологически мы с Супрун брат и сестра»

ВВС: И вы, и Ульяна Супрун известные ниспровергатели мифов: в отношении лечения «фуфломицинамы», гомеопатии. То есть вы с ней смотрите в одном направлении .

Евгений Комаровский: Не просто в одном, идеологически мы брат и сестра. Ульяна для нас как врач-инопланетянин. Я чувствую себя инопланетянином в этой стране последние 25 лет. То, к чему призывает Ульяна всех врачей сейчас, — я так лечу с 1991 года.

ВВС: Так почему же столько критики с вашей стороны?

Евгений Комаровский: Моя критика очень конкретна. Почему я не становлюсь министром? Я не умею реформировать. Я не умею сажать людей в тюрьмы, издавать приказы.

Ничего не получится, если начинаешь реорганизацию, не имея средств, не имея четкой программы, с подчиненными, саботирующими твою работу.

Я привожу конкретные примеры: я хочу знать, сколько операций по пересадке почек провели в Украине за прошлый год. Ноль. Это реформа? Вы можете сколько угодно опровергать мифы, сколько угодно рассказывать обо всем.

Вы считаете, что купить ангиографы и стенты — это реформа кардиослужбы? Нет.

Реформа кардиослужбы — это врач, которого уважают, и который заинтересован в том, чтобы стентирование вам не понадобились, который выписал вам лекарства согласно протоколу, проследил, чтобы у вас дома был аппарат для измерения давления, и чтобы вы умели им пользоваться, отправил вам медсестру домой.

А фальсификация лекарств вас волнует? А что сделано в этом направлении? Так где реформа?

Когда я получаю письма о том, что творится в стационарах, у меня волосы дыбом встают.

А все эти ситуации, когда на территории каждой больницы есть аптека и купить лекарство можно только там, и главврачи в доле с аптекой. Это никому не известно? Это разве изменилось? Это продолжится?

Это моя боль: люди, которые потенциально знают, что такое хорошо и что такое плохо, вешают лапшу на уши.

ВВС: Вы высказывали опасения о том, что часть уже имеющихся положительных изменений, полученных в результате реформы, исчезнет из-за сложившейся в стране ситуации — у нас летом выборы, будет новый парламент, а осенью, вероятно, новое правительство. Каковы, по вашему мнению, шансы на то, что эта реформа будет продолжена? И если будет, то в каком виде?

Евгений Комаровский: Мне кажется, что в целом направление реформы не имеет альтернативы. Она должна идти так, как она идет. Другой вопрос, что к этой реформе нужно добавить денег и правильно их распределить, и правильно акценты расставить, и проводить с обществом разъяснительную работу.

Есть много ключевых моментов, на которые нужно обратить внимание — это и профилактическая антибиотикотерапия, это и доступ к наркотикам, и отпуск лекарственных препаратов без рецепта, и трансплантация, и скорая помощь, и санэпидемслужба, и вакцинация, и система школьной медицины.

«Познакомь с Зеленским за любые деньги»

ВВС: Вы перечислили факторы, на которые следует обращать внимание при реформировании медицины. А вы как советник президента будете на это обращать внимание? Вы уже успели дать Владимиру Зеленскому какие-то советы? Если да, то какие?

Евгений Комаровский: Нет. Не давал.

ВВС: Почему?

Евгений Комаровский: Потому что он их у меня не спрашивал.

ВВС: А когда планируете?

Евгений Комаровский: Как только у меня их спросят. У общества складывается такое мнение, что советник президента, это такой, как говорит наш президент «чувак», который находится рядом с президентом и берет деньги за знакомства, за правильные советы. У меня здесь было столько народу с криками: «Познакомь за любые деньги», что я теперь понимаю всю суть украинской политики.

Я вижу свою роль так: когда у президента возникают какие-то вопросы, связанные со сферой здравоохранения, он должен иметь возможность поговорить с человеком, который не заинтересован коммерчески, и выяснить — за этим решением стоят интересы пациентов или чей-то бизнес.

Но пока он не звонил.

ВВС: Во время представления команды Зеленского вас описали как человека из сферы медицины, к советам которого будет прислушиваться президент. Но вы говорите, что не хотите быть министром, и только, когда вас спросят, будете давать советы. То есть с вашей стороны присутствует критика, но что же тогда делать и кому?

Евгений Комаровский: Реформа здравоохранения не имеет никакого отношения к полномочиям президента.

ВВС: У него будет своя партия в Верховной Раде.

Евгений Комаровский: Вот когда будет своя партия, когда будет писаться программа партии .

ВВС: Тогда вы присоединитесь?

Евгений Комаровский: Скорее всего, да. Я никогда не был человеком, стремящимся к власти. Если первые лица партии «Слуга народа» или любой другой партии будут не в состоянии отличить интересы пациента от бизнес-интересов структур, или не захотят отличить, я не смогу там быть.

Как только я увижу, что какое-то решение в медицинской сфере будет заранее неверным, я об этом сразу сообщу. Сейчас я нахожусь в таком уникальном положении — я человек, к которому кандидат в президенты обратился с просьбой быть его советником. Я согласился.

С Зеленским как с президентом я еще не общался, и я даже боюсь что-то говорить, потому что это будет восприниматься как позиция президента. Но я — частное лицо. И у нас с президентом могут быть кардинально разные позиции.

ВВС: Когда будет избрание на должность министра здравоохранения, вы будете кого-то советовать?

Евгений Комаровский: У меня в голове есть определенные кандидатуры, но не буду их озвучивать.

ВВС: Вы хотели бы участвовать в этом процессе, в обсуждении?

Евгений Комаровский: Я бы хотел держаться от этого подальше. Я и раньше знал, какое это дерьмо — украинская политика, но недооценивал это.

Сегодня среди людей, которые скорее всего пройдут в Раду, у меня есть много знакомых, которые звонят и спрашивают меня, и которым я даю советы на вопрос, что такое хорошо, а что такое плохо. Я скорее вижу себя в роли медицинского лоббиста интересов простых людей, а не медицинского бизнеса. Это для меня самое важное. Моя задача — это объединение усилий, чтобы мы не видели этой безумной войны между комитетом Рады и Минздравом. Я могу предложить себя в качестве чемпиона по коммуникациям.

Я не буду советником, который будет давать удобные советы. На моих советах не заработаешь.

Владимир Александрович давно осведомлен, что на мое решение нельзя повлиять деньгами. Мы с ним уже 9 лет общаемся.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Отвечает доктор Комаровский: можно ли делать прививку при диатезе?

Доктор Евгений Комаровский настаивает, что перед вакцинацией следует особо внимательно прислушиваться к рекомендациям лечащего врача.

МОЖНО ЛИ ДЕЛАТЬ РЕБЕНКУ ПРИВИВКУ, ЕСЛИ У НЕГО ДИАТЕЗ?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Теоретически аллергический дерматит является противопоказанием к проведению прививок на этапе его обострения, т.е. если есть новые высыпания, если ребенка беспокоит зуд, однозначно прививку делать нельзя. Но если ситуация стабильна, сыпь не нарастает, ребенка не волнует – тогда прививку делать можно. Тем не менее при проведении прививки в такой ситуации следует получить от педиатра конкретные рекомендации о том, как ребенка к ней подготовить».

НУЖНО ЛИ ПРОВОДИТЬ АЛЛЕРГОПРОБЫ НА ВАКЦИНУ ПЕРЕД ПРОВЕДЕНИЕМ КАЛЕНДАРНОЙ ПРИВИВКИ?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Не нужно. Да, собственно говоря, никаких достоверных аллергопроб и не существует».

КАК ОТНОСИТЬСЯ К ЩАДЯЩЕМУ ГРАФИКУ ПРИВИВОК (после года)

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Я к такому графику отношусь отрицательно. Дети до года и прививки переносят легче, и реже болеют ОРВИ (меньше контактов). Например, тот же коклюш тем опаснее, чем младше ребенок. Его легко заполучить и в годик».

ЖАРОПОНИЖАЮЩЕЕ ПОСЛЕ ПРИВИВКИ ­ – ЭТО ПРАВИЛЬНО?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Скорее правильно, чем неправильно… В США, например, многие педиатры назначают тайленол (парацетамол) сразу после прививки, вообще не дожидаясь – повысится температура или нет. Повышенная температура после прививки не имеет особо положительного значения, так как не влияет на выработку иммунитета и пользы от нее нет (как например при ОРВИ). Поэтому безопасное жаропонижающее (тот же парацетамол) давать можно. Но все хорошо в меру: если температура не высока, а ребенок чувствует себя хорошо, то зачем лишние препараты?»

Читайте на EtCetera

СЫПЬ ПОСЛЕ ПРИВИВКИ КПК . ЗАРАЗЕН ЛИ РЕБЕНОК?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Прививка против кори делается живой вакциной, т.е. речь идет о самом настоящем вирусе кори, только – ослабленном. Появление сыпи, с очень высокой степенью вероятности, это и есть легкая форма кори. К аллергии это не имеет никакого отношения. Ребенок не заразен и лечение не требуется. Ребенок может общаться с другими детьми».

ВОСПАЛИЛОСЬ МЕСТО УКОЛА БЦЖ. ЭТО ПЛОХО?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Наоборот – это очень хорошо. Это свидетельство того, что вырабатывается хороший противотуберкулезный иммунитет. Так и должно быть».

МОЙ РЕБЕНОК ВООБЩЕ НЕ ПРИВИТ. МОЖНО ЛИ ЕМУ КАПАТЬ КАПЛИ ОТ ПОЛИОМИЕЛИТА?

Евгений КОМАРОВСКИЙ: «Если ребенку больше двух месяцев и он никогда ранее не прививался от полиомиелита, то вакцинация должна начинаться с ИПВ. ОПВ вводится не ранее чем через 2 недели после ИПВ».

Справка: ОПВ (оральная полиомиелитная вакцина) – вакцина, содержащая живой ослабленный вирус полиомиелита. Капается в рот — 2 капли на язык. ИПВ– полиомиелитная вакцина, содержащая инактивированный (убитый) вирус полиомиелита. Вводится инъекционно (укол). ИПВ может входить в состав комбинированных вакцин, таких, например, как «Инфанрикс» и «Пентаксим».

Что новогоПедиатр Евгений Комаровский — о родительских страхах и заблуждениях

The Village задал известному детскому врачу вопросы, которые беспокоят современных родителей

Педиатр Евгений Комаровский — известный детский врач, который является авторитетом для многих современных родителей. В своих книгах и программах на телевидении он рассказывает о том, что нужно делать, чтобы дети росли здоровыми, а родители оставались здравомыслящими. The Village поговорил с доктором Комаровским о главных родительских страхах, прививках и проблемах современной педиатрии.

О родах

— Как вы относитесь к популярным сейчас домашним и партнёрским родам?

— Партнёрские роды (роды, при которых присутствует отец ребёнка. — Прим. ред.) в условиях роддома — это прекрасно. Домашние роды, при которых минимизированы возможные риски, а в случае, если что-то пойдёт не так, можно за 20 минут добраться до роддома, — это тоже прекрасно. Отсюда логичный вывод: проблема не в том, как мы эти роды называем, а в том, как организован процесс. Цель одна: комфорт и безопасность всех участников. Но сегодня домашние роды в нашей стране — реальный риск для жизни, причём риск однозначно больший, чем в условиях роддома.

— А какой главный риск при домашних родах?

— Невозможно выделить какой-то один самый главный риск, их несколько. Например, есть опасность возникновения кровотечения у роженицы, расстройства кровообращения у плода или нарушения дыхания у новорождённого. Всё это можно вовремя диагностировать в роддоме, и есть эффективные способы помощи, к которым далеко не всегда можно прибегнуть в домашних условиях.

— Какие вопросы обязательно нужно задать педиатру в роддоме?

— Я бы поинтересовался, каков режим встреч родильницы с родственниками (родильница, в отличие от роженицы, — это женщина, которая уже родила. — Прим. ред.). Какие вакцины будут использоваться? В каких условиях будет находиться ребёнок? Какая температура в палате и какова возможность её регуляции? При каких условиях произойдёт выписка? Кто поможет уложить ребёнка в автокресло и покажет, как им правильно пользоваться? Ещё я бы узнал, в какие сроки и к кому из персонала роддома можно обращаться за консультативной помощью, — например, при возникновении вопросов по грудному вскармливанию.

— Существуют ли какие-то исследования, которые нужно обязательно сделать ребёнку в роддоме на первых днях жизни?

— Нет ничего такого, что можно сделать в роддоме, но нельзя сделать через неделю в нормально оборудованной поликлинике. Другой вопрос, что ряд исследований, направленных на своевременное выявление некоторых врождённых нарушений обмена веществ, что входит в так называемый скрининг новорождённых, рационально делать именно в роддоме.

О вакцинации и осмотрах

— Сейчас всё больше родителей отказываются вакцинировать своих детей. Действительно ли прививки так опасны? Почему их всё-таки нужно делать?

— В нашей жизни всё меньшее место занимают те болезни, которые породили на свет само явление вакцинации. Именно благодаря прививкам дифтерия или столбняк сегодня — это что-то редкое и невидимое. В интернете часто можно встретить истории о том, как тому или иному человеку стало плохо после прививки. Но при этом там не пишут о том, как непривитый ребёнок кашлял четыре месяца с остановками дыхания, потому что заразился. Люди не знают и не видят больных, не интересуются буднями инфекционных больниц.

Кроме того, прививки — дело государственное, а наши люди не очень дружат с государством. Поэтому, когда государство что-то предлагает или чего-то требует, так хочется держаться от этого подальше. Тем не менее прививки, осуществляемые качественными вакцинами и в соответствии с определёнными правилами, — это самый эффективный способ профилактики инфекционных болезней. И делать их нужно тогда, когда у вас хватает логики и здравого смысла, чтобы сопоставить риски: риск дифтерии и риск прививки от дифтерии, риск полиомиелита и риск прививки от полиомиелита.

Сейчас, в условиях активного информационного обмена, всё меньше людей сохраняют способность объективно анализировать информацию и оценивать её источники, легко соглашаются с мнением, которое удобно и которое легко воплотить в жизнь. Конечно, не читать, не интересоваться и не ходить в поликлинику за прививками — это очень удобно.

— Если с риском болезней всё понятно, то какие основные риски у прививок? И можно ли каким-то образом их минимизировать? Выбирать иностранные вакцины, например?

— Касательно того, что среднестатистическому россиянину всё понятно с риском болезней, я бы поспорил. Но применительно к рискам прививок надо для начала чётко понимать разницу между реакциями на вакцинацию и её осложнениями.

Осложнения — огромная редкость, это один случай на сотни тысяч или даже на миллионы прививок, который невозможно заранее предсказать с помощью обследований. Это всегда непрогнозируемый индивидуальный ответ конкретного организма. Такой неадекватный ответ возможен всегда, когда в организм попадает любое лекарство — будь то парацетамол от температуры, ампициллин от ангины или вакцина от кори. Таким образом, про осложнения с определённой долей условности можно сказать, что тут работает исключительно случай.

Реакции на прививки — совсем другое дело. Такое бывает часто, но информированные родители имеют множество эффективных способов уменьшить как выраженность реакций, так и вероятность их возникновения. Они могут и вакцины выбирать, и влиять на место-время-условия вакцинации, и совершать правильные действия, касающиеся образа жизни ребёнка до и после вакцинации. Ещё один принципиальный момент — умеют ли родители правильно реагировать на повышение температуры тела у малыша? Знаком ли им алгоритм обязательных действий, необходимые параметры воздуха, режим прогулок? Как поить, как кормить, как, когда, какое и в каком количестве давать лекарство? Есть ли это лекарство в доме — или за ним придётся бежать в аптеку в три часа ночи?

Врач совершенно не заинтересован в том, чтобы вы были здоровы, поскольку здоровый никогда не скажет спасибо. Как следствие — большинство профосмотров заканчиваются обнаружением болезней

Я хочу донести мысль о том, что причиной повышения температуры может быть и прививка, и вирус, но в обоих случаях возможны абсолютно неадекватные действия родителей. Например, ребёнка держат в жарко натопленной комнате и растирают его водкой, а потом эти действия приводят малыша в стационар. При диагнозе ОРВИ мамы смиренно лечат детей, но если это была реакция на прививку, они тут же начинают писать во всех соцсетях о том, как жуткие вакцинаторы довели ребёнка до капельницы.

— В России существует календарь прохождения медосмотров у специалистов и прививок для детей разных возрастов. Не устарела ли эта система? Какие осмотры действительно необходимы на разных этапах жизни ребёнка?

— Наши календарь и график осмотров просто прекрасны. Есть мало стран, где людям доступна подобная частота профилактических осмотров. Прежде всего потому, что нет стран, где бы столь низко оценивался труд врача. Там, где платит частная страховая компания (то есть там, где платят из своего кармана), любой контакт с врачом — это очень ответственно, а следовательно, очень дорого. Поэтому встречи с врачами — редкость.

Но наши организаторы здравоохранения уже лет 90 всё никак не могут разглядеть огромную проблему, изначально заложенную в нищего врача. Во-первых, он не готов брать на себя ответственность, поэтому осмотр — это сплошь и рядом непродуктивное беганье от одного специалиста к другому. А во-вторых, врач совершенно не заинтересован в том, чтобы вы были здоровы, поскольку здоровый никогда не скажет спасибо. Как следствие — большинство профосмотров заканчиваются обнаружением нескольких болезней.

Теоретически у каждого ребёнка должен быть свой врач, с которым однозначно надо встречаться по мере того, как у родителей возникают проблемы и вопросы. Один раз в три месяца — на первом году жизни, один раз в полгода — на втором и ежегодно — в дальнейшем. Плюс клинические анализы крови и мочи — это, пожалуй, необходимый минимум.

— Расскажите, как вы в целом оцениваете современное состояние педиатрии на постсоветском пространстве? Есть ли какая-то положительная или отрицательная динамика?

— К медицине XXI века состояние нашей педиатрии никакого отношения не имеет. Есть отдельные и очень-очень редкие островки современной цивилизации, но в целом ситуация печальная и в лучшую сторону мало что меняется. Отрицательная динамика прежде всего связана с тем, что достойный уровень жизни и диплом педиатра сочетаются в очень малой степени.

О страхах и заблуждениях

— Говорят, что использование подгузников вредно для детей. Это правда?

— Это домыслы завистливых бабушек, которые ну никак не могут смириться с тем, что современная женщина избавлена от бесконечной стирки.

— В любой ли ситуации стоит обращаться к врачу? Например, если у ребёнка банальный насморк?

— Вы, пожалуй, удивитесь, но ВОЗ положительно относится к самолечению и всячески рекомендует распространять среди населения основы медицинских знаний. Главный совет: обращаться к врачу надо тогда, когда некий симптом у конкретного человека появился впервые в жизни. Подумайте над этим советом, и всё станет понятно.

— А с каким самым глупым заблуждением о детях и детском здоровье вам приходилось сталкиваться?

— Самое глупое — слепая вера в лекарства. Cамое печальное — уверенность большинства мужчин в том, что мама ребёнка лучше, чем папа, знает, как ухаживать за малышом и что ему нужно.

Кстати, есть два главных родительских страха. Они присущи в основном женщинам, инстинктивны и, как правило, иррациональны: страх, что ребёнок замёрзнет, и страх, что он умрёт от голода. Для преодоления этих страхов необходим вменяемый, интересующийся здоровьем ребёнка папа. Поиск, выращивание и сохранение подобных мужчин — чуть ли не главная проблема нашей современной жизни.

— Нужно ли ограждать детей от домашних животных? Есть ли болезни, которые животные могут передать детям?

— Не нужно. Но следует заранее поинтересоваться рисками и способами эти риски обойтись. Собачка может укусить, ящерица — заразить сальмонеллёзом, попугайчик — стать источником аллергии. Но всего этого можно избежать.

Понятно, что проще всего придумать вред и рассматривать его как повод никого не заводить. Тем не менее собака — великолепный способ заставить папу оторвать попу от дивана и пойти гулять, заодно прихватив с собой ребёнка. К сожалению, малыш без собаки большинством пап не рассматривается в качестве достаточного повода для прогулки.

— А когда можно разрешать детям смотреть мультфильмы?

— С двух лет, но эта рекомендация практически никогда и никем не выполняется. Поэтому до этого момента хотя бы не превышайте лимит в 30 минут в день. И желательно израсходовать его не за один раз, а в три-четыре захода.

О питании

— Нужно ли давать ребёнку витамины, и если да, то какие? Например, практически все педиатры настоятельно рекомендуют давать детям витамин D. Насколько это оправданно?

— Как правило, их давать не нужно, и стандартная рекомендация ВОЗ — предпочесть разнообразное питание приёму комплексных витаминов. Однако приём витамина D имеет намного больше плюсов, чем минусов. В дозе 500 единиц в день он не помешает никому и никогда, но я бы всё-таки предпочёл индивидуальный подход в выборе дозы и рекомендовал учитывать место жительства, режим прогулок, характер питания и цвет кожи.

— Есть ли рациональное зерно в моде кормить грудью до трёх лет и спать вместе с ребёнком?

— У каждого свои представления о рациональности. Для меня как для педиатра главное мерило рациональности — медицинская наука, серьёзные исследования, анализирующие реальную пользу или вред тех или иных действий.

Кормить грудью до шести месяцев — крайне важно и нужно, до года — желательно, а после года никакой реальной пользы для здоровья ребёнка в кормлении грудью нет, если речь идёт о стране, в которой соблюдаются основы безопасного питания. В некоторых странах, особенно тропических, с низким уровнем медицины вообще и санитарии в частности, ВОЗ рекомендует кормить грудью до двух лет, поскольку прекратить раньше — значит подвергнуть своего ребёнка риску умереть от кишечной инфекции. К нам эта рекомендация не особо относится, и это сплошь и рядом не понимают сторонники длительного грудного вскармливания.

Что касается совместного сна, то здесь всё ещё более определённо — это не рекомендуют ни ВОЗ, ни педиатрические ассоциации большинства стран.

— Критично ли совсем отказываться от грудного вскармливания? Какие могут быть последствия кормления ребёнка смесью с самых первых дней его жизни?

— И критично, и драматично, и смертельно опасно в странах с низким уровнем гигиены и низким уровнем здравоохранения. По некоторым данным, в таких странах отсутствие материнского молока в 14 раз увеличивает вероятность смерти малыша от кишечной инфекции.

Кормить грудью до шести месяцев — крайне важно и нужно, до года — желательно, а после года никакой реальной пользы для здоровья ребёнка в кормлении грудью нет

Но для цивилизованной страны, знакомой с мылом и такой специальностью, как педиатрия, критично — не совсем то слово. Не кормить грудью — неправильно, неестественно, нерационально, дорого, неполезно как для мамы, так и для ребёнка. И хотя современные молочные смеси позволяют минимизировать риски для здоровья, достоверно доказано, что при искусственном вскармливании значительно увеличиваются риски диабета, отитов, кишечных инфекций, ожирения и аллергии.

— Можно ли начинать прикорм с баночного пюре?

— Конечно, можно, если это овощное пюре. Фруктовые пюре — это десерты, которые не рассматриваются в качестве самостоятельного прикорма. Если же вы делаете акцент на слове «баночка», то я однозначно за то, чтобы мама вместо стояния на кухне лишний час провела с ребёнком на свежем воздухе, в то время как папа купит качественное баночное питание.

— Должно ли питание ребёнка отличаться от питания взрослых?

— На земле нет ни одного млекопитающего, детёныши которого питались бы не так, как взрослые особи. Молоко мамы, затем кратковременный период пережёванной родителями пищи, и вперёд — к обычной еде. Другой вопрос в том, что взрослые человеческие особи напридумывали себе кучу совершенно неестественных и вредных продуктов: сладких, жирных, острых, горьких, солёных, содержащих алкоголь. Понятно, что никакими рекомендациями невозможно привить родителям осторожность и чувство меры.

А вот правильные пищевые привычки у ребёнка сформировать можно и нужно. Но следует понимать, что детёныши инстинктивно копируют пищевые привычки взрослых членов стаи. Нельзя сформировать правильные привычки у ребёнка, если, например, у папы они не сформированы.

— Правда ли, что рекомендуется как можно дольше не давать детям сладкое и шоколад?

— Как можно дольше — это перегиб. Но не приучать к сладкой пище и особенно к сладким напиткам — очень важно. Без шоколада до трёх лет однозначно можно обойтись. В любом случае, следует помнить о том, что сладости допустимы лишь тогда, когда нет лишнего веса и созданы условия для двигательной активности ребёнка.

— А необходимо ли малышу есть суп несколько раз в неделю?

— Нет. Первое блюдо — это традиция определённых народов мира, и мы однозначно относимся к таким народам. Но медицинская наука не рассматривает суп в качестве обязательного компонента детского рациона.

— Критично ли отсутствие мяса в рационе ребёнка, если родители — вегетарианцы и хотят воспитать ребёнка-вегетарианца?

— Некритично, если родители информируют о своём выборе врача, который в состоянии дать доступные и понятные рекомендации — как обследовать малыша, как уменьшить риски, на что сделать акценты в питании. Кроме того, родителям необходимо чётко знать, как — какими продуктами, пищевыми добавками и лекарствами — компенсировать и возможный, и вероятный дефицит белка, железа, некоторых витаминов. Как минимум два раза в год нужно делать ребёнку обычный клинический анализ крови.

— Если оба родителя аллергики, есть ли какие-то способы снизить вероятность того, что у ребёнка тоже будет аллергия?

— Способы есть: не перекармливать, не перегревать, избегать стерильности, минимизировать контакты с фармацевтической продукцией и бытовой химией, заниматься спортом, следить за своевременной очисткой кишечника. Беда состоит в том, что по наследству передаётся не столько аллергия, сколько педагогические принципы родителей. Выросшие в тепле, при изобильной еде и лекарствах аллергики делают своих детей такими же, наступая на грабли уже своих родителей.

— Нужно ли вообще заставлять ребёнка есть? Почему дети иногда едят слишком мало и отказываются почти от любой пищи?

— Никогда! Аппетит определяется образом жизни, уровнем энергозатрат, а также интенсивностью роста, который прямо связан с количеством вырабатываемых гормонов. Уровень этих гормонов повышается и понижается, соответственно реагирует и аппетит. Вы не удовлетворены аппетитом ребёнка? Спорт, прогулки и активные игры вам в помощь.

О воспитании

— С какого возраста ребёнку необходимо регулярно находиться в детском коллективе?

— Ребёнка можно вырастить вполне адекватным и успешным без регулярного посещения детских коллективов. Но искусство общаться с себе подобными — одно из важнейших человеческих умений, освоение которого требует регулярных тренировок. Поэтому детский коллектив — условие не обязательное, но весьма желательное. Эпизодические контакты с детьми приветствуются уже с 9–12 месяцев, а после 1,5–2 лет посещение детского коллектива на регулярной основе — это очень даже хорошо.

— В раннем развитии больше вреда или пользы?

— Это как с лекарством — всё определяется дозой. В умеренном количестве — сплошная польза, но когда вместо того, чтобы бегать, прыгать и скакать, ребёнок учит фамилии американских президентов — это уже патология, причём патология того, кто организовывает подобное раннее развитие. Ребёнок учится с самого рождения, инстинктивно рассматривая взрослых как пример для подражания. Будьте правильным примером.

— Правда ли, что нельзя наказывать и ругать ребёнка до трёх лет?

— Есть огромное количество самых разнообразных педагогических методик. Хорошие, умные, добрые люди вырастают и там, где детей ругают и наказывают. Обсуждать надо скорее не саму возможность наказаний и ругани — без этого не обойтись никому и никогда, — а методы наказаний, способы, посредством которых взрослые могут дать детям путёвку в жизнь. Но взрослых этому никто не учит, хотя это абсолютно обязательные, прикладные знания. Основы семейной педагогики и основы семейной медицины, на мой взгляд, должны быть обязательными предметами в школе.

— А стоит ли разрешать бабушкам и другим родственникам вмешиваться в воспитание детей?

— Все принципиальные решения могут принимать только мама, папа и педиатр. Родственники могут, во-первых, советовать — при условии, что способны не обижаться на то, что их советы не используются. Если же они обижаются, следует немедленно ввести мораторий на советы. И во-вторых, они могут пассивно помогать, требуя от родителей решения всех принципиальных вопросов. Так, бабушка может отправиться на прогулку с ребёнком, но предварительно она должна согласовать с мамой, что на него надеть, куда пойти и сколько гулять.

— Должен ли у ребёнка быть режим дня?

— Режим дня делает удобной жизнь семьи и жизнь ребёнка в обществе. Режим дня устанавливают родители, руководствуясь интересами семьи. Другое дело, что родители сплошь и рядом не в состоянии добиться удобного режима по причине собственной лени или незнания. Вы хотите уложить дитя в 21:00, но не хотите погулять перед сном и почитать сказку? Ну, тогда может так случиться, что ребёнок не согласится с режимом, который вы пытаетесь ему навязать.

— А как вы относитесь к тому, что многие современные дети быстрее учатся пользоваться планшетами и смартфонами, чем говорить?

— Плохо отношусь, но это целиком и полностью ответственность родителей. Именно мама и папа дают ребёнку ответы на вопросы о том, что такое хорошо и что такое плохо, именно мама и папа вводят малыша в этот мир и навязывают определённые правила игры. Вы просто должны понимать, что у смартфона могут быть другие ответы на основные жизненные вопросы. Поэтому не удивляйтесь, если в дальнейшем планшет станет для малыша большим авторитетом — и в значительной степени более надёжным другом, чем мама и папа.

Читайте так же:

  • Примета залетел сокол Аура Дома.ру Что еще интересного Первая из семи чакр, она находится на копчике и называется Муладхара. В ней заключена вся потенциальная энергия человека, его энергетические Что же […]
  • Верваковский поцелуй примета Приметы, связанные с вышивками Не раз встречала на страницах форума рассказы вышивальщиц о приметах, связанных с теми или иными вышитыми картинами. Знаю, что есть домик, вышив […]
  • Народные приметы посевов Посевные работы по народным приметам Погодные катаклизмы настолько в последнее время непредсказуемы, что приходится здорово изловчиться, чтобы посевную на своем огороде провести в нужные […]
  • Примета под бой курантов Новогодние приметы и суеверия на Новый год 2020 Какие существуют приметы в Новый год? Какие бытуют суеверия и традиции празднования Нового года? В преддверии этого праздника мы все […]
  • Чего нельзя делать священнику Мифы о священниках Какие мифы существуют о священниках и насколько они соотвествуют реальности? На вопросы корреспондентов "Нескучного сада" ответили сами священники. Священник все время […]
  • Народные приметы погоды в разные времена года Лето - народный прогноз погоды Разделы страницы с летними народными приметами и погодоуказателями: Народный прогноз зимы по лету Как узнать летом будущий урожай Приметы на […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *