Источники древнерусского права обычаи и законодательство

3.1. Источники древнерусского права

В целом источник права — это средство существования и проявления правовых норм как определенных установок в поведении людей, которые характеризуются властностью и поддерживаются государственным принуждением. Источники права неотделимы от понятия юридической нормы. Они являются формой выражения правовых норм. Источники права всегда есть более или менее определены.

В древнерусском государстве были распространены обычное право, договоры Руси с Византией, княжеское законодательство, каноническое (церковная) законодательство, Русская Правда.

Среди них доминировали нормы, возникшие на основе обычаев. В летописях и сообщениях зарубежных авторов содержатся данные о обычаи восточных славян еще до образования Киевской Руси. Они регулировали порядок осуществления кровной мести, проведение некоторых процессуальных действий (присяга, ордалії, оценка показаний свидетелей и др.). В процессе становления классового общества обычаи, которые использовались в интересах господствующего класса, постепенно трансформировались в нормы обычного права. Поскольку их санкционировала государство, они становились общеобязательными для выполнения. Государство обеспечивало их соблюдения, но они действовали преимущественно в сфере общинного суда.

Нормы обычного права были тесно связаны с нормами морали, и они воспринимались как справедливые, моральные; с ними была вынуждена считаться и господствующая верхушка.

Важными источниками права были русско-византийские договоры 860, 907, 911, 944 гг. Хотя тексты договоров 860 и 907 гг. не сохранились, они упоминаются в последующих договорах. Исследователи считают, что в них отражены нормы древнерусского права “Русский закон”. Так, договор 944 г. упоминает не только о обычай, но и о “устав”, то есть закон писан русский. Закон русский описывается как основательное, самобытное законодательство, что охраняет личность, собственность. На этом основании можно предположить, что законодательство древнерусского государства существовало задолго до Русской Правды. Следует отметить, что существует также договор 971 p., но в нем представлены только византийское право.

Содержание договоров свидетельствует о том, что они регулировали торговые отношения, определяли права, которыми пользовались русские купцы в Византии. В них можно найти нормы гражданского, уголовного, международного процессуального права. Например, договор 911 г. содержит статьи, регулирующие порядок наследования имущества русов, которые были на службе в Византии, именно русскими потомками. Статьи данного договора содержат нормы уголовного права, что трактуют ответственность за убийство: “. если кто убьет, христианина русин или христианин русина, — пусть умрет там, где совершит убийство”. Договор 944 г. позволяет и другой вариант действий — убийца может быть задержан и лишен жизни близкими родственниками убитого. Договоры содержат также ряд других норм, которые устанавливают ответственность за кражу, телесные повреждения, разбой, грабежи и т.д. Некоторые из них позже воссоздан в Русской Правде.

В отдельных случаях нормы русско-византийских договоров опережают тогдашнее международное право. Скажем, договор 911 г. устанавливал взаимные обязанности русов и византийцев, связанные с сохранением имущества разбитого о берег чужеземного корабля, пока не появится законный обладатель. В Западной Европе в таком случае имущество принадлежало обладателю берега. До норм международного права принадлежит также обязанность сторон по выдаче преступников.

Среди источников древнерусского права видное место занимает княже законодательство (договоры князей между собой, договоры князей с народом, княжеские уставы, грамоты и уроки). Договоры князей между собой содержали обязательства, связанные с совместным обороной от внешнего врага, воздержание от действий против сторон, заключивших соглашение. Договоры (“ряды”) князей с народом заключались, как правило, на вече, чтобы контролировать деятельность князя, и опирались на традиции и обычаи старины. Тексты договоров не сохранились, но о них упоминается в летописях. Княжеские грамоты также мало сохранились, старейшая из них — грамота Мстислава I (1130 г.).

Уставы — это распоряжение князя, что действовали длительное время и касались вопросов гражданского, семейного, наследственного, опекунского, уголовного права. Уроки представляли собой конкретные постановления о пошлины и другие налоги в пользу князя. Они, как правило, действовали временно. Характерно, что грамоты, уставы и уроки воспроизводят процессы дифференциации общества, взаимоотношений государства и церкви, регуляции земельной собственности.

Отдельное место среди источников права занимает церковное законодательство. Оно содержало нормы канонического (церковного) права, регулировало отношения между церковью и государством, внутри церкви, между церковью и паствой. Для защиты своих интересов церковь добилась получения княжеских церковных уставов. Известные церковные княжеские уставы Владимира Святославовича и Ярослава Мудрого. Уставом Владимира юрисдикции церкви подлежали дела людей церковных, а также брачно-семейные. Источником материального обеспечения церкви было определено десятину от таможенных поступлений, приплода скота и собранного урожая. Устав Ярослава воспроизводит характерно для феодального общества право привилегии дифференциации наказания (в зависимости от социального положения потерпевшего). Они содержат меры по борьбе с остатками язычества и нарушением христианской морали: запрет браков между родственниками, двоєженства, самовольного расторжения брака, принуждения к заключению брака и др.

Как источник права использовались также византийские номоканони (в переводе с греческого: закон и церковное правило), которые с принятием христианства попали в Движении через Болгарию. В киевском государстве номоканони получили распространение в переводе на старославянский под названием “Кормча книга”, которая состояла из “Эклоги” и “Прохірона”. Эклога содержала выдержки из институтов, дигест, кодекса и новелл Юстиниана и некоторые приложения, сделанные под влиянием обычного права народов, завоеванных Византией. “Прохірон” очищал византийские законы от обычая, приближал их к римского права. Указанные источники содержали в основном нормы гражданского права (о браке, дарение, наследство и опекунство, о обязательства и др.). Приводятся и некоторые нормы уголовного права, а также порядок распределения военных трофеев. Кроме “Эклоги” и “Прохірона” “Кормча книга” включала также сборник права под названием “Закона судного людям”, положения которого граничили со статьями Русской Правды. Следует отметить, что все византийские сборники при переводах испытывали значительных изменений. Тексты дополнялись с учетом местных обычаев и условий судопроизводства, что приближало данные источника к древнерусского права.

Среди источников древнерусского права выдающееся место принадлежит Русской Правде.

Источники древнерусского права

При изучении древнерусского права следует прежде всего понять, в каких формах существовало это право, то есть разобраться в системе источников. Центральное место в этой системе занимают обычное право и княжеское законодательство. Определенное влияние на содержание соответствующих норм оказали и международные договоры.

Правовой обычай был основан на древних народных обычаях догосударственного периода существования восточнославянского общества. Обычаи постепенно признавались (санкционировались) княжеской властью, на них ссылались в договорах с Византией, ими разрешалось пользоваться общинным судам. Народное обычное право первоначально именовалось законом, отсюда – Закон Русский, на который ссылаются в международных договорах русского государства в дохристианский период и до принятия Русской Правды. На тот же Закон Русский ссылаются летописи. Сфера действия обычая в дохристианский период – это в первую очередь брачно-семейные отношения и отчасти порядок наследования. Обычай регулировал возмещение обид, способы обеспечения обязательств, межобщинные и внутриобщинные отношения по поводу нарушенных прав частных лиц и пр. Многие обычаи стали источником княжеского законодательства. При этом обычаи унифицировались, поскольку нравы и привычки отдельных племен, а позднее трех еще не объединенных земель, неизбежно различались. Ряд обычаев (например, кровная месть) оказывался категорически неприемлемым для формирующегося государственного быта и постепенно запрещался законодательством.

Народному обычному праву постепенно все более активно противостоит уставное творчество князей. Различались уставы и уставные грамоты. Как правило, устав определял взаимоотношения государства и церковных властей, тогда как уставные грамоты определяли обязанности тех или иных групп населения, доверенных княжеских тиунов.

Русская Правда

Одним из дошедших до нас памятников уставного творчества князей, носящих светский характер, стала Русская Правда. Она вбирает в себя как нормы обычного права, так и некоторые новые узаконения князей. Русская Правда представляет собой разновидность «варварской» (к этой группе его позволяет отнести способ изложения материала и его структурирование посредством ритмического рисунка, казуистичность, символизм, широкое применение ордалий и т.д.).

Заметим, что до сих пор отсутствуют точные доказательства того, что этот сборник действительно был составлен от имени Ярослава и последующих князей. В том виде, в каком дошли до нас списки Русской Правды, она выглядит частным сборником древних народных обычаев с примесью великокняжеских постановлений. Однако по содержанию она имела вполне официальное значение и в течение нескольких веков служила руководством в судебных делах. Частично она использовалась даже на заре Московского государства. Изучение этого памятника осложняется тем, что он возник в эпоху, когда юридическая письменность еще отсутствовала. Поэтому выводы о характере права XI– XII вв. приходится делать но позднейшим спискам Русской Правды.

В настоящее время уже точно установлено [1] , что древнейшее содержание этого памятника представляет Краткая редакция Русской Правды. Именно ее первые фрагменты приписываются авторству Ярослава Мудрого. Существует несколько списков Краткой редакции, древнейшим из которых следует считать первые 17 статей Академического списка. В них входят статьи о кровной мести и штрафах за убийство, о материальном возмещении за побои, увечья и бесчестие. Особый фрагмент Правды Ярослава посвящен вопросам нарушения права собственности, способам возвращения вещи из чужого незаконного владения и вознаграждению за порчу чужой вещи. Следующие 26 статей принято считать Правдой Ярославичей.

Более поздняя версия памятника по традиции именуется Пространной Правдой и включает в себя свод из обеих половин Краткой, а также Правду Владимира Мономаха. Не исключено, что над документом трудились и другие князья, а упоминание в заголовках некоторых статей имен конкретных князей имеет отношение именно к этим отдельным статьям.

Наконец, так называемая Сокращенная из Пространной редакция использовалась уже в Московском государстве на заре его истории.

Невозможно ограничиться знакомством лишь с одной из известных редакций Русской Правды, поскольку эволюция текста этого памятника отражает становление представлений о праве в древнерусском обществе, а также рост вмешательства государства в дела общества. Показателен в этом отношении институт кровной мести и его регулирование в Краткой (ст. 1, 2 Академического списка) и Пространной (ст. 1, 2 Троицкого списка) Правде. Если первоначально речь идет об известных ограничениях применения кровной мести, то позднейший текст толкует уже о ее запрете.

Важным источником права были договоры Руси с иными государствами, прежде всего с Византией. Наиболее известны договоры письменные, текст которых дошел до нас. Однако определенную роль сыграл и договор 907 г., несмотря на его устный характер. В любом случае договоры фиксировали некоторые общепринятые нормы русского обычного права и проводили в древнерусское представление о праве идеи византийского, более развитого права. Договоры регулировали торговые отношения между русскими купцами и византийской стороной, и наоборот; статус купцов на территории договаривающихся государств, порядок разрешения гражданско-правовых споров, порядок ответственности за различные правонарушения, в том числе за убийство.

После принятия христианства значительное влияние на формирование правосознания Руси имело церковное (каноническое) право. Отчасти этот пласт норм возникает в результате деятельности князей, которые, в частности, определяют круг подсудных церковным судам лиц. Согласно княжеским церковным уставам суду церкви подлежали митрополичьи люди: игумены, игуменьи, черноризцы, священники, диаконы, их жены, пономари, проскурницы, калики, вдовы, задушные, дьяки и весь церковный причт. Позднее его основа была заложена Уставом Владимира Святого и последующим нормативным творчеством князей. Важный пласт церковного права представляют компиляции, называемые после XIII в. Кормчими книгами, которые представляли собой сборники византийского церковного законодательства, прежде всего, переработанный в XI в. Номоканон. Соответственно нормы Кормчих использовались не светскими, а церковными судами и решались на их основании дела о преступлениях против семьи, веры и такие споры, в которых речь шла о восстановлении справедливости, Божьей правды.

Византийское право

Византийские правовые идеи проникали на Русь, прежде всего, через церковное право. Номоканоны легли в основу Закона судного людем, который представлял собой попытку приноровить греко-римское законодательство к состоянию славянских народов. «Мерило праведное» рассматривалось и на Руси как книга, «заповеданная от святых. апостол и всея вселенныя шести сбор». В других, значительно более поздних источниках также встречается упоминание о византийском царстве как «училище законодательства». Не только церковное, но и светское законодательство Византии имело хождение на Руси. Речь идет о Земледельческом законе и Градском законе, которые считались на Руси столь же боговдохновенными, как канонические постановления вселенской церкви.

Древнерусские юридические сборники

По мнению С. В. Юшкова, юридические сборники в Древней Руси существовали в большом количестве, хотя и не сохранились в оригинальном виде. Их использовали в судебной практике не только князья, судьи, духовенство, но и отдельные вотчинники и, видимо, общинные суды. В качестве доказательства существования таких сборников приводится тот факт, что в позднейших компиляциях – Кормчих, Мерилах Праведных – древнерусские статьи «сохранили литературное единство и закономерную последовательность по крайней мере в течение четырех столетий своего существования» [2] . К наиболее интересным относились сборники, состоящие из княжеских церковных уставов, и сборники из княжеских уставов, Русской Правды и других статей русского происхождения.

Правовые обычаи Древней Руси как источник права Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Черных В.В., Цыкунов Г.А.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Черных В.В., Цыкунов Г.А.,

LEGAL CUSTOMS OF ANCIENT RUSSIA AS SOURCE OF LAW

Текст научной работы на тему «Правовые обычаи Древней Руси как источник права»

?В.В. Черных, Г.А. Цыкунов ПРАВОВЫЕ ОБЫЧАИ ДРЕВНЕЙ РУСИ КАК ИСТОЧНИК ПРАВА

В статье рассматриваются проблемы теории и истории происхождения обычного права в Древней Руси; исследуется процесс санкционирования обычаев Древнерусским государством, а также история зарождения обычаев и медленное перерастание их с появлением письменности в законы. Определены и проанализированы специфические признаки этой формы права. В статье осуществлен анализ содержания признаков обычаев на основании правоотношений, исторически сложившихся в сфере использования и охраны леса.

Ключевые слова. Обычай; обычное право; виды обычного права; признаки обычного права; процессуальные нормы; трансформация обычаев в обычное право.

V.V. Chernih, G. A. Tsykunov LEGAL CUSTOMS OF ANCIENT RUSSIA AS SOURCE OF LAW

In the article problems of the theory and history of an origin of common law in Ancient Russia are considered; process of authorization of customs by the Old Russian state, and also history of origin of customs and their slow development with the advent of writing into laws are researched. Seven specific signs of this form of the right are determined and analysed: 1) sociality; 2) collectivity, 3) spontaneity of origin; 4) repeated application, repeating (conservatism); 5) antiquity; 6) community of economic and geographical conditions; 7) a capability of customs transformation in legislative arrangements. Proceeding from it, in the article the analysis of these customs signs content, based on the legal relationship which historically developed in the sphere of use and protection of the wood is performed.

Keywords. Custom; common law; types of common law; signs of common law; procedural rules; transformation of customs in common law.

Первым источником права был обычай, складывавшийся из длительного повторения поведенческих правил, одобряемых всеми членами первобытного общества. Обычай становился традицией и передавался от поколения к поколению, преобразуясь в юридическую норму. Таким образом, обычное право представляет собой форму существования права, которое родилось в недрах самого общества, что собственно основательно разработано в трудах отечественных правоведов И.Г. Оршанского [1], В.Ф. Залесского [2], В.И. Сергеевич [3], Ф.В. Тарановского [4], С.С. Алексеева [5], М.Н. Кулажникова [6] и др. Ими была отмечена и развита социальная сущность обычного права. Но, как показало время, обычное право оказалось бессильным в регулировании многих видов общественных отношений. Поэтому оно уступило дорогу судебной практике и законодательству. Следовательно, говорить о придании обычаю правового статуса можно только при одобрении им государства, как важнейшего института политической системы. Государство санкционирует только такие обычаи, которые отвечают его интересам. Дошедшие до нас крупные законодательные памятники

прошлого: (Законы Ману, Законы Хаммурапи, Законы XII таблиц (Древний Рим V в. до н. э.), Законы Драконта (Афины VII в. до н. э.), Русская правда и другие являются сборниками правовых обычаев.

М.Ф. Владимирский-Буданов обратил внимание, что «Первоисточник права есть природа человека (физическая и моральная), подчинённая таким же законам, как и природа органическая и неорганическая» [7, с. 112]. К этому лишь стоит добавить, что правовой обычай зарождается в незначительных группах людей.

«Право на первой ступени является чувством (инстинктом)», -констатирует Владимирский-Буданов и действительно такие проявления имеют место в правовых обычаях восточных славян, например кровная месть, многожёнство, круговая порука, наследование в кругу семьи, особая словесная форма заключения договора, защита детей родителями, и наоборот. И это позволяет ему сделать вывод, что «все поступают одинаково не по силе подражания одному, а одновременно и повсюду, по силе действия одинакового чувства» [7, с. 112]. На второй стадии право проникается сознанием и становится обычаем.

В родовом обществе не было антагонизмов, потому обычаи соблюдались добровольно. Отсутствовали специальные органы для охраны обычаев от нарушения. Обычаи изменялись очень медленно, что вполне соответствовало темпам изменения самого общества. Первоначально право складывалось как совокупность новых обычаев, к соблюдению которых обязывали зарождающиеся государственные органы, и прежде всего суды.

Позднее правовые нормы (правила поведения) устанавливались актами князей. Когда обычай санкционируется государственной властью, он становится нормой обычного права.

В ?Х-Х вв. на Руси действовала система норм устного обычного права. Часть этих норм, к сожалению, не была зафиксирована в дошедших до нас сборниках права и летописях, о них можно лишь догадываться по отдельным фрагментам в литературных памятниках и договорах Руси с Византией X в.

Исследование правовой природы обычаев Древней Руси позволяет определить семь специфических признаков этой формы права: 1) социальность; 2) коллективность, 3) стихийность возникновения; 4) многократное применение, повторение (консерватизм); 5) древность; 6) общность экономических и географических условий; 7) способность трансформации обычаев в законодательные нормы. Проанализируем содержание этих признаков обычаев на основании правоотношений, исторически сложившихся в сфере использования и охраны леса [8, с. 414].

1. Социальность обычая обеспечивалась всем обществом, заинтересованным в обязательности предъявляемых требований. Причина такого явления основывалась на необходимости решения общих задач -получить от леса различные материальные блага.

2. Коллективность обычая заключалась в том, что в древнем обществе человек не был в состоянии в одиночку выжить и противостоять силам природы. Эффективное природопользование, а именно раскорчевка леса, подготовка пахотных земель, выращивание определенных культур на ней, а также заготовка дров, охота, сбор меда с бортей требовали коллективных усилий. Отражением этого признака стало длительное сохранение обычая массового, свободного пользования лесами. По народным обычаям греховными считались те деяния, которые покушались на продукты человеческой деятельности. Лес считался объектом, для создания которого не было приложено человеческих усилий, поэтому все категории населения имели право свободно им пользоваться. По форме и содержанию, эксплуатация лесных богатств не носила характера права собственности. Таким образом, до ХУ столетия лесной собственности не было, а имело место безграничное «нерегламентированное пользование лесом» [9, с. 1-4; 10, с. 17].

Попытки прекратить это действие на законодательном уровне всегда вызывали противодействие общества.

3. Стихийность возникновения является проявлением процессов саморегуляции общества. Такими обычаями, которые стихийно возникли, но существовали во всех восточнославянских племенах, были уважительное отношение к природе, обожествление ее, завещание лесов, выделение наиболее ценных участков, исключительное право князей на охоту.

4. Многократное применение, повторение, консерватизм. Жизнь леса подчинена определенным биологическим циклам, учет которых необходим для его эффективного использования. В Древней Руси распространенными были охота и бортничество. Продукция этих промыслов: мясо, кожа, мех, мед, воск были источником дохода и использовались для уплаты дани, обмена и торговли. О бортничестве упоминается во всех летописях Древней Руси. В исследованиях М.С. Грушевского приводятся сведения о трех сотнях видов медовых напитков, которые готовились для банкетов князя Владимира [11, с. 373].

Эффективное использование лесов предусматривает многократное повторение из года в год одних и тех же операций, которые являлись регламентирующими правилами пользования даров леса. Это касается вырубки деревьев, сбора меда, растений, плодов, грибов, сенокошения, охоты и рыболовства в определенное время года. Вполне понятно, что такая постоянная схема способствовала формированию обычаев и их закреплению в повседневной жизни.

Свойство консерватизма нашло отражение в размерах штрафных санкций используемых в древних кодексах. Так, за порчу бортных деревьев ст. 75 «Русской правды» устанавливала штраф в 3 гривны, арт. 13 гл. IX Уставов 1529 г. — 3 гроша, ст. 218 Соборного уложения 1649 г. — 3

руб, арт. 5 п. 2 главы 19 «Прав, по которым судится малороссийский народ» 1743 г. — 3 руб. Аналогичную ситуацию, т.е. установление одинаковой суммы штрафных санкций можно проследить и в статьях нормативных документов, охранявших снасти для ловли птиц — 3 гривны, деньги, рубля; порчи сеток — 1 гривна, грош, рубль; незаконная охота на бобров — 12 гривен, грошей, рублей [12, с. 416].

5. Давность. Первые упоминания о правоотношениях, связанных с лесами, относятся к временам княжества Кия, Щека, Хорива, по одной из версий легендарных основателей Киева. Уже тогда выделялись наиболее богатые добычей угодья. Процесс формирования норм пользования лесами имеет многовековые традиции. Доказательством является то, что правовые нормы «Русской правды», в основу которых были положены славянские правовые традиции, связанные с лесами, на протяжении многих веков влияли на развитие законодательства.

Существовали также древние обычаи, которые регламентировали использование бортных деревьев, право охоты на бобров, сбор меда, межевые знаки на бортных и других угодьях, приспособления для ловли птиц. Защита этих объектов регламентировалась нормами «Русской правды», в частности главами всех трех уставов Великого княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 гг., Соборного Уложения 1649 г., «Правами, по которым судится малороссийский народ» 1743 г Древность этих норм обычного права исчисляется более чем 800-летним периодом использования на практике [13, с. 417].

6. Общность экономических и географических условий. Территория Киевской Руси находилась в пределах двух природных зон: смешанных и широколиственных лесов. При этом не наблюдалось существенных различий в их климатических показателях, почвах, растительности, распространенных породах, флоре, фауне. Это обстоятельство способствовало появлению обычаев и правил, достаточно близких по своему смыслу, которые вошли во все сферы жизни наших предков. В исследованиях Б. Д. Грекова приводится пример, связанный с лесными промыслами — давний обычай считать бобров собственностью князей [14, с. 75]. Со временем эта норма вошла в ст. 69 «Русской правды», которая предусматривала высокий штраф за кражу бобра. Этот аспект проявился в оплате дани шкурами зверей. Так, М.С. Грушевский отмечает, что поляне платили мехами дань хазарам [15, с. 373]. В результате подавления восстания древлян княгиня Ольга установила им дань, которая состояла из шкур зверей. Основа этого обычая, связанного с лесными промыслами, имела такие глубокие корни, что через пятьсот лет после этих событий его продолжали использовать в системе управления государством. Монголо-татары, захватившие русские земли, обложили население данью, состоявшей в частности из шкур медведей, бобров, соболей и хорьков, которые водились практически во всех лесах Древнерусского государства.

Другим элементом природной среды во всех регионах Древней Руси были пчелы и бортные деревья. Это обстоятельство нашло отражение в нормах обычного права, охраняющего бортников и закреплено в нормах «Русской правды», уставах Великого княжества Литовского (ВКЛ), Соборного Уложения 1649 г., «Прав, по которым судится малороссийский народ» 1743 г.

Общность экономических и географических условий сказались на появлении другого обычая, который заключается в компенсации стоимости диких и домашних птиц. Так, ст. 81 «Русской правды» устанавливала стоимость на распространенных в Киевской Руси птиц: ястребов, голубей, соколов, лебедей, журавлей, гусей, кур. Обычай, предусматривающий компенсацию стоимости животных, был закреплен в уставах ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг. Однако перечень животных, охраняемых законом, практически не изменился. В него входили согласно арт. 2 главы IX Статута 1529 г., главы Х уставов 1566 и 1588 г.: зубр, лось, олень, лань, медведь, рысь, лошадь, соболь, кабан. Такой же список животных содержится в ст. 9 главы 19 другого кодекса — «Права, по которым судится малороссийский народ» 1743 г.

Таким образом, общность экономических и географических условий дали возможность закрепиться в виде положений закона, обычаям, охранявших пчел, определенных птиц, зверей, а также различных видов деревьев, системы оплаты дани шкурами лесных животных.

7. Способность трансформации обычаев в нормы права. В специальной литературе зафиксировано наличие у наших предков значительного количества обычаев. При этом не все из них превращаются в правовую норму. Для такой трансформации, по мнению М.В. Гримич, необходимо наличие обычно-правовой культуры народа, которая постепенно превращается в волю государства [16, с.16]. Закреплению в виде закона норм права, связанных с лесами, способствовал целый ряд обстоятельств. Жизнь в лесах и вокруг них, наблюдение за законами их развития, наличие лесных промыслов способствовали познанию многих особенностей и закономерностей природы. На основании этих представлений у населения Киевской Руси сложились обычаи и устные правила пользования борами и дубравами. Со временем они становились традиционными и люди выполняли их добровольно через хозяйственные и другие правила.

Появление государства привело к тому, что многие нормы народных традиций, правил и обычаев перешли в категорию закона. Первым нормативным документом, сформировавшимся на их основе, стала «Русская правда», где целый ряд статей санкционировал древние обычаи.

Процесс трансформации обычаев в нормы права связан с общественным строем, с природными и экономическими условиями. Комплекс этих факторов влияет на закрепление в законе тех или иных обычаев. При этом, как указывает В.Ф. Горбовой, способ правового

регулирования зависит от характера регулируемых общественных отношений [17, с. 27]. Так, правовую санкцию государства получили нормы, касающиеся бортничества, охоты, добычи бобров, приборов для ловли птиц и зверей, сервитутные отношения, компенсация за незаконно добытые природные блага. Свойство трансформации этих обычаев подтверждается тем, что они закрепились в праве и вошли в четыре документа: «Русскую правду», уставы Великого княжества Литовского, Соборного уложения 1649 г., «Права, по которым судится малороссийский народ».

Обычаи закреплялись в нормах закона на определенном этапе развития общества. При изменении общественных условий некоторые из обычаев могут потерять государственную санкцию. Примером такой нормы является обычай, закрепленный в ст. 70 «Русской правды», предусматривающий ответственность верви или общины за кражу бобров на ее территории, а также ее обязанность разыскивать преступников. В Уставе Великого княжества Литовского 1529 г. согласно ст. 9 главы IX бобры были признаны животными, также охраняющимися законом, но община уже не отвечала за их кражу. Аналогичным образом решается этот вопрос в другом памятнике права «Права, по которым судится малороссийский народ». В кодексе есть статьи, охраняющие бобров: арт. 12 гл. 19, но отсутствует норма, обязывающая общество участвовать в поиске и задержании воров.

Другим обычаем, трансформировавшимся в нормы закона и дошедшим до наших дней, было право правителей объявлять леса заповедными. Древнерусские князья использовали право заповедника лесов с целью своего обогащения. Так, князь Владимир Мономах объявил заповедными расположенные под Киевом урочища Зверинец и Соколиный Рог. В них имела право охотиться только семья князя или по его личному разрешению. По мнению М.И. Кутепова, наказание за посягательство на княжеские, а затем государственные владения устанавливалось вплоть до смертной казни [18, т. 1, с. 181]. Эта норма, считал М.С. Грушевский, использовалась княгиней Ольгой, которая объявила после подавления восстания древлян часть их лесов заповедными [19, с. 372].

На территории Великого княжества Литовского правители государства объявили заповедными целый ряд лесов, в число которых входила и знаменитая Беловежская Пуща [20, с. 419].

Итак, появление обычаев, правил, традиций пользования лесами стало закономерным явлением на определенном этапе социально-экономического развития общества и государственности древнерусского народа. На процесс их правового закрепления повлияло то обстоятельство, что леса покрывали большинство территории Древней Руси и были одним из важнейших средств жизнеобеспечения общества.

Становление правовых отношений в лесной отрасли связано с важной ролью леса как стратегического, оборонного и экономического фактора. Древнейшей формой лесного законодательства являлись правовые обычаи пользования лесами. Перечисленные специфические признаки обычного права (социальность; коллективность; стихийность возникновения; многократное применение, повторение (консерватизм); древность; общность экономических и географических условий, способность трансформации обычаев в законодательные нормы) отразились в правосознании древних славян и имели определенное влияние на характер правотворчества Древнерусского государства и иностранных государств, в составе которых находились этнические украинские земли.

1. Оршанский И.Г. Исследования по русскому праву, обычному и брачному. СПб.: Тип. А. Е. Ландау, 1879. 455 с.

2. Залесский В.Ф. Власть и право. Философия объективного права. Казань: тип. Б.Л.Домбровского, 1897. 314 с.

3. Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб.: тип. М. Стасюлевича, 1910. 664 с.

4. Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев: тип. К. Маттисена, 1917 . 464 с.

5. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972, Т. 1. 396 с.

6. Кулажников М.Н. Право, традиции и обычаи. Ростов, 1972. 176 с.

7. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М.: Территория будущего, 2005. 800 с.

8. Черных В.В. Правовые обычаи как источник права // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях: материалы междунар. науч.-практ. конф. Иркутск: ВСИ МВД России, 2020. С. 414.

9. Шелгунов Н.В. История русского лесного законодательства. СПб., 1857. 379

10. Фалеев Н.И. Лесное право. М., 1912. 356 с.

11. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца Х1У века. Киев, 1991. 560 с.

12. Черных В.В. Правовые обычаи как источник права // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях: материалы междунар. науч.-практ. конф. Иркутск: ВСИ МВД России, 2020. С. 416.

13. Там же. С. 417.

14. Греков Б.Д. Правда Русская: учебное пособие. М.: Изд-во АН СССР, 1940. С.

15. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца Х1У века. Киев, 1991. 560 с.

16. Гримич М.В. Обычное гражданское право Украинской земли Х1Х — начало ХХ в. М.: Аристей, 2006. 560 с.

17. Горбовой В.Ф. Предмет и система советского лесного права. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1984. С. 144 .

18. Кутепов Н. И. Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси: исторический очерк: В 4 т. СПб., 1896. 1700 с.

19. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV века. Киев, 1991. С. 372.

20. Черных В.В. Правовые обычаи как источник права // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях: материалы междунар. науч.-практ. конф. Иркутск: ВСИ МВД России, 2020. С. 419.

5. Основные источники Древнерусского права и их характеристика.

Один из главных источников права у славян – обычай.

Обычаи, или устойчивые правила поведения, формируются уже на этапе догосударственного развития, в условиях родоплеменных отношений. Когда часть обычаев превращается в норму поведения и общины или их старейшины начинают принуждать к исполнению этих норм своих нерадивых или выбивающихся каким-либо другим образом из общинной жизни сочленов, можно говорить о появлении обычного права.

Второй источник права Киевской Руси – это собственное законотворчество раннефеодального государства в первые десятилетия его существования, обобщавшее судебную практику. О том, что таковое имело место, узнаем из текстов договоров Руси с Византией, могущественным южным соседом державы Рюриковичей.

Третий источник древнерусского права – право византийское, его рецепция (усвоение), а через него – частично и права римского. Принятие христианства Русью (988 г. ), усвоение христианской культуры, более тесное общение с Византией и другими странами произвели настоящий переворот во всех сферах правовой жизни Древней Руси.

Четвертый источник Русская Правда – первый свод законов Руси, которая вобрала в себя и обычное право, и право византийских источников, и законотворческую деятельность русских князей XI–XII вв. Русская Правда дошла до нас в более чем ста списках XIV–XVI вв. , которые сильно отличаются друг от друга по составу, объёму, структуре. О происхождении этого законодательного памятника в литературе не выработано единого мнения, как, собственно, и о толковании его содержания. Учёные спорят об этом на протяжении более 250 лет, с того времени, когда в 1738 г. В. Н. Татищевым был обнаружен и подготовлен к печати первый список Русской Правды.

ИСТОЧНИКИ ПРАВА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Основными источниками права являются обычаи и документы, содержащие нормы права (письменные памятники права, законы, указы, грамоты, рескрипты, постановления и т.д.). Все это выработанные приказы суверена, обеспечиваемые государственным аппаратом.

Источники права древнерусского государства — это источники права, существовавшие в период становления и развития древнерусского государства: |3“ Закон русский и его дополнения Уставами и Уроками Ольги и Владимира принадлежит к типу варварских правд, где содержались нормы процессуального (формального) права, формы установления права и санкции за правонарушения;

13* Русская Правда 1016—1019 гг. и Правда Ярослави- чей относятся к сборникам канонического права и представляют собой источники древнерусского права, главным образом посвященные уголовному и уголовно-процессуальному праву в России того периода. Так, например, сыновья Ярослава — Изяслав, Святослав и Всеволод — совместно постановили заменить месть за убийство денежным штрафом;

|3* Стоглав 1551 г. содержит в более полном объеме правовые нормы уголовного, уголовно-процессуального характера и всех иных сфер общественной жизни — семейных отношений, гражданских и т.п.;

(3 Псковская и Новгородская судные грамоты XIV— XV вв. базируются на Русской Правде с добавлением норм, отражающих переход к единому Московскому государству;

|?г межгосударственные договоры и контракты: —

договоры северорусских племен характеризуются архаичностью, более систематизированы, чем варварские договоры; —

договоры русских с греками являются самым древним источником. Они содержали преамбулу, основную часть и заключение. Эти договоры устанавливали суверенитет Руси и Византии и официально оформляли отношения между ними, регулировали порядок выдачи преступников и порядок осуществления торговли между государствами; —

договоры русских с немцами XII—XIII вв. устанавливали торговый союз с немецкими городами и обеспечивали защиту своих граждан от привлечения к ответственности за преступления другим государством;

[3” церковные уставы. Духовенство управляло и судило подчиненных ему людей на основании особого сборника законов «Номоканона», получившего на Руси в болгарском переводе название Кормчей книги. В этом сборнике заключались церковные правила апостольские и вселенских соборов, а также гражданские законы православных византийских императоров. Церковь в период древнерусского государства имела значительное влияние на всю систему государственного устройства и права. Эти уставы устанавливали такие юридические отношения к земледельцам, какие были приняты в Греции и в те годы были единственными законодательными актами по вопросам семейных и наследственных отношений;

|ЙГ акты юридического бьгга. Междукняжие ряды (договоры) о браке, купле-продаже, дарственные грамоты;

13” юридические пословицы и поговорки. Отражали отношение населения к праву и государству. 5.

5. Древнерусское право и его источники.

Источники права. Возникновение Древнерусского государства естественно сопровождалось формированием древнерусского права, исторически первым источником которого были правовые обычаи — нормы обычаев доклассового общества, санкционированные возникающим государством.

Первыми писанными памятниками древнерусского права, дошедшими до нас, были договоры Руси с Византией. Заключенные после успешных военных походов, эти договоры носили международно-правовой характер, но в них вместе с тем получили отражение нормы Закона русского. (Из этих договоров мы, собственно, и знаем об основном содержании древнерусского обычного права).

Княжеское законодательство как источник права появляется на Руси в Х в. Особое значение имеют уставы Владимира Святославича, Ярослава, которые внесли изменения в действующее финансовое, семейное и уголовное право. Наиболее же крупным памятником древнерусского права является Русская Правда, сохранившая свое значение и в последующие (за киевским) периоды отечественной истории.

Русская Правда составлялась на протяжении длительного времени (в Х1-Х11 вв. ), но отдельные ее статьи уходят в языческую старину. Впервые ее текст был обнаружен В. Н. Татищевым в 1738 г. Сейчас известны более ста ее списков, значительно отличающихся друг от друга и по объему, и по структуре, да и по содержанию. Правовой памятник принято делить на три редакции (большие группы статей, объединенные хронологически и смысловым содержанием): Краткую, Пространную и Сокращенную. В Краткую редакцию входят две составные части: Правда Ярослава (или Древнейшая) и Правда Ярославичей — сыновей Ярослава Мудрого. Правда Ярослава включает первые 18 статей Краткой редакции и целиком посвящена уголовному праву. Скорее всего, она была составлена тогда, когда шла борьба за киевский престол между Ярославом и его братом Святополком (1015-1019 гг. ). Наемная варяжская дружина Ярослава расправилась с новгородцами, положив тем самым начало затяжному и невыгодному для Ярослава конфликту. Стремясь задобрить новгородцев, он и «дал» им Правду, повелев им «по ее грамоте ходите».

Правда Ярославичей включает следующие два десятка статей Краткой редакции (так называемый Академический список). Как явствует из ее заголовка, сборник разрабатывался тремя сыновьями Ярослава Мудрого при участии ближайшего окружения. Составление текста относится примерно к середине XI в. Со второй половины того же столетия стала формироваться Пространная редакция, сложившаяся в окончательном варианте в XII в. По уровню разработки правовых институтов это уже следующий этап в развитии древнерусского права, хотя наряду с новыми постановлениями Пространная Правда включает и видоизмененные нормы Краткой редакции. В ней представлено уголовное и наследственное право, основательно разработан правовой статус различных категорий населения. К XIII-XIV вв. относится возникновение Сокращенной редакции, которая представляет собой выборку из статей Пространной Правды, приспособленных для регулирования более развитых общественных отношений периода политической раздробленности на Руси.

Кроме Русской Правды, которая стояла в центре правовой системы Древнерусского государства, в эпоху Киевской Руси из правовых источников были известны церковные уставы князей Владимира и Ярослава Мудрого, от которых пошла история церковного законодательства, а также статьи из правовых сборников других славянских народов. Использовался, например, «Закон Судный людем» из Болгарии. Значение имели и Кормчие книги -византийские сборники церковно-гражданских постановлений, большей частью относящиеся к области семейно-брачного права.

Вся совокупность правовых обычаев и законов, действовавших на Руси, создавала основу для довольно развитой системы древнерусского права. Как и всякое феодальное право, оно было правом-привилегией, т. е. закон предусматривал неравноправие людей, принадлежавших к разным социальным группам. Так, холоп не имел почти никаких прав. Весьма ограниченной была правоспособность смердов, тем более закупов. Зато права и привилегии верхушки феодального общества закон брал под усиленную защиту.

Гражданское право. Русская Правда и другие источники древнерусского права довольно четко различают две основные части гражданского права -право собственности и обязательственное право. Право собственности возникает с утверждением феодализма и феодальной собственности на землю. Феодальная собственность оформляется в виде княжеского домена (земельного владения, принадлежащего данному княжескому роду), боярской или монастырской вотчины. В Краткой редакции Русской Правды закреплена незыблемость феодальной земельной собственности. Кроме собственности на землю, она говорит и о праве собственности на другие вещи — коней, тягловый скот, холопов и пр.

Что касается обязательственного права, то Русская Правда знает обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда. Причем последние сливаются с понятием преступления и называются обидой.

Для древнерусского обязательственного права характерно обращение взыскания не только на имущество, но и на личность должника, а порою даже на его жену и детей. Основными видами договоров были договоры мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договоры заключались в устной форме, но в присутствии свидетелей — послухов. Купля-продажа земли, по-видимому, требовала письменной формы. При продаже краденной вещи сделка считалась недействительной, а покупатель имел право требовать возмещения убытков.

Наиболее полно в Русской Правде регламентирован договор займа. В 1113 г. произошло восстание киевских низов против ростовщиков, и Владимир Мономах, призванный боярами, чтобы спасти положение, принял меры к упорядочению взимания процентов по долгам. Закон в виде объекта займа называет не только деньги, но и хлеб, мед. Существуют три вида займа:

обычный (бытовой) заем, заем, совершаемый между купцами (с упрощенными формальностями), и заем с самозакладом — закупничество. Просматриваются различные виды процентов в зависимости от срока займа. Срок взимания процентов ограничен двумя годами. Если должник выплачивал проценты в течение трех лет, то он имел право не возвращать кредитору одолженной суммы. Краткосрочный заем влек за собой наиболее высокую процентную ставку.

Брачно-семейное право. Развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими правилами. Первоначально действовали обычаи, связанные с языческим культом. Одной из форм индивидуального брака в языческую эпоху было похищение невесты (в том числе мнимое), другой — покупка. Довольно широко было распространено многоженство. (Согласно «Повести временных лет», тогдашние мужчины имели двух-трех жен, а великий князь Владимир Святославич до крещения имел пять жен и несколько сотен наложниц). С введением христианства устанавливаются новые принципы семейного права — моногамия, затрудненность развода, бесправие внебрачных детей, жестокие наказания за внебрачные связи.

По Церковному уставу Ярослава моногамная семья становится объектом защиты со стороны церкви. Члены такой семьи, в первую очередь жена, пользуются ее всемерным покровительством. Браку обязательно предшествовало обручение, считавшееся нерасторжимым. Брачный возраст был низким (14-15 лет для мужчины и 12-13 лет для женщины). Церковь требовала венчания как непременного условия законности брака. Законодательство Древней Руси последовательно отстаивало свободное волеизъявление брачующихся, устанавливая ответственность тех родителей, которые либо выдают замуж дочь без ее согласия, либо препятствуют вступлению в брак своей дочери. Расторжение брака было возможно только при наличии поводов, перечисленных в Церковном уставе.

Вопрос об имущественных отношениях между супругами не совсем ясен. Очевидно, однако, что жена имела определенную имущественную самостоятельность. Закон допускал имущественные споры между супругами. Жена сохраняла право собственности на свое приданое и могла передавать его по наследству.

Дети находились в полной зависимости от родителей, особенно от отца, имевшего над ними почти безграничную власть.

Наследственное право. Понятие наследства возникает непосредственно с появлением частной собственности; вместе с тем наследственное право восточных славян, получившее распространение после образования Древнерусского государства, сохраняло многие черты патриархальных отношений. При наследовании по закону, т. е. без завещания, преимущества имели сыновья умершего. При их наличии дочери не получали ничего (на наследников возлагалась лишь обязанность выдать сестер замуж). Наследственная масса делилась, очевидно, поровну, но младший сын имел преимущество — он получал двор отца. Незаконные дети наследственных прав не имели, но если их матерью была роба-наложница, то они вместе с ней получали свободу. Право отца распоряжаться имуществом при составлении завещания не ограничивалось. Исключение из этого правила состояло в том, что он не мог завещать имущество дочери.

Уголовное право. В Древнерусском государстве преступление именовалось обидой. Под этим подразумевалось нанесение какого-либо вреда потерпевшему. Но вред, как известно, может быть причинен как преступлением, так и гражданско-правовым нарушением (деликтом). Таким образом, Русская Правда не различала преступление и гражданско-правовое нарушение.

Уголовное право рассматриваемого периода было феодальным. Жизнь, честь, имущество холопов законом не охранялись. Блага же, принадлежащие феодалам, защищались особенно рьяно: за убийство феодала устанавливался штраф в 80 гривен, а за смерда только 5 гривен. Холопы субъектами права вовсе не признавались. Ст. 46 Русской Правды говорит о том, что если холопы окажутся ворами, то князь штрафом их не наказывает, поскольку они не свободны (и в силу этого, как, вероятно, полагает законодатель, могут совершить кражу по наущению своего хозяина). Хозяин такого холопа обязан был платить двойное вознаграждение потерпевшему. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.

Русская Правда не знает возрастных ограничений уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения ответственности не исключает. Зато Русской Правде известно понятие соучастия. Проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают в равной степени.

Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. Не проводит различия между умыслом и неосторожностью, но различает два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство при сведении счетов карается высшей мерой наказания — потоком и разграблением, убийство же в «сваде» (драке) — только вирой. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Состояние аффекта исключает, согласно нормам Русской Правды, ответственность. Что касается объективной стороны преступных деяний, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в очень немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга).

Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имущество. Отсюда только два рода преступлений. Но каждый род включает довольно разнообразные виды преступных деяний. Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действием. Княжеские уставы знают и оскорбление словом, где объектом преступления является преимущественно честь женщины. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава можно встретить упоминания о половых преступлениях.

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы считалось конокрадство. Известно и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. В княжеских уставах предусматривались преступления против церкви, а также против семейных отношений. Церковь, насаждая новую форму брака, с помощью уголовного права усиленно боролась против остатков языческих обрядов.

В Русской Правде нет указаний ни на государственные, ни на должностные преступления. Но это не значит, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Вспомнить хотя бы, как поступила княгиня Ольга с убийцами своего мужа.

Суд и судопроизводство. В Древнерусском государстве суд не был отделен от администрации. Посадники и другие должностные лица, осуществлявшие правосудие, получали определенную часть вир и продаж, взимаемых при рассмотрении дел. Кроме того, они вознаграждались и сторонами — участниками процесса. Высшей судебной инстанцией был великий князь.

Древнерусское право еще не знало разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия могли применяться только по уголовным делам (гонение следа, свод). Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны были равноправны. Обе стороны в процессе назывались истцами. (Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и инквизиционный, розыскной процесс со всеми его атрибутами, включая пытку).

Русская Правда знает две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела — гонение следа и свод. Гонение следа — это отыскание преступника по его следам. Если след привел к дому конкретного человека — значит, он и есть преступник, если в село — ответственность несет община, если потерялся на большой дороге — поиск преступника прекращается.

Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему не остается ничего другого, как прибегнуть к закличу, т. е. объявить на торговой площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например купил. Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения, т. е. указать лицо, у которого он приобрел данную вещь. При этом достаточно показаний двух свидетелей и мытника — сборщика торговых пошлин.

Закон предусматривает определенную систему доказательств, в том числе свидетельские показания. Различаются две категории свидетелей — видоки и послухи. Первые — свидетели в современном смысле слова, очевидцы происшествия. Послухи — более сложная категория. Это лица, которые слышали о случившемся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец — добропорядочные люди, заслуживающие доверия. По некоторым гражданским и уголовным делам требовалось определенное число свидетелей (например, два свидетеля при заключении договора купли-продажи, два видока при оскорблении действием). Иначе говоря, в использовании свидетельских показаний присутствует элемент формализма.

В Древнерусском государстве появляется целая система формальных доказательств — ордалии. Среди них следует назвать судебный поединок -«поле». Победивший в поединке выигрывал дело, поскольку считалось, что бог помогает правому. В Русской Правде и иных законах Киевского государства «поле» не упоминается, но другие источники, в том числе иностранные, говорят о практическом применении на Руси этого вида ордалий.

Другим видом «суда божьего» были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало иных доказательств, причем в более серьезных случаях, чем испытание водой. Русская Правда, посвящая ордалиям три статьи, не раскрывает техники их проведения. По более поздним источникам, однако, можно заключить, что если человек, связанный и брошенный в воду, начинал тонуть, то он считался выигравшим дело. Особым видом доказательства была присяга — «рота». В некоторых случаях имели доказательственное значение внешние признаки и вещественные доказательства.

В Русской Правде видны определенные формы обеспечения исполнения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы. Специальное должностное лицо — вирник являлся в дом осужденного с многочисленной и вооруженной свитой и «терпеливо» ждал, пока тот заплатит штраф, получая каждый день обильное натуральное содержание. Преступнику выгодней было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от неприятных «гостей».

За основную массу преступлений наказанием была «продажа» — уголовный штраф.

Источники древнерусского права обычаи и законодательство

Согласно одному из определений, право – это совокупность правил и норм, определяющих обязательные взаимные отношения людей в обществе. Это определение права указывает лишь общие очертания его содержания, между тем, вопрос о существе права, его происхождении и основах до сих пор остаётся одной из нерешённых в науке проблем [12]. Процесс возникновения и становления права в Древнерусском государстве представляет собой сложный многоуровневый и многофакторный процесс.

Правовая культура Древнерусского государства начала складываться в IX веке на основе норм обычного права, договоров Руси с Византией, княжеского законодательства и канонического права [1. С.87]. IX век является своего рода хронологическим рубежом, поскольку в этот период происходит образование Древнерусского государства. Кодификация правовых норм была проведена на Руси в XI веке в Русской Правде, которая содержит нормы уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства и дает представление о правовых, социальных и экономических отношениях на Руси [5. C. 216].

Первая Русская Правда относится к виду «варварских правд», тех видов законов, которые формировались на начальном этапе существования народов, завоевавших Римскую империю. Эти своды норм права были построены по одному типу: включали обычное право, не имели единой структуры и системы, в них были лишь нормы процессуального (формального) права, формы определения права и санкции за правонарушения.

Русская Правда 1016–1019 гг. и Правда Ярославичей относятся к сборникам канонического права. Это уже более структурированные и систематизированные источники права Древней Руси, которые посвящены уголовному и уголовно-процессуальному праву в России того времени. Источниками ее происхождения были нормы обычного права и княжеская судебная практика.

В литературе по истории русского права отсутствует единое мнение о происхождении Русской Правды. Одни исследователи полагают, что это не официальный документ, не истинный памятник законодательства, а приватный юридический сборник, составленный неким древнерусским законоведом или их группой для своих личных целей. Вторые полагают, что Русская Правда – это официальный документ, действительное произведение русской законодательной власти, однако испорченное переписчиками. В результате многочисленных переписываний сформировалось большое количество разнообразных вариантов Правды, отличающихся количеством, порядком, а иногда даже текстом статей [6. C. 184 – 185; 10. C.36 – 49].

Одним из источников древнерусского права являются обычаи славян, которые регулировали общественную жизнь в догосударственный период в VI-IX веках. Обычное право представляло собой совокупность неписаных правил поведения (т.е. обычаев), сложившихся в обществе в результате их неоднократного традиционного применения [4. C.201]. При этом соблюдение обычая обеспечивалось мерами общественного воздействия на нарушителя (казнь, изгнание из рода, лишение воды и огня и др.), либо одобрением мер, применявшихся к обидчику обиженным, его родными и членами рода (кровная месть). Обычное право в процессе становления государства «вросло» в его правовую систему и явилось одним из источников ее формирования.

Обычай также лежал в основе еще одного предшественника Русской Правды – Закона русского, о происхождении и сути которого до сих пор идут споры. Закон русский существовал в устной форме и касался, главным образом, экономической стороны жизни [9. С.308]. Его история восходит к древней племенной эпохе восточных славян и связывается с варягами, обычаи которых также стали частью повседневной жизни в Древнерусском государстве [6. С 192]. В частности, есть примеры соблюдения обычая в чисто юридической сфере. К таким относится принесение клятвы богам при составлении договоров о соблюдении мира с Константинополем. В Законе русском нашли свое отражение и бытовые традиции, которые вошли потом в Русскую Правду.

В Х веке Закон русский еще применяли в судебной практике и в торговых отношениях, в частности, с Византией. В дальнейшем нормы уголовного права, закрепленные Законом русским, использовали при составлении Русской Правды.

В области уголовного права нормы обычного права функционировали продолжительное время. В начале XI века Ярослав законодательным путем зафиксировал обычай кровной мести, трансформировав и ограничив его. Регулирование имущественных отношений нормами обычного права осуществлялось также довольно долго, потому что государство не торопилось вмешиваться в область частных отношений. Долгий период законодатель не имел отношения к порядку заключения договоров, оставляя это на усмотрение сторон. Только конфликты, которые возникали на этой почве, вынуждали государство реагировать на них любыми способами. Особенный смысл имели символы и обряды, которые должны были заставить стороны выполнить обязательство как при помощи хорошо запоминавшихся свидетелям и самим сторонам деяний, так и с опорой на религиозные верования. Наиболее часто использовавшиеся символы в обрядах, сопровождавших заключение договоров, были рукобитье, руковица, ключ, дерн и пр [7. C. 156 – 164]. Но постепенно, развивая экономические связи, последовательность заключения договоров стала проще, символы и обряды из норм права вновь стали частью обычая, к соблюдению которого государство относилось равнодушно.

Из норм обычного права, которые регулировали имущественные отношения, стали выделяться нормы, которые регулировали отношения между купцами. У них были общие профессиональные интересы. В их сообществе формировались нормы поведения, которые основывались на солидарности интересов и взаимном доверии [8. C.133 – 146]. Во многих случаях купцы не пользовались сугубо формальными приёмами заключения договоров. Так формировались обычаи торговли. Значение купечества в жизни государства заставило считаться с этими обычаями, а суды – основываться на них при разрешении споров. В итоге из норм обычаев, которые действовали в области купечества, сформировалось торговое обычное право. В ряде случаев государство создавало специальные нормативно-правовые акты, включая нормы торговых обычаев. Из обычаев торговли, нормативно-правовых актов, которые были приняты на их основе, постепенно начало формироваться торговое право.

Регулирование семейно-брачных отношений до Крещения Руси осуществлялось только обычным правом. Христианство, серьезно относившись к браку и семье, начало непримиримую борьбу с семейно-брачными обычаями дохристианского общества. Но исключенные из права языческие обычаи на протяжении долгого времени соседствовали с нормами церковного права, регулировавшими семейно-брачные отношения в уже христианской Руси. В Русской Правде еще встречаются упоминания о «невенчальных женах». Речь идет о том, что в XI – XII веках еще не все браки заключались при непосредственном участии церкви, многие продолжали заключать браки по старым обычаям. И вот тут как раз важно указание в законе на то, что освещенные церковью браки приравниваются к бракам, заключенным по языческим нормам. Примечательно, что в законе нашло отражение и терпимое отношение к незаконнорожденным детям. В частности, после смерти отца им полагалось на законных основаниях наследство из «прелюбодейной части» [6. C. 194].

Совершенно особенной областью действия норм обычного права стало регулирование отношений внутри общины, а также между общинами. В этой области правовой обычай оставался основополагающим на протяжении всей истории ее существования.

К XI веку древнерусское право вобрало в себя традиционные для славянских племен нормы и традиции, а также впитало ряд характерных черт византийского права. Ко времени письменного оформления права Русь приняла христианство, таким образом, регуляторами правового поля стали выступать, в том числе, и церковные уставы. В этой ситуации, поскольку нормы обычного права существовали только в устной форме, проследить, как они вошли в древнерусское законодательство, можно только предприняв попытку исключить из Русской Правды нормы, характерные церковным уставам, нормы, которые были свойственны Византии, а также исключив все то, что было продиктовано уровнем исторического развития общества того времени.

Обычное право, как источник права, соответствовало древнему обществу своей консервативностью: нормы этого вида права знакомы всем, и к ним привыкло общество. Следование нормам правового обычая обеспечивалось отчасти их сакральным, религиозным характером. Однако экономическое, социальное и политическое развитие общества привело к урегулированию тех взаимоотношений, которые были неизвестны прежде, или способ регулирования которых в силу поменявшихся условий также должен был трансформироваться. В этих обстоятельствах обычное право утратило свои позиции и было вытеснено из нормативно-правовой сферы [3. С.145]. Произошло это, главным образом, за счет распространения византийской правовой традиции, как более универсальной, а также распространения влияния церкви на развитие и закрепление правил и норм взаимоотношений в обществе.

Читайте так же:

  • Сценарий традиции армении Путешествие по Армении - сценарий для проведения этнокультурной игры. 9–11-е классы 1. Этнографический портрет. Национальные особенности армян (сайт в интернетресурс). Ключевые слова: […]
  • Что такое знак зодиак 2 класс Созвездие и знак Зодиака Весы. занимательные факты по окружающему миру (2 класс) на тему Созвездие Весы, история возникновения. Легенда о созвездии Весы в Древней Греции. Легенда о […]
  • Русские традиции дед мороз официальный сайт Сказка "Как Иванушка - дурачок Новый год спасал" - 55.000 р Новогодняя миссия Ягуни LITE - 35 000 р. Гарри Поттер Баба Яга . И многие другие. ИНТЕРЕСНОЕ НА САЙТЕ Дед Мороз, […]
  • Ритуал очищения дома Ритуал очищения дома Проголосуйте, если Вам нравится мой сайт! Ритуал для очищения квартиры Чистоту своей квартиры, дома и других помещений Вы можете проверить с помощью метода […]
  • Крем-суфле для лица спа ритуал удовольствия эйвон отзывы SPA Крем-суфле для лица с маслом африканского дерева ши «СПА ритуал удовольствия» В текущем каталоге Эйвон у нас есть еще 2 SPA Крема Код товара (артикул): 68998 Получить ссылку на […]
  • Ритуал чтобы продать вещи Заговор, чтобы быстро и удачно продать вещи В жизни каждого человека наступает момент, когда становится необходимо избавиться от какого-то предмета. Часто, выбрасывать предмет желания не […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *