Приметы о дровах

Пора подумать о дровах. Народные приметы на 22 октября

Ну нам, городским жителям, вроде это совсем н к чему, чего них думать, о дровах-то. Но каждый ли знает, что осенние поленья не сравнить с весенними? Казалось, что тут такого, какая разница. Заготовка дров была делом ответственным. От того, как хозяева постараются, зависело, как жарко разгорится печь, как тепло будет в доме.

22 октября (Яков) Люди говорили, что Яков белую курицу на землю посылает, день карнает. Заготавливают дрова для русской печки. В этот день Православная церковь отмечает память апостола Иакова Алфеева, одного из 12 сподвижников Иисуса.

Яков Студёный — часто в этот день идут крупа или пороша. «Яков белую крупицу на землю посылает, тропы остужает, день карнает» Яков Древопилец — пора заготовки дров на зиму. «Осеннее полено горит жарко, вешнее и летнее ему не чета, спорины в них нет».
И еще важная метка у этого дня: на Якова закрывали грибной сезон — собирали последние осенние сыроежки. Их либо солили, либо тушили и подавали с картошкой.

Подробнее об истории этого дня:

Яков Дровопилец

В этот день отмечается память Иакова Алфеева — одного из Двенадцати апостолов, брата апостола Матфея. Согласно житию, прежде чем стать учеником Христа, Иаков был мытарем, а после проповедовал в Иудее и Эдессе. Информации о жизни и деятельности этого святого сохранилось очень мало, тем более, что в источниках нередко возникает путаница в сведениях о разных Иаковах.

Кроме Иакова Алфеева, в писаниях упоминаются апостол Иаков Заведеев и апостол от семидесяти Иаков, «брат Господень».

В деревнях в это время начиналась пора заготовки дров на зиму. Раньше Якова (Иакова) русские люди к этому занятию не приступали. Во-первых, летом всегда хватало и других забот, а во-вторых, считалось, что осеннее полено горит жарче всего, поскольку из него уже ушли все соки.

Заготовка дров была делом ответственным. От того, как хозяева постараются, зависело, как жарко разгорится печь, как тепло будет в доме. Про дрова и печь русский народ сложил множество загадок.

Среди них такие: «Шкаф большой, дверцы маленькие, кладут белое, вынимают черное»; «Дедушка старый, весь белый; лето придет — не глядят на него, зима настанет — обнимают его»; «Зимой нет теплей, летом нет холодней»; «Шуба в избе, рукав на улице».

Нередко на Якова выпадал мелкий град. «Яков придет, крупицу пришлет», — говорили в народе. Крупа в этот день появлялась и на столах: крестьяне начинали обдирать просо, овес, ячмень, молоть пшеницу. Поэтому на Якова хозяйки первым делом готовили кашу, которую подавали с маслом или салом.

Пекли также пироги с кашей и угощали ими родных и соседей. «Гости на печь глядят, видно, каши хотят», — шутили по этому поводу наши предки. Но говорили и так: «На чужую кашу надейся, а своя бы в печи была». И добавляли: «Заварил кашу, так не жалей масла».

На Якова закрывали грибной сезон — собирали последние осенние сыроежки. Их либо солили, либо тушили и подавали с картошкой.

Приметы о дровах

Уже несколько дней стоит прекрасная солнечная погода. Сегодня половину дня собиралась гроза, но так и не собралась, белые облака на голубом небе стали реже. Мы с дедом с раннего утра пилили и кололи дрова, складывая их в поленницу на дворе. Но вот, расколото и уложено последнее полено, убраны топоры и рукавицы.

— Что ж, — говорит дед, — за ужином можно и по рюмочке. Что на ужин будем готовить?

— А все готово. С обеда картошка осталась, да банку рыбных консервов откроем.

— Ну, дак (1) айда в избу! Я картошку погрею, а ты банку открой, да хлеб порежь. Я сам в подпол слазию за вином.

Никак не могу привыкнуть к тому, что вином здесь называют водку или самогон, а портвейны, кагоры, вермуты и пр. — “красным вином”. “Красно вино” тут не пьют даже пьяницы, говорят: “отравиться можно”.

— Ну, как ты хлеб режешь, Сережа! – возмущается дед, — Раз (2) так можно резать? Запомни: эдак будешь резать, вдовцом станешь.

— Ничего не ерунда! Мне мама сколько раз говорила: “Володька, не режь так хлеб, вдовцом будешь”. И что? Вот… пожалуйста!

Я начинаю резать хлеб большими кусками по всей ширине буханки.

— Вот эдак верно. Да опять ты маленько не так делашь. Дай ка нож-от.

Я подаю нож, но видимо рано разжимаю пальцы, нож падает на пол.

— Ну вот, мужик придет, – ворчит дед.

— Вот, как надо резать, понял?

— Чего это вы режете, рыбу чтоль? – вдруг раздается у нас за спинами мужской голос. Мы резко поворачиваемся и видим, что у печки стоит сосед.

— О! Валер Алексеич – приветствует его дед, — а я и не слышал, как ты взошел. Какая рыба? Мы с утра с дровами провозились.

— А я на озеро ходил со спиннингом. Семь штук поймал, не надо ли одну?

— А давай, пожалуй…, чем банку-то открывать…

— Вот! – подает сосед щуку на килограмм.

— Дак долго ты озеро-то хлестал?

— А часа три кидал. Но плохо очень: за лопухи задевает, две блесны оставил. Надо с лодки кидать, а я с берега. Ну, пойду, до свидания. Надо баню топить.

— Кто же баню в четверг топит. Раньше только в субботу топили. Бывало, дежурной с каланчи увидит дым из бани не в субботу, так сразу “тревога!” Али в милицию сообчит, что в бане самогон гонят.

— Не те времена, Владимир Иванович. Ну, захотелось всем баньку, вот и топлю.

— Как там Анна Андреевна?

— Ступай с Богом! Это ж надо, жизнь пошла, баню в четверг топят! Да рассказать бы про такое лет 30 назад, никто бы не поверил.

Дед никак не может успокоиться. Я, тем временем, беру нож и большую тарелку в одну руку, щуку — в другую:

— Я в огород пойду рыбу чистить.

— Из желтой бочки воду бери, она не поганая.

— Погодь, и я с тобой.

В огороде около бочки с водой небольшой столик, на котором удобно чистить рыбу. Я, не спеша приступаю к этой процедуре. Дед стоит рядом и внимательно смотрит на мои руки.

— Что, опять что-то не так делаю?

— Нет-нет, все так. И я эдак же чищу. При чистке рыбы что главное? Желчь не раздавить, а то рыба горчить будет.

— А почему раньше бани только по субботам топили?

— Как почему? – удивляется дед, – А потому что… Когда еще топить-то? Шесть дней в неделю работали, в субботу короткий день. Сходил в баню, во все стирано переоделсь, а в воскресенье все чистые, опрятные в церковь. В тридцатых годах церкви позакрывали, а мылись все равно по субботам. Как же иначе? А то, что сейчас,… это ведь бардак! Порядок забыли. Валер, какой аккуратной, как порядок любит, а вот… в четверг… Я мыслю: не привирает ли Валер, неужто и правда 7 щук за 3 часа поймал? Как думашь?

— А я вот что думаю: у нас один спиннинг есть, давай другой налажу, и махнем завтра на озеро .

— Ну, давай – соглашается дед.

Полдень. Перед нами водяная гладь озера. Все утро мы “хлестали озеро” спиннингами, а поймать сумели только двух щук. Обоим такая рыбалка надоела, и теперь мы ловим сорожек (3) на удочки, предусмотрительно взятые с собой. Лодка крепко привязана к кольям, воткнутым в дно озера метрах в тридцати от берега. Глубина здесь около трех метров, а высота кольев метра по четыре. Рыба на удочку клюет быстро, мы каждую минуту вытаскиваем то сорожку, то окуня, то подлещика, и каждый раз по-детски радуемся пойманной рыбе. Но, и для меня, и для деда, в рыбалке улов – не главное. Дед любит шутить: “Нам важна не рыба, а сам процесс”.

Какое это удовольствие: плыть рано утром по реке, когда она словно зеркало, а от воды клубами поднимается пар. Плыть по протоку среди лилий и кувшинок, где вода так прозрачна, что видны стайки рыб у самого дна. А в тех местах, где ширина протока всего полтора – два метра, и с одного берега на другой перекидываются ветви тальника, создается впечатление, что плывешь по сказочному коридору с зелеными стенами и потолком. Бывает, что в таком месте прямо перед лодкой окажется вдруг дикая непуганая утка, да так и поплывет впереди, словно указывая путь; или от берега к берегу, выпучив испуганно на нас глаза-бусинки, торопливо проплывет ондатра. А на озере как красиво! Лес, небо, облака – отражаются в воде, как в зеркале. Фотографируй, потом долго будешь фотографию в руках вертеть: где верх? где низ? Одно и то же.

Сегодня мы взяли котелок, картошку, лук, соль и часов в 11 варили уху. А, когда собирали дрова для костра, дед меня здорово отругал. Я увидел в лесу грибы (белые, подосиновики) и принялся было их собирать, но дед приказал “это дело прекратить!”:

— Мы зачем сюда приехали? За рыбой! Вон, слышь в лесу ухают “ау – ау!”? Это грибники идут. Грибы им оставь, они нонче не наши, а ихние. Чужое не бери! Примета есть…

Полдень позади. Зеркальной глади на воде сейчас нет, небольшие волны от легкого ветерка едва слышно ударяют о борт лодки. Мы разговариваем тихо – рыбалка. Когда доносятся удары колокола с каланчи, мы одновременно считаем, проверяя друг друга: “Один… два…”.

— Два часа, через час домой – строго говорит дед. Я молча киваю, соглашаясь.

Из-за леса раздается глухой грохот, похожий на отдаленные раскаты грома. Мы с дедом удивленно переглядываемся и поднимаем головы. Над нами на чистом синем небе медленно плывет пара белых безобидных облачков.

— В заготзерне баржу разгружают, — говорит дед, — либо на нефтебазе бочка на железну палубу упала.

По воде далеко слышно, и не только звук колокола из села, но и низкие звуки, которые так легко затухают на суше. До нефтебазы и заготзерна от нас по воде – километров пять, по прямой – четыре. Мы, успокоившись, продолжаем рыбалку.

Вдруг из-за леса раздается другой звук, словно отдаленный взрыв. Кое-где у берега от этого звука плеснулась рыба. Мы снова поднимаем головы, теперь более внимательно вглядываемся в небо над лесом. Нет, ничто не предвещает грозы. Даже стрекозы летают, как обычно. Дует слабый ветерок. Солнце парит… Рыба клюет…

— Самолет? – спрашивает дед. Я пожимаю плечами.

— Самолет – снова успокаивается дед и снимает на мгновение картуз, чтобы вытереть пот с лысеющей головы. Продолжаем ловить, никаких звуков больше не слышно.

Волны становятся меньше. Приятно смотреть на поплавок на спокойной воде, тогда хорошо видна поклевка.

Дед снова снимает картуз, морщится и, как мне кажется, ни с того, ни с сего говорит:

— Слушай ко, а ведь дело-то не ладно.

— Гляди ко, где стрекозы?

Стрекоз действительно нет. Нет ни мух, ни комаров. Нет больше плеска рыбы. Ветер стих полностью. Солнце светит так же ярко, но почему-то перестало парить. Небо над лесом голубое, но какое-то не такое.

— Видишь, тишина какая? – спрашивает дед, – Жди урагана. Над лесом маленькое облачко видишь? Какие у него края?

— Красные, розовые какие-то.

— Это пыль, песок в небе. Быстро сматывай удочку!

— Так грома-то не слышно.

— Сейчас услышишь. Налетит быстро.

Дед не успевает договорить, как небо озаряется яркой вспышкой и, словно выстрел из пушки, раздается гром.

— Откуда молнии, откуда гром? – удивляюсь я, – Ни дождя, ни тучи…

— Скорее бы дождь пошел, – объясняет дед, — это самое опасное время, начало грозы. Я еще, когда в Затоне электриком работал, читал, что электричество в такие моменты вырабатывается из-за трения этих самых песчинок в воздухе. Сухая гроза самая опасная. Налегай на весла! Успеть бы до перевоза.

Какая тишина! Шум производит только наш ботник (4) : скрип уключин, всплески воды от весел, бурление в носовой части лодки. Мы разговариваем очень тихо, но кажется, что наши голоса слышны далеко на берегу.

Теперь за лесом стал виден край тучи. Туча, словно многослойный пирог, эти слои можно видеть только тогда, когда смотришь на приближающееся высокое грозовое облако. Нижний слой свинцово-синий, слой повыше – серый, еще выше – желтый, а верхний – белый. На втором слое белые вкрапления с малиновым оттенком.

— Плохо дело, – говорит дед — когда белое на сером, град будет. За огород беспокоюсь, побьет все.

— Как бы нас не побило. Может, под мостом переждем, как я в прошлый раз?

— Это не та гроза… Домой, милый, домой!

Падают первые редкие капли дождя. Они очень большие, теплые. На дне лодки, лавочке, корме они оставляют следы диаметром сантиметров по пять. Мы уже в протоке из Семейнища в Голубое. Вот и мост через проток, под ним уже собираются разводить костер двое знакомых мне рыбаков:

— Здорово, парень! Сегодня с отцом приехал? Здравствуйте!

Здороваясь с дедом, рыбаки снимают шапки, это почтение к возрасту.

— Давайте к нам. Опять попали…, едрёныть…

— Доброго здоровья честной кампании, — отвечает дед, снимая картуз, — Нет уж, мы рванем к перевозу, а там нам рукой подать.

— Что батько-то у тебя какой несговорчивый? – спрашивает меня один из рыбаков.

— Де-ед? Деда надо слушать – говорит рыбак, и, повернувшись к мосту, тихо добавляет:

Мы выплываем в Голубое. Вдалеке видна знакомая плоскодонка, а в ней сидит парнюга в шляпе и очень быстро гребет к нам.

— Во, дает! – удивляется дед, — Силён!

Парнюга тем временем оборачивается, перестает грести и вдруг встает в лодке, разведя руки в стороны. Он, конечно, узнал меня, и в этом жесте читается крайнее удивление. Он словно спрашивает: “Что такое? Куда? Надо под мост! Чаю на костре согреем, побалагурим”. Я тоже перестаю грести, развожу руками, а затем постукиваю себя по запястью левой руки. Мой жест должен означать: “Что делать, обстоятельства. Времени нету”. Парнюга понял меня, но продолжает стоять в лодке. Видимо, это должно означать недоумение. Ну, ничего, сейчас ему под мостом рыбаки расскажут, что это дед меня к перевозу увёз.

Крупные капли падают то реже, то чаще, но сильный дождь пока так и не начался. Однако по всему понятно: вот-вот “ливанёт”. Молнии бьют уже где-то совсем рядом. Мы теперь в другом протоке и у нас нет обзора, но от вспышки в небе до раската грома порой не проходит и двух секунд. Нам помогает плыть сильное течение, видимо вода в реке убывает быстрее, чем в озере. Поворот…, еще поворот… Мы выплываем в Ветлугу и оба перестаем грести. Перед нами удивительная картина: другого берега реки просто нет, там нет ни песков, ни воды, ни неба, там все светло-серое. Там ливень.

Мы резко поворачиваем лодку в сторону понтонного моста. Мост виден только наполовину,… теперь на треть,… а вот его и вовсе нет. Но нет и дождя. Я слышу шум, похожий на шум приближающегося самолета, и вдруг… Ощущение сравнимо только с тем, когда над вами опрокидывают ведро холодной воды. Капли просто ледяные, такого дождя я раньше никогда не видел.

До перевоза (домика у моста) мы не успели доплыть всего нескольких метров. Разговаривать бесполезно, все равно ничего не слышно. Мы едва видим друг друга. Причаливаем. Выбираемся из лодки, которая сразу стала наполняться водой, втаскиваем ее повыше на берег и идем под навес к дому. Навес теперь не спасение, т.к. на нас уже нет ни одной сухой вещи (вымокли мы в прямом смысле до нитки), но и продолжать путь не представляется возможным.

Мы стоим под навесом, смотрим друг на друга и с досадой качаем головами: “Чуть-чуть не успели”. Что ж, нас предупреждали…

Ливень прекращается так же резко, как и начался. Небо нисколько не просветлело. Ветер сильный, порывистый, но дождя почти нет. Стало холодно.

— Поехали? – предлагаю я.

— Это еще не конец. Надо бы подождать, сейчас главное представление начнется.

— Ждать-то холодно, а так двигаться будем, грести. Через двадцать минут у лестницы будем.

— Что ж, поехали… А ты, вот, без шапки!

Пока сталкиваем лодку, я все думаю над последними словами деда. “Что он имел ввиду? Вот он в шапке, а толку-то от его картуза, его даже не выжмешь”.

В лодке полно воды, я быстро отчерпываю ее ведром.

— С Богом! – говорит дед, когда лодка отходит от берега. Проплываем между понтонами моста. Стараемся плыть недалеко от лесного ярового берега, там сильнее течение. Скорость лодки большая. Я налегаю на весла изо всех сил, а дед помогает кормовым.

Вдруг дед перестает грести и говорит:

Я оборачиваюсь… Впереди ничего не видно. Верх…, низ…, все одинаково серого цвета.

— Давай на ту сторону, на пески. Там и переждем — предлагаю я.

— Поздно, — отвечает дед, — Убирай весла.

Нас накрывает дождем. Теперь ливень сопровождается каким-то свистом. Капли больно ударяют меня. Что уж говорить об открытых частях тела, даже плечи чувствуют удары через плотную дедову спецовку. Кисти рук горят, т.к. я инстинктивно закрыл голову руками, а в локтях ощущается неприятный холод. Только теперь я понимаю: идет град! Градины размером с фасоль и летят, как пули. Да, шапки-то у меня и нет. В рукава насыпалось града, и он тает под локтями. В лодке полно воды, а на ней плавает толстый слой круглых льдинок. Шум дождя, ветра… Свист от падения града в воду. Молнии бьют совсем рядом: и впереди, и позади лодки.

Берег то виден, то нет. Но вот над головой показались провода высоковольтной линии. Стоп! Надо разворачиваться и плыть вдоль проводов. Вот лодочная станция, вот место, где приковываем лодку. Куда теперь? В сторожку!

В сторожке тепло, как в бане. Топится печка. В маленькой комнатке уже человек семь, да еще мы пытаемся разместиться. Стоим плечом к плечу. Я дрожу от холода. Минут через пять дрожь проходит, а через десять становиться тепло. Я выглядываю за дверь, дождь лишь моросит. Туча ушла, но куда – непонятно. Гремит отовсюду. Над нами сквозь рваные облака проглядывает голубое небо.

— Пошли! – говорю я деду. Дед благодарит сторожа за обогрев, прощается со всеми.

Поднимаемся в гору, шагаем медленно. Тяжелые промокшие кирзовые сапоги хочется снять и идти босиком. Гроза теперь впереди. Дождь там сильный, но не ливневый. Вдалеке виднеется поле, в дымке дома деревни, большой деревянный коровник… Молния ударяет прямо перед этим зданием!

— Я уж думал, в коровник ударила, — говорит дед.

Проходит еще секунд пять, и мы видим, как над крышей коровника поднимается пламя. Одновременно с каланчи доносится частый звон: “Бом-бом-бом-бом”… Подходим к главной улице, по ней со свистом проезжают две пожарные машины.

— Не потушат, — говорит дед.

— Почему? – спрашиваю я.

— А так… Примета есть.

Мы приходим домой. Я бегу переодеваться, а дед первым делом идет в огород. Долго ходит там.

В доме тепло. Сухая одежда добавляет комфорта. Я наливаю воды в чайник и ставлю его на электроплитку. Решаю проверить, есть ли свет. Щелкаю выключателем… Точно, света нет. Либо где-то замкнуло провода, либо оборвало ветром, либо еще что – гроза.

Дед очень любит горячий чай, а сейчас выпить горячего весьма кстати. Я наливаю воду в самовар, отщепляю лучину, поджигаю, кладу углей. Ба! трубу открыть забыл. Готово!

Приходит дед, с него течет вода.

— Не пойму, тут вроде и града-то не было, только ветер. Рубероид на дворе кое-где пооторвало, а так все в порядке. Ты, что это удумал? В грозу самовар ставить?! А, как шарова молния в трубу влетит?

Дед, гроза уже кончилась.

— Ну, почти кончилась, — соглашается дед, снимая сапоги у приступа (5) .

Через несколько минут мы вместе сидим на кухне, чаевничаем и поглядываем в окно. Небо просветлело и очистилось от облаков, оно теперь бледно-голубое .

— Умылось небушко, — говорит дед, — Теперь, как одеялом облаками укроется. Ненастье будет. Будет-будет. Сейчас посидим и пойдем воду в баню носить.

С желоба, что под крышей, натекла полная ванна воды. Теперь заполним дождевой водой обе бочки: и для холодной воды, и для горячей. Дождевая вода мягкая.

— Можно? – раздается в дверях женский голос.

— Пожалуйста! – вскакивает дед, — Анна Васильевна, добро пожаловать. Садись ко чай пить.

— Спаси Христос. Пожар-от видели? Коровник-от?…

— Да-да-да…- перебивает дед, — Дак, как? Что слышно, коров-от спасли?

— Да коров-от спасли, а коровник-от сгорел.

— Дак я сказал, что не потушат. Слушай ко, вот чего, а град-от был здесь, али нет?

— Был. Ну дак, как началсь, я ухват в окно кинула, он и прошел.

— Верно, молодец, а то бы все побило.

— Дак у других-то, чай, побило.

— Да, это ты от нас отвела. Свету-то наверно до утра не будет.

Я с радостью слушаю этот разговор. Мне нравиться местный говор, понятны заботы, волнения этих людей, интересны их рассказы о прошлом, совершенно сказочные истории, приметы… Я понимаю, что многие приметы – это предрассудки, пережитки, суеверия и.т.д., но интересны. Хотя…, кому они нужны сейчас. Техническая революция, космические полеты, а тут…

И все же, я, как коллекционер антиквариата, впитываю услышанное и увиденное в этом удивительном заволжском крае, запоминаю сказки, приметы, предания, говор, чтобы потом записать, т.к. верю, что записанное когда-нибудь станет чистым, живительным воздухом в нашей загазованной атмосфере.

“Старая там Русь, исконная, кондовая. С той поры, как зачиналась земля русская, здесь чуждых насельников не бывало. Там Русь исстари на чистоте стоит. Какова была при прадедах, такова храниться до наших дней. Добрая сторона…” (6)

Печь топить — не чай пить, или как правильно выбирать дрова

Снова на дворе наша суровая сибирская зима, а с ней — мороз и холод. А перед собственниками частных домов и коттеджей опять встала проблема отопления своего жилья. В основном жители Бурятии используют твердое топливо — уголь и дрова

Хотя по традиции последнему отдают большее предпочтение. И потому далеко не безразлично, какими дровами мы будем топить свои печи и котлы.

Топить надо правильно

Как известно, чем сильнее на дворе морозы, тем больше расходуется дров. Еще издревле печь казалась хозяевам ненасытным и прожорливым существом: «Стоит Матрена, здорова, ядрена, пасть открывает, что дают — глотает». Даже самые богатые и запасливые хозяева в сильные морозы говорили с грустной усмешкой: «На дворе мороз, а в кармане денежки тают».

И потому мы должны заранее позаботиться о своем кошельке и грамотно подойти к вопросу топки своих печей и котлов. Специалистами установлено, что грамотная топка печи позволяет экономить до 20 процентов дров. Если печь топить неправильно, каждый пятый кубометр дров будет отапливать небо.

— Топить печку предпочтительно сухими дровами. В хорошей, правильно построенной печке, конечно, сгорят и сырые дрова. Но тогда стенки дымоходов будут покрываться твердой смолой, — советует Константин Балданов, печник с 20-летним стажем.

Удалить ее трудно, и при этом очень хорошо горит. Если ее накопится много, она загорается, горит с гулом по всей трубе. Из трубы летят искры и огонь. Иногда вызывает так называемый печной пожар, который очень опасен. Тушить его бесполезно. Поэтому время от времени печник советует прочищать дымоход, особенно в нашей Бурятии, где для топки преимущественно используются хвойные дрова, отличающиеся повышенной смолистостью. Кроме этого, у сырых дров намного меньше теплоотдача.

Так, при сгорании 1 кг сухих сосновых дров выделяется 4500 ккал, при влажности дров 30% — 3250 ккал, при 50 — 2050 ккал. Также необходимо постоянно следить за процессом горения, от которого зависит качество топки. Признаком нормального горения являются соломенно-золотистый цвет пламени и спокойный шелестящий звук, сопровождающийся легким потрескиванием горящих дров.

Более яркое пламя и гудение в топке указывают на избыток воздуха. Бордовое коптящее пламя, вялый процесс горения и выходящий из трубы черный или серовато-бурый дым указывают на неполноту сгорания дров ввиду недостатка воздуха.

Дрова дровам рознь

В одном из своих рассказов писатель Михаил Пришвин описывает случай, произошедший с хозяйкой дома, где он квартировал. Однажды она купила у заезжего торговца пять сажен березовых дров. Шел снег, и старичок-торговец, чтобы не тревожить хозяйку, вызвался сам уложить дрова в поленницу. И пока на дворе стояла относительно теплая погода, хозяйка топила печь оставшимися с прошлого года осиновыми дровами.

Но. в декабре, когда начались настоящие морозы, вспоминает писатель, как они ни топили осиновыми дровами, прохолодило дом сразу. «Ну, — сказала однажды хозяйка, — с завтрашнего дня принимаемся за березовые дрова, эти уж не подведут, а осина не дрова, осина — прах». Однако в поленнице, сложенной торговцем, выяснилось, вместо березовых уложены осиновые дрова, припорошенные для маскировки снежком. «Итак, — заключает писатель, — благочестивый старик целых пять сажен осиновых дров расписал под березовые».

Осиновые дрова дают почти вдвое меньше тепла, чем березовые. Для того чтобы жарко натопить печь, достаточно сжечь всего одну хорошую охапку березовых дров, в то время как осиновых потребуется не менее двух. Березовые дрова отличаются от осиновых еще и плотностью. Они намного тяжелее их. Чем выше плотность древесины, тем больше тепла дает она при сгорании.

По теплотворным способностям березовые дрова уступают лишь дубовым, а в Сибири — лиственничным. Один кубометр березовых дров равноценен 0,75 кубометрам дубов и лиственничных, 1,2 – сосновых и 1,5 – осиновых. Отсюда вывод — дрова дровам рознь. И для топки печей выгодно применять дрова с высокой плотностью и удельным весом.

Какие дрова нам нужны?

В нашей Бурятии на топку идут преимущественно сосна и лиственница, реже береза, осина. Тяжелая и плотная древесина лиственницы имеет такую же высокую калорийность, как у дуба. Однако при горении древесина хвойных пород «стреляет», и в них, как и в березовых дровах, много смолистых веществ. При горении эти дрова дают много сажи, которая оседает и в топке, и в дымоходе. Если она накопится, может загореться.

И как уже ранее советовал Константин, чтобы такого не случилось, надо почаще прочищать дымоходы, топки. И тут стоит вспомнить осиновые дрова. Именно они помогают нашим печам избавляться от сажи. А еще хорошо добавить при топке картофельные очистки, ботву. При сжигании они разрыхляют плотный слой сажи, и она улетучивается или оседает в золе.

— Топить печь лучше разными дровами. Сосновые и лиственничные перемешивайте с осиновыми или же чередуйте, — советует печник.

Сильная тяга в печи — к морозу, слабая — к оттепели.

Дрова горят с треском — к морозу.

Пламя стремится в трубу и дрова горят с шумом — к бурану.

Чего ни в коем случае нельзя делать при топке печи

1. Нельзя бросать в топку крашеное дерево, пластмассу, толь, битум.

2. Нельзя использовать для разжигания бензин, керосин или прочие горючие смеси.

3. Нельзя перегревать печь: в облицовке и кладке появятся трещины.

4. Нельзя закрывать задвижку (вьюшку) до того, как над оставшимися углями в топливнике имеется голубовато-синее пламя — признак так называемого угарного газа. Угарный газ (окись углерода) не имеет запаха, обнаружить его появление бывает очень трудно. Легкое отравление угарным газом вызывает головную боль, а тяжелое отравление может привести к смертельному исходу.

Скоро улан-удэнцам нечем будет топить печи

Через год в столице Бурятии обострится проблема с поставкой дров. Так предполагают поставщики и продавцы самого используемого топлива для частных домов. По их словам, эта проблема назревает уже сейчас, так как в близлежащих районах дров почти не осталось.

В некоторых лесхозах на них вообще не выписывают лесобилеты, ссылаясь на то, что негде заготавливать. Весь лес, пригодный для дров, закончился. Кроме этого, рынок торговли дровами не отличается разнообразием – продаются в основном только сосновые.

— В прошлом году еще была свежая гарь, которая отпускалась на дрова. Но сейчас она закончилась. Вообще дров осталось очень мало. Не знаю, в следующем году, наверное, вообще дров не будет, — сетует 57-летний Георгий, изготовитель и продавец дров из Тарбагатайского района.

На первый взгляд простого обывателя кажется, что с продажей и поставкой дров нет никаких проблем — так же много машин, загруженных дровами, торговля, пусть и не бойко, идет. Но, пройдясь по рядам машин, пообщавшись непосредственно с самими изготовителями, а также перекупщиками, коих половина на половину, можно убедиться, что их опасения не напрасны.

— Я сам покупаю дрова в близлежащих районах и перепродаю здесь на рынке. Если раньше свободно можно было купить или договориться с местными на их заготовку, то в этом году стало туго. Не так просто найти дрова даже в деревнях, — рассказывает Жаргал, продавец с Мелькомбината.

По его словам, это связано с тем, что трудно стало найти нормальную деляну, где можно заготовить качественные дрова. В основном выделяются такие деляны, где лес тонкий. А дрова из него невыгодно заготавливать, затрат и работы много. Потому не все берутся. За качественными дровами из толстых сухих чурбаков нужно ехать подальше — до Подлопаток, Татарского Ключа и т.д. Надо заметить, в свободной продаже только сосновые дрова.

Лиственничных, березовых нет, как, впрочем, и осиновых. Первые два сорта изредка привозят на заказ, да стоят дороже. Если 4 — 4,5 кубометра сосновых стоят 5 — 6 тысяч, то лиственничные – 7 — 8 тысяч. На вопрос, почему не поставляют из отдаленных районов, где нет проблем с дровами, продавцы в один голос утверждают, что это невыгодно.

— Кто за свой счет туда поедет? Посмотрите, на сколько по сравнению с прошлым годом подорожали бензин, солярка, тогда как дрова продаем по старым ценам, — вздыхают они.

«Лесобилет не выдают»

Помимо всего этого, по мнению заготовителей дров, трудно стало в этом году и с выдачей ордеров на заготовку и вывоз древесины. Если и выдают пять кубометров, то ограничивают в сроках – за три дня ты должен успеть вывезти с деляны.

— Хотел приобрести лесобилет, чтоб заготовить побольше дров самостоятельно, т.к. недавно купил микрогрузовик. Но не тут-то было. В городском лесхозе вообще не выдают лесобилет. Говорят, нет фонда, — рассказывает житель Улан-Удэ Батор Юндунов.

При анонимном звонке по вопросам приобретения ордера его слова подтвердились. В МАУ «Городское лесничество» инженер ответил, что ордера не выписывают, т.к. готовить поблизости негде. Все, что было, за сентябрь-октябрь вырубили, и посоветовал обратиться в Агентство лесного хозяйства. Оттуда нас послали на выбор в Городское, Иволгинское, Заудинское, Заиграевское лесничества.

Обратились как частные лица в Заудинское. Здесь уже есть возможность приобрести лесобилет на 20 кубометров на деляне в 131 квартале. Стоить будет примерно 2700 рублей. Но это показалось слишком хлопотным делом. Чтобы получить билет на руки, сначала нужно ехать в Тальцы, затем на деляну с лесниками, а потом с документами в Тарбагатай, чтоб заключить договор.

И уже после всего этого можно смело идти в лес за дровами. А там снова различные расходы. Так что не каждый рискнет. Да и не факт, что на выделенной деляне найдутся качественные дрова.

Евродрова – топливо нового поколения?

На нашем рынке с недавних пор появился новый вид топлива — евродрова. Этим не совсем привычным термином часто называют обыкновенные брикеты из опилок. Они изготавливаются из прессованных древесных отходов — опилки, стружка, щепа и т.д. без использования связующих веществ. Они могут использоваться в любых печах, каминах и котлах, заменяя дрова или уголь.

Преимущества евродров в их высокой теплоотдаче и длительном времени горения (в 2 — 2,5 раза выше березовых дров), а также в компактности, удобстве хранения и в низком содержании влаги. Одна тонна евродров по теплоотдаче соответствует 5 кубометрам березовых дров и при складировании занимает небольшую площадь. Свое мнение по поводу нового вида топлива выразила и улан-удэнка Евгения.

— В прошлом году по рекламе в Интернете заказывали одну тонну евродров из Заиграево. Когда их сложили, получился примерно кубометр. У нас большой прибалтийский котел «Стропува». На одну топку туда входит шесть-семь охапок обычных дров, и горят они без добавки сутки. При затопке брикетами я закладывала их чуть меньше положенного, но зато горели они двое суток, что очень удобно, — рассказывает женщина.

По ее словам, этих дров ей хватило лишь на две недели. Несмотря на дороговизну, женщина заказала снова, но ей их так и не привезли. Производители ссылались на большую очередь, а у них производство небольшое. Не успевают.

Европейцы давно используют этот вид топлива как основной. Но в Бурятии они пока не получили широкого распространения. Многие слышали, но как они выглядят и где продаются, знают не все. Нам удалось отыскать несколько мест, где можно купить такие дрова. Вот только цены у них совершенно разные. Магазин «Мир тепла» предлагает брикеты 5 килограммов за 100 рублей (6 штук). Получается, тонна стоит 20 000 рублей.

Продавец признался, что в нашем городе они большим спросом не пользуются, горожане предпочитают их только для шашлыков. Байкальская биотопливная компания не только продает, но и с недавних пор производит топливные брикеты. Стоимость одной тонны 16 000 рублей. В Заиграево также производят евродрова.

По сравнению с остальными производителями цена здесь более доступная. Стоимость 1 тонны – 8 000 рублей с доставкой. Предположительно, на отопление среднего дома в сезон расходуется около 8 тонн евродров. По нехитрым подсчетам, за зиму можно потратить минимум 64 000 рублей. Дороговато.

По словам Георгия, продавца из Тарбагатайского района, в прошлом году в Куйтуне тоже хотели открыть завод по изготовлению топливных брикетов, обещали, что скоро все начнут топить только ими.

— Но его разогнали быстро, посчитали, что нерентабельно, — говорит мужчина.

В странах Европы использование древесных брикетов для отопления давно получило государственную поддержку. Почему бы их опыт не перенять нашему руководству? Тем более что в нашей лесной республике древесных отходов в избытке. Они повсеместно лежат ненужным хламом или же их просто-напросто сжигают. Чему свидетельствуют постоянные костры вдоль заиграевской, хоринской и других трасс.

Если из этих опилок производить дрова и уже по доступной цене продавать населению (если будет господдержка), глядишь, и лес удалось бы сохранить от незаконных порубок и пожаров. А ведь в народе по поводу лесных пожаров бытует мнение, что лес поджигают специально, чтоб дрова были. Изготовление евродров с государственной поддержкой решило бы большинство из этих проблем, а спрос на них будет.

— Если бы они стоили дешевле, я вообще всегда топила бы только ими, чем каждый день колоть дрова, да и мусора после дров много, — говорит Евгения.

Согласно ст. 42 Лесного кодекса РФ, для самостоятельной заготовки дров для личных целей вам как лесопользователю необходимо получить ордер в лесничестве.

На основании ордера осуществляются отдельные виды заготовки и вывозка древесины, заготовка второстепенных лесных ресурсов. Лесничеством на основании ордера без выдачи лесорубочного билета может осуществляться отпуск древесины на корню мелкими партиями в порядке уборки валежной, сухостойной и буреломной древесины.

На покупку дров пенсионерам и другим социально незащищенным категориям населения должны быть предоставлены субсидии из регионального бюджета.

Обзор цен на дрова и уголь на рынках Улан-Удэ на 31 октября 2020 года

Микрогрузовик двухтонник (4 — 4,5 кубометра):

дрова сосновые чурбаками «в укладку»

в шесть рядов – 6000 руб.

в пять рядов – 5000 руб.

дрова сосновые чурбаками «навалом» — 3500 руб.

дрова колотые «в укладку» — 6500 руб.

колотые «навалом» — 4000 руб.

дрова лиственничные (на заказ) – 7000 руб.

уголь холбольджинский – 7000 руб.

дрова сосновые чурбаками «в укладку» — 9000 руб.

дрова сосновые колотые – 9500 руб.

дрова лиственничные (на заказ) – 12000 руб.

Эржена Дашиева, редактор, Сэсэг Гунгарова, журналист.

Колем дрова, верим в приметы, ждём выстрел

Хорошая примета — начать колоть дрова с самого утра. Она означает то, что к вечеру можно успеть наколоть их очень много. Вот и мы с сыном, как люди суеверные, приступили к делу спозаранку. А в десять утра вдруг услышали собачий лай. С другого берега Мологи, со стороны Ручков.

Если вдруг в лесу раздаётся собачий лай, то это верная примета — очередной охотник вышел на тропу войны. Где-то ещё в кустах дрыхнет заяц и не догадывается, что скоро ему предстоит хорошо побегать. И точно — спустя пол часа по тону гавканья стало ясно — гончак взял след.

Время шло. На ближайшую ель довольно низко уселся дятел и стал монотонно вдалбливаться в мягкую древесину. Он нас совсем не боялся. Может быть, услышав наши тюканья топорами, он подумал, что и мы заняты чем-то подобным тому, чем он занимается.

С упорством дятла может сравниться только упорство гончака. Собака не может догнать зайца и тот убегает от неё по кругу. Охотник должен этот круг рассчитать и сделать в нужном месте засаду, где и произойдёт его свидание с дичью. К половине первого по звукам с поля битвы стало ясно, что гончак с зайцом сделали уже два круга и пошли на третий ещё больший по диаметру. А это верная примета, что охотник — балбес.

К трём часам прилетел ещё один дятел. В результате этого события сложился полный оркестр — тюкают два топора, двойным эхом стучат клювы двух дятлов, раздаётся собачий лай. И в качестве апогея — выстрел! Мы немного взгрустнули, но и порадовались, что все мучения трагического треугольника — охотник, гончак, заяц — позади.

Правда, и эта смазанная радость продолжалась недолго. Спустя несколько минут сольная ария собачьего лая пошла по новой. Балбес-охотник всё же промазал! Концовки мы так и не дождались — стало смеркаться, пора было идти домой. А дома всегда хорошо растопить печь, сесть в кресло, пить чай с лимоном, громко и неаристократично его прихлёбывая, и вспоминать прошедший день.

Приметы и поверья

Если воду несёшь и расплёскиваешь, то муж будет пьяница.

Лягушку нельзя убивать и мучить — иначе на том свете она вопьётся в грудь твоей матери.

Воду нельзя бранить — оскорбишь водяного, хозяина озера или реки.

Нельзя мыться в бане и думать о плохом, — заболеешь.

В бане нельзя стучать и браниться, это баеннику (баенник — маленький злобный старичок, нечистая сила) не по душе.

Войдя в баню, нужно снять нательный крест да трижды спросить разрешения баенника помыться, а помывшись, поблагодарить его.

И после того, как баня готова, следует сказать: «Хозяин и хозяйка, парьтесь веником и мойтесь до нас и после нас, а вместе с нами не приходите!».

Нельзя ставить дом на тропе: это может привести хозяина к смерти. Когда закладывают избу, следует прятать под её углы серебряные или медные монеты.

Хорошей приметой для вселения в новый дом считается полнолуние.

Порог нового дома первым переступает хозяин с иконой и ковригой хлеба, за ним — хозяйка с петухом и кошкой. На пороге петуха отпускают.

Если он запоёт — жизнь в новой избе будет счастливой, а если нет — хозяин проживёт недолго.

Вселяясь в новый дом, хозяева приносят с собой берёзовые дрова из старой избы, чтобы «теплее было и богато жилось».

Тот, кто первым начинает жить в новом доме, первым умирает. Поэтому первой новоселье в избе справляет кошка — её оставляют там на ночь, а сами хозяева вселяются только на следующий день.

При строительстве нового хлева хозяин перед тем, как первый раз загнать в него животных, всегда бросает на пол зёрна трёх сортов: ячмень для коров, овёс для овец, рожь для лошадей — чтобы скот лучше плодился.

Под девятую потолочную доску при строительстве кладут гостинец для хозяина и хозяйки хлева (домовых).

По народному поверью хозяин леса — лесовик, леший mechiine — благосклонно относился к порубщику леса только во вторник и четверг. Чтобы «лесной хозяин» помог найти ягод и грибов, его нужно было одарить гостинцами (куском хлеба или пирога). А чтобы скот не заплутал в чаще, хозяин ставил лешему другие гостинцы — две горбушки хлеба, соль, яйцо, сушёного ерша, табак, спички, сахар, чай да лоскут красного шёлка и моток красных ниток.

Если беременная будет смотреть на пожар или при испуге дотронется до живота, то родится ребёнок с красными пятнами на теле.

Нельзя смотреть на птичьи гнёзда, иначе у ребёнка лицо будет в пятнах.

Беременные вепсские женщины не должны посещать кладбища, ходить на похороны, а если всё-таки на похороны нельзя не пойти, то следует держать за пазухой что-то красное — платок или тряпочку, иначе родится ребёнок с бледным лицом.

Когда ребёнка в первый раз вносили в дом, его сначала клали на порог, и мать перешагивала через него, затем сразу же свекровь подносила его к печи, чтобы был спокойным.

Молодожёнам на голову бросали куриный пух, чтобы жили они в дружбе и согласии, нарожали детей.

Бросали ячмень и перья из решета, чтобы жили богаче и легче. Свататься отправлялись вечером или даже ночью, чтобы до намеченного дома будущей невесты пройти тайно, иначе не будет удачи.

Во время венчания невеста старалась приподняться на носки, чтобы возглавить семью.

Водой, принесённой хозяйкой до восхода солнца в Великий Четверг, следовало умыть всех домочадцев, чтобы миновали их напасти и болезни.

Примечали, кто первый придёт в дом в день Рождества. Если мужчина, и особенно преклонного возраста с бородой и длинными волосами, — будет в доме счастье и богатство в течение всего года. Если же женщина — удачи не жди. Поэтому женщины старались ни к кому не заходить в этот день и детей держали дома.

В Рождество каждый член семьи старался утром встать раньше других, чтобы круглый год быстрее всех работать.

Тайны русской печи

П ечка на Руси согревает, кормит, освещает, стирает, сушит, лечит, прогнозирует погоду и заклинает мороз.

Ученые исчисляют возраст предка русской печи многими тысячелетиями. Впервые человек поместил огонь под глиняный свод еще в каменном веке. На Руси глинобитные сводчатые печи строились в X–XI веках, а свой привычный, традиционный облик они обрели к XVIII веку.

Начиная возводить избу, сначала определяли, где сложить печь, и лишь после этого делали планировку остальных помещений. Отсюда и пошли знаменитые пословицы и поговорки: «Плясать от печки» и «Догадлив крестьянин — на печи избу поставил». Печку строили на настиле массивного сруба — опечье, а под ним оставляли пустое место — подпечье. На опечье хранили всю печную утварь: ухваты, кочерги, лопаты для выпечки хлеба. В подпечье зимой сажали кур, чтобы они грелись и лучше несли яйца.

Зачем в русскую печь сажали детей

Русские печи традиционно строились больших размеров, вокруг них сосредотачивалась основная домашняя деятельность и протекал семейный отдых. Печка не только грела и варила — в ней было достаточно места, чтобы париться. Мыться в печах предпочитали молодые девицы, опасавшиеся «банной нечисти». Издревле считалось, что печной пар исцеляет от множества болезней. Не зря говорили: всякая хвороба отцепится, если прогреть свои косточки в печи. Наши предки выгребали из протопленной печи угли и золу, а затем сажали на лопатах в топку прогреваться больных детей. Печная зола на Руси была обязательным компонентом мазей и отваров.

Как узнать прогноз погоды у русской печки

Сельские жители умели по печи предсказывать погоду. Существовал целый свод народных примет, по которому крестьяне подмечали разные детали, а затем толковали их значение.

Если дрова в печи горят с треском — будет мороз, а если с гудящим шумом — жди бурана.

Дрова горят вяло или гаснут — в ближайшие дни наступит оттепель.

Дрова в печи хорошо разгораются и горят с легким потрескиванием, а дым из трубы поднимается вверх — верный признак солнечного и безветренного дня.

Дым выгибается коромыслом и стелется по земле — подтверждение предстоящего ненастья.

Как на печи заклинали мороз

Настоящим испытанием для печей становились крепкие морозы матушки зимы — никольские, рождественские, васильевские или крещенские. В это время становилось понятно, достаточно ли долго печь держит тепло и много ли жару дают заготовленные дрова. Не меньшую роль играла и печная труба. Тепло и чистота воздуха в доме зависели от того, открыты или закрыты в ней задвижки и заслонки. Откроешь заслонку — гарь и дым исчезнут, закроешь — дольше сохранишь тепло.

Обычно печные стенки имеют толщину 25–40 сантиметров, и благодаря этому создается хорошая теплоаккумуляция и возникает эффект термоса. Преимущество настоящей русской печки — в равномерном распределении жара. Даже в самый лютый мороз она может с одной протопки поддерживать тепло в избе на протяжении суток.

Для защиты озимых культур и фруктовых деревьев от вымерзания с помощью открытой печной трубы либо волокового окна крестьяне по традиции совершали обряд заклятия мороза.

Приметы и поверья о печках

В грозу надо обязательно закрывать с молитвой трубу русской печи, иначе молния может залететь.

В печке ночью разгорятся угли — к морозу.

Вдовы и старые девы, обрекшие себя на безбрачную жизнь, не должны лежать на печи, особенно в Великий пост. Лежание на печи для названных выше лиц считается грехом, так как печка — «второй муж», то есть вдове лежать на печи и греться — все равно, что лежать с мужчиной и около него греться.

Выбрасывать в печь скорлупки от пасхальных яиц — грех.

Если в выгребленном из печи угле заметишь сквозную дырочку — жди беды.

Если во время топки верхнее полено скатится к печному устью и готово выпасть из печи или беспричинно рухнут поленья в зажженном костре — ждите гостей.

Если во время топки сильно гудит и трещит в печи, значит, души умерших родственников или просят помощи живых родных, или же вместо горения в аду мучаются в домашней печи. В большинстве же случаев гудение, треск и яркая краснота пламени предвещают бурю.

Если зимой потухший было уголь неожиданно разгорится в печке, то это предвещает наступление сильных морозов и долгого периода метелей.

Если искры вылетают из печи — к гостям.

Если на отстроенной и в первые дни натопленной печи полежит домашняя собака, или же погреется захожий человек, то удержание тепла печкой обеспечено до конца ее службы.

Если уголь попал в кушанье, пока последнее готовилось в печи или стояло на огне — жди гостей.

Кирпичи выпали из печи — к худу.

Кладку печи должно начинать в полнолуние: печь будет подолгу удерживать тепло во всех своих частях.

Класть дрова в печь остряками вперед — к ссоре.

Не шевели сковородником в печи — мыши заведутся в доме и будут все грызть.

Нельзя бросать сор в печку — бросаешь свое благополучие.

Нельзя подпирать печь кочергой, муж будет гулять от жены.

Печь отсырела — к слезам хозяйки.

Печь ухает — к уходу из дома.

При выезде из дома постояльцев или при продаже дома другому владельцу не берутся за печь, чтобы новым жильцам не было печали.

При закладке печи нужно зажарить петуха.

Уголь из печи выпал — к гостям.

Уголья скачут из печи перед гостями.

Помощь проекту

Связаться с нами

Магазин

Copyright © 2020 — Инфиникс — infinix.com.ua Вся эзотерика. мистика, эзотерика, магия, духовность

Духовное учение, мудрость, эзотерическое знание, йога, метафизика, духовный путь, философия, духовное творчество, просветление, поиск истины, медитация, современный гуру, познание себя, постижением мира.
Запрещено копирование материалов с сайта. Возможность копирования сатериалов с сайта закрыта. Для открытия ссылки в новой вкладке зажмите Ctrl на клавиатуре.

Читайте так же:

  • Народные приметы посевов Посевные работы по народным приметам Погодные катаклизмы настолько в последнее время непредсказуемы, что приходится здорово изловчиться, чтобы посевную на своем огороде провести в нужные […]
  • Народные приметы 22 декабря Народные приметы 22 декабря День святой Анны Сегодня 22 декабря (9 декабря по старому стилю). Народные приметы, пословицы и поговорки, сегодня: День святой Анны. День святой Анны. Анна […]
  • Порезать ногу примета Порезать ногу примета Ситуация такая:Вчера дома(в квартире) порезал себе ногу строительным ножом в районе чуть выше колена. наружная сторона бедра. Рана вертикальная, длинна 5 см., глубина […]
  • Свадьба 24 октября 2020 приметы Свадьба в високосный год: можно ли жениться в 2020 году Издавна в народе бытует мнение о том, что в високосный год нельзя жениться. Говорят, что союз в этот год потерпит крах, а пара […]
  • Приметы что дочка выйдет замуж Названы народные приметы, которые помогут девушке быстро выйти замуж Одной из самых распространенных является примета, согласно которой девушка должна поймать свадебный букет Многие […]
  • Крестовоздвижение приметы Воздвижение Креста Господня 2020: когда отмечают, история, приметы, чего нельзя делать В пятницу, 27 сентября, верующие отмечают Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня — […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *