Чукотский народ традиции и обычаи

Что я знаю о традиционной культуре чукотского народа.

Ученица пишет о своей родной земле, о традициях и праздниках чукчей.

Скачать:

Вложение Размер
chto_ya_znayu_o_tradicionnoy_kulture_chukotskih_narodov.docx 16.12 КБ

Предварительный просмотр:

«Что я знаю о традиционной культуре чукотских народов».

Народов на Земле очень много. И у каждого народа есть свои традиции, свои собственные праздники, ритуалы и обряды. Я живу на Чукотке и хочу рассказать о нашей традиционной народной культуре.

Чукотка… Кто ни разу здесь не был, услышав это название, представляет себе бескрайнюю снежную пустыню, окаймленную чёрными сопками, край, где бушует пурга, иногда играет северное сияние. Чукотка – суровый край. Здесь небольшое разнообразие животных и растений. Считают, что в таких климатических условиях могут жить только люди суровые, молчаливые, замкнутые.Такое мнение, конечно же, ошибочное. Прожив какое-то время в этом краю, узнаёшь, что и природа, оказывается, меняет белый наряд зимы на разукрашенные одежды лета и осени, и люди здесь самые сильные, выносливые, привыкшие к холодам, к быстрой перемене погоды, что по характеру они общительные, добрые, любящие свою землю, тонко чувствующие природу.

Коренные народы не сразу открывают свой мир, особенно внутренний, «чужаку». Но если подружиться с каким-нибудь человеком с Чукотки, то можно понять, что в душе — это самый удивительный человек. Внимательно слушая то, что он говорит, узнаешь уйму мифов и легенд о его родной земле, почерпнешь много интересного о жизни чукчей и эскимосов, их национальных традициях, праздниках.

Как мне рассказывала мама, каждый праздник был особенный. Больше всего она поведала мне о «Кильвее» — празднике Первого олененка (или Первого теленка). По древней чукотской традиции отмечают его тогда, когда оленята окрепнут, а важенки сбросят рога.

В стойбищах люди готовятся к празднику заранее: из шкур оленей шьют нарядную меховую одежду, красят её и обильно украшают бисером, обшивают мехом и бусами повязки на голову. Не забывают и про детей, ведь они непосредственные участники всех мероприятий. Накануне праздника хозяйки яранг готовят различные «вкусности» из рыбы и оленины. А мужчины подготавливают место для ритуала, которое обычно находится позади яранги. Они выкапывают дерн для костра и обкладывают его оленьими рогами. Главное в этом празднике то, что старший сын хозяина яранги подходит к фигуркам оленей и наносит резкий удар ножом, обозначающий убой оленей для праздника. Неизменной традицией является и то, что после забоя оленя женщина кладет под его голову и под ягодицы свежие веточки кустарника, для того чтобы душа оленя спокойно «пребывала» на небесах.

Ближе к вечеру хозяева и гости, наевшиеся от души свежего мяса, берут в руки бубен и исполняют собственные мелодии и песни. Бубен должен пройти по кругу. Исполняя этот ритуал, чукчи верят, что изгоняют злой дух. А завершается праздник гонками на оленьих упряжках.

Сейчас «Кельвей» проходит, как говорят, на центральной усадьбе – в селе. И замечательно, что на праздник приходят все жители села: и чукчи, и русские, и украинцы. Нет разделения на национальности. Все одно целое – односельчане. Даже из районного центра приезжают, чтобы соприкоснуться с самобытной культурой коренных народов.

Многие праздники сопровождаются спортивными соревнованиями, в которые включают национальные виды спорта: гонки на собачьих или оленьих упряжках, на лыжах, прыжки через нарты, метание топора, владение чаатом. Увлекается наш народ и национальной борьбой. Женщины – чукчанки и эскимоски тоже любят «посостязаться»: одни соревнуются в исполнении песен, скороговорок, другие – в инсценировании сказок, а хозяйки яранг и истинные знатоки прикладного искусства — в составлении орнаментов из кусочков меха.

Часто говорят, что народы Чукотки – дети Природы, потому что они живут в гармонии с ней. Еще в древности люди присматривались к жизни животных, изучали их повадки, особенности движений, поведение. И всё это передавали в песнях, танцах, сказках. И сегодня мы видим в танцах плавные движения рук чукчанок, изображающих взмах крыльев чаек, и слышим шум прибоя, курлыканье журавлей, крики птиц в горловом пении исполнительниц.

Танцы бывают сюжетные и обрядовые. Какой бы танец мы ни смотрели – глаз не оторвать, настолько это завораживает. Поистине, если искусство находит отклик в душе людей и они хотят подпевать исполнителям, хотят вслед за ними повторять какие-то танцевальные движения, значит, это искусство настоящее.

Каждый народ старается сохранить свои традиции, обычаи и передать их своим детям, внукам, потому что в каждой традиции заложено зерно добра и любовь к Родине.

Аня Соснина, ученица 8 класса МБОУ «СОШ п. Эгвекинот»

Презентация «Традиции и обычаи народов чукчи»

В презентации представлены традиции и обычаи народа чукчи.

Просмотр содержимого документа
«Презентация «Традиции и обычаи народов чукчи»»

Традиции и обычаи народов чукчи.

Чукотский автономный округ

Коренное население чукчи

Жилище чукчей-яранга-шатёр из оленьих и моржовых шкур

Промыслы: оленеводство, морская охота

Основные праздники, традиции и обычаи чукчей связаны с семьёй, с хозяйством, с бытом, с главными промыслами.

Обычай при возвращении оленей с летних пастбищ.

Возвращение охотников с удачного промысла.

Все праздники включали в себя: состязания в беге, борьбе, стрельбе, прыжки на батуте изготовленного из шкуры моржа, гонки на оленях и собаках.

  • Одним из национальных Чукотских праздников является праздник Байдары. Издавна байдарка была средством добычи мяса. И для того, чтобы воды приняли чукотскую байдару на очередной год, чукчи устраивали некий обряд. Лодки снимали с челюстей кита, на которых она пролежала всю зиму. Затем шли к морю и приносили ему жертву в виде вареного мяса. После чего байдару ставили возле жилища и ходили вокруг нее всей семьей. На следующий день процедуру повторяли и только после этого спускали лодку на воду.

Еще одним чукотским праздником является праздник кита. Этот праздник проводился для того, чтобы извиниться перед убитыми морскими животными и загладить вину перед Кэрэткуном – хозяином морских обитателей. Люди переодевались в нарядные одежды, непромокаемые вещи из моржовых кишок и извинялись перед моржами, китами и тюленями. Они пели песни о том, что это не охотники их убили, а камни, упавшие со скал. После этого чукчи приносили жертву хозяину морей, опуская в морские глубины скелет кита. Люди считали, что таким образом они воскресят всех убитых ими животных.

Праздник оленя, который назывался Кильвэй. Он устраивался в весенний период. Все начиналось с того, что оленей пригоняли к людским жилищам, а женщины в это время разжигали костер. Огонь нужно было добыть, как и много веков назад – трением. Чукчи встречали оленей восторженными криками, песнями и выстрелами для того, чтобы отогнать от них злых духов. А во время торжества мужчины забивали нескольких взрослых оленей, чтобы пополнить запасы еды, которая предназначалась детям, женщинам и старикам.

Народ Чукчи: культура, традиции и обычаи

Еще в древности русские, якуты и эвены прозвали оленеводов чукчами. Само название говорит само за себя «чаучу» — богатый оленями. Люди, занимающиеся оленями, так себя и называют. А собаководы именуются как анкальыны.

Данная народность сформировалась в результате смешения азиатского и американского типа. Это подтверждает даже то, что чукчи-собаководы и чукчи-оленеводы по-разному относятся к быту и культуре, об этом говорят различные предания и мифы.

До сих пор не определена точно лингвистическая принадлежность чукотского языка, есть гипотезы, что он уходит корнями в язык коряков и ительменов, и древним Азиатским языкам.

Культура и быт народа чукчей

Чукчи привыкли жить стойбищами, которые снимаются и обновляются, как только закончился олений корм. Летом они спускаются поближе к морю. Постоянная необходимость переселения не мешает воздвигать им достаточно большие жилища. Чукчи возводят большой многоугольный шатер, который накрывают оленьими шкурами. Для того, чтобы это сооружения выдержало сильные порывы ветра, люди подпирают весь шалаш камнями. У задней стенки этого шатра устанавливается маленькое сооружение, в котором люди принимают пищу, отдыхают и спят. Для того чтобы, не запариться в своей комнате, они раздеваются перед сном практически догола.

Национальная чукотская одежда – это удобное и теплое одеяние. Мужчины носят двойную меховую рубаху, двойные меховые штаны, также меховые чулки и сапоги из идентичного материала. Мужская шапка чем-то напоминает женский капор. Женская одежда также состоит из двух слоев, только штаны и верхняя часть сшиты между собой. А летом чукчи одеваются в более легкие одежды – балахоны из оленей замши и других ярких тканей. На этих нарядах зачастую встречается красивая обрядовая вышивка. Маленьких деток, новорожденных одевают в мешок, сшитый из оленей шкуры, в котором есть прорези для рук и ног.

Основной и ежедневной пищей чукчей является мясо, причем как в готовом, так и в сыром виде. В сыром виде можно употреблять мозги, почки, печень, глаза и сухожилья. Довольно часто можно встретит семьи, где с удовольствием едят корешки, стебли и листья. Стоит отметить особою любовь чукотского народа к алкоголю и табаку.

Чукотский народ традиции и обычаи

Немногочисленный народ чукчей расселен на огромной территории – начиная от Берингова моря до реки Индигирки, от Северного Ледовитого океана до реки Анадырь. Это территорию можно сравнить с Казахстаном, а на ней живет чуть больше 15 тысяч человек! (данные переписи населения России в 2010 году).
Название чукчи – это адаптированное для русского человека название народа «лоуратвеланы». Чукчи значит «богатый оленями» (чаучу) – так представились русским первопроходцам северные оленеводы в XVII веке. «Лоутвераны» переводится как «настоящие люди», так как в мифологии крайнего Севера чукчи – «высшая раса», избранная богами. В мифологии чукчей объясняется, что боги создали эвенков, якутов, коряков и эскимосов исключительно как рабов русских, чтобы они помогали чукчам торговать с русскими.

Этническая история чукчей. Кратко

Предки чукчей обосновались на Чукотке на рубеже 4-3 тысячелетия до нашей эры. В такой естественно-географической среде сформировались обычаи, традиции, мифология, язык и расовые особенности. У чукчей повышенная теплорегуляция, высокий уровень гемоглобина в крови, быстрый обмен веществ, потому формирование этой арктической расы происходило в условиях Крайнего Севера, а иначе они бы не выжили.

Мифология чукчей. Сотворение мира

В мифологии чукчей фигурирует ворон – творец, основной благодетель. Создатель земли, солнца, рек, морей, гор, оленей. Именно ворон научил людей жить в сложных природных условиях. Так как в сотворении космоса и звезд, по мнению чукчей, участвовали арктические животные, то названия созвездий и отдельных звезд связаны с оленями и воронами. Звезда капелла – это олений бык с санями человека. Две звезды около созвездия Орла – «Самка оленя с олененком». Млечный путь – река с песчаными водами, с островами – пастбищами для оленей.

Название месяцев чукотского календаря отражают жизнь дикого оленя, его биологические ритмы и особенность миграции.

Воспитание детей у чукчей

В воспитании чукотских детей можно проследить параллель с индейскими обычаями. В 6 лет у чукчей начинается суровое воспитание мальчиков-воинов. С этого возраста мальчики спят стоя, исключение – сон с опорой на ярангу. При этом взрослые чукчи воспитывали даже во сне – подкрадывались с раскаленным кончиком металла или тлеющей палкой, чтобы у мальчика вырабатывалась молниеносная реакция на любые звуки.

Юные чукчи бегали за оленьими упряжками с камнями на ногах. В руках с 6 лет постоянно держали лук и стрелы. Благодаря такой тренировке глаз, зрение у чукчей на долгие годы оставалось острым. Кстати, именно поэтому чукчи были превосходными снайперами во время Великой Отечественной войны. Любимые игры – «футбол» с мячом из оленьей шерсти и борьба. Боролись в особенных местах – то на моржовой шкуре (очень скользкой), то на льду.

Обряд посвящения во взрослую жизнь – испытание для жизнеспособных. На «экзамене» делали ставку на ловкость и внимательность. Например, отец посылал сына на задание. Но не задание было главным. Отец выслеживал сына, пока тот шагал его выполнять, и ждал, пока сын потеряет бдительность – тут он выпускал стрелу. Задача юноши – моментально сконцентрироваться, среагировать и увернуться. Поэтому пройти экзамен – значит выжить. Но стрелы не смазывали ядом, поэтому шанс на выживание после ранения был.

Война как стиль жизни

Отношение к смерти у чукчей простое – они ее не бояться. Если один чукча просит другого его убить, то просьба выполняется легко, без сомнений. Чукчи верят, что у каждого из них по 5-6 душ, и существует целая «вселенная предков». Но для того, чтобы попасть туда, нужно либо достойно погибнуть в бою, либо умереть от руки родственника или друга. Своя смерть или смерть от старости – роскошь. Поэтому чукчи отличные воины. Они не бояться смерти, свирепые, у них чуткое обоняние, молниеносная реакция, острый глаз. Если в нашей культуре за военные заслуги награждают медалью, то чукчи на тыльной стороне правой ладони ставили татуировку-точку. Чем больше точек, тем более опытный и бесстрашный воин.

Чукотские женщины соответствуют суровым чукотским мужчинам. Они носят с собой нож, чтобы в случае серьезной опасности зарезать детей, родителей, а потом себя.

«Домашнее шаманство»

У чукчей существует так называемое «домашнее шаманство». Это отголоски древней религии лоураветланов, ведь сейчас почти все чукчи ходят в церковь и принадлежат русской православной церкви. Но «шаманят» до сих пор.

Во время осеннего убоя скота вся чукотская семья, включая детей, бьет в бубен. Этот обряд оберегает оленей от болезней, ранней гибели. Но это больше похоже на игру, как, например, сабантуй – праздник окончания пахоты у тюркских народов.

Писатель Владимир Богораз, этнограф и исследователь народов крайнего Севера пишет, что на настоящих шаманских обрядах люди вылечиваются от страшных болезней, заживают смертельные раны. Настоящие шаманы могут в руке растереть камень в крошку, голыми руками «зашить» рваную рану. Основная задача шаманов – исцелять больных. Для этого они впадают в транс, чтобы «путешествовать между мирами». На Чукотке шаманами становятся, если чукчу в момент опасности спасает морж, олень или волк – тем самым «передает» колдуну древнюю магию.

Примечательная черта чукотского шамана – он по желанию может «меня пол» Мужчины по велению духов становятся женщинами, даже выходят замуж. Богораз предположил, что это отголоски матриархата.

Чукчи и юмор

Чукчи придумали поговорку «смех делает человека сильным». Эта фраза считается жизненным кредо каждого чукчи. Смерти они не боятся, убивают легко, не испытывая тяжести. Для других людей непонятно, как можно сначала плакать над смертью близкого человека, а потом смеяться? Но уныние и тоска для чукчи – признак того, что человека «захватил» злой дух Келе, и это порицалось. Поэтому чукчи постоянно шутят, подтрунивают друг над другом, смеются. С детства чукчей приучают быть веселыми. Считается, что если ребенок долго плачет, то его плохо воспитали родители. Девушек для замужества тоже выбирают по нраву. Если девушка весела и с чувством юмора, у нее больше шансов выйти замуж, чем у вечно грустной, так как считается, что унылая девушка – больная, от того и недовольная, потому что она думает о болезнях.

Эскимосы Чукотки: самый малочисленный народ России | Жители Чукотки — обычаи, традиции, промыслы |Bigasia.ru

Российские эскимосы проживают в Чукотском автономном округе Магаданской области. В России проживает менее двух тысяч эскимосов.

Происхождение эскимосов доподлинно неизвестно. Некоторые исследователи считают их наследниками древней культуры, которая была распространена ещё в первом тысячелетии до нашей эры по берегам Берингова моря.

Считается, что слово «эскимос» произошло от «эскиманцик», то есть «сыроед», «жующий сырое мясо, рыбу». Многие сотни лет тому назад эскимосы стали селиться на обширных территориях — от Чукотки до Гренландии. В настоящее время их численность невелика — по всему миру примерно 170 тыс. человек. Этот народ имеет свой язык — эскимосский, он относится к эско-алеутской семье.

Историческая связь эскимосов с другими народами Чукотки и Аляски очевидна — особенно она заметна с алеутами. Также большое влияние на формирование эскимосской культуры оказало соседство с другим народом Севера — чукчами.


Эскимосы традиционно занимаются охотой на пушного зверя, моржей и серых китов, сдавая государству мясо и мех. Фото: Константин Лемешев/ТАСС

Эскимосы издавна занимались китобойным промыслом. Кстати, именно они изобрели поворотный гарпун (унг`ак`), костяной наконечник которого отделяется от древка копья. Очень длительное время киты являлись основным источником пищи для этих людей. Однако постепенно поголовье морских млекопитающих заметно снизилась, поэтому эскимосы были вынуждены «переключиться» на добычу тюленей и моржей, хотя про охоту на китов они, конечно же, не забыли. Мясо эскимосы употребляли в пищу как в мороженом, так и засоленном виде, его также вялили и варили. Гарпун длительное время оставался основным оружием этой народности Севера. Именно с ним мужчины-эскимосы отправлялись на морскую охоту: на каяках или на так называемых байдарах — легких, быстроходных и устойчивых на воде лодках, каркас которых обтягивался моржовыми шкурами. Некоторые из этих лодок могли вместить человек двадцать пять или около четырёх тонн груза. Другие каяки, наоборот, сооружались на одного или двух человек. Как правило, добыча делилась между охотниками и их многочисленными родственниками поровну.

По суше эскимосы передвигались на собачьих упряжках — так называемых дугокопыльных нартах, в которые собаки запрягались «веером». В XIX веке эскимосы немного изменили технику передвижения — стали использовать также и короткие бескопыльные сани, в которых полозья изготавливались из моржовых клыков. Чтобы удобнее было ходить по снегу, эскимосы придумали специальные лыжи-«ракетки», которые представляли собой небольшую раму с закреплёнными концами и поперечными распорками, переплетёнными кожаными ремешками. Снизу они подбивались костяными пластинами.


Коренной житель Чукотки. Фото: Константин Лемешев/ТАСС

Охотились эскимосы и на суше — в основном отстреливали северного оленя и горного барана. Основным оружием (до появления огнестрельного) являлся лук со стрелами. Довольно долго эскимосов не интересовала добыча пушного зверя. В основном его били для того, чтобы сшить одежду для себя. Однако в XIX веке спрос на пушнину увеличился, поэтому «жующие сырое мясо», у которых к тому времени появилось огнестрельное оружие, начали активно отстреливать и этих животных, а их шкурки выменивать на различные товары, которые привозились с Большой Земли. Со временем эскимосы превратились в непревзойдённых охотников, слава об их меткости распространилась далеко за пределами тех мест, где они проживали. Приёмы добычи песца и лисицы у эскимосов очень похожи на те, которые применяют чукчи — также отменные охотники.

Ещё в XVIII веке эскимосы «подсмотрели» у чукчей технологию строительства каркасных яранг. Прежде они жили в полуземлянках с углублённым в землю полом, который выстилался китовыми костями. Каркас этих жилищ покрывался оленьими шкурами, затем его обкладывали дёрном, камнями, а сверху снова укладывались шкуры. Летом эскимосы сооружали лёгкие постройки четырёхугольной формы с односкатными крышами на деревянных каркасах, которые обтягивали моржовыми шкурами. На самом излёте XIX века у эскимосов появились лёгкие дощатые дома с двускатными крышами и окнами.
Считается, что именно эскимосы первыми стали строить снежные хижины — иглу, куполообразные постройки диаметром два-четыре метра и высотой примерно два метра из уплотнённых снежных или ледяных блоков. Свет в эти сооружения попадал либо непосредственно через снежные блоки стен, либо через небольшие отверстия, которые закрывались высушенными тюленьими кишками.

У чукчей эскимосы переняли и стиль одежды. В конце концов, они перестали шить одежду из птичьих перьев и стали изготавливать более качественные и тёплые вещи из шкур оленей. Традиционная эскимосская обувь — унты со вставной подошвой и косым голенищем, а также меховые чулки и нерпичьи торбаса (камгык). Эскимосская непромокаемая обувь делалась из тюленьих шкур. Меховые шапки и рукавицы эскимосы в повседневной жизни не носили, их надевали лишь во время длительных переездов или кочёвок. Праздничные одеяния украшались вышивкой или меховой мозаикой.


Эскимосы выступают перед участниками советско-американской экспедиции «Берингов мост» на острове Малый Диомид (США). 1989 г. Фото: Валентин Кузьмин/ТАСС

Современные эскимосы по-прежнему чтут старые традиции, в глубине души веря в духов, родство человека с животными и предметами, которые его окружают. А общаться с этим миром людям помогают шаманы. Когда-то в каждом селении проживал свой шаман, но теперь людей, способных проникать в миры духов стало поменьше. Ныне живущие шаманы пользуются огромным уважением: им приносят дары, их просят о помощи и благополучии, они являются главными фигурами чуть ли не на всех праздничных мероприятиях.
Одним из самых почитаемых у эскимосов животных всегда была касатка, её считали покровительницей морских охотников. Согласно поверьям эскимосов, касатка могла превращаться в волка, помогая охотникам и в тундре.

Другое животное, к которому с особым уважением относились и относятся эскимосы, — морж. Примерно в середине лета наступал период штормов, и охота на море временно прекращалась. В это время эскимосы устраивали праздник в честь моржа: тушу животного вытаскивали из ледника, шаман начинал неистово бить в бубен, созывая всех жителей посёлка. Кульминация праздника — совместное застолье, где основным блюдом было мясо моржа. Часть туши шаман отдавал духам воды, призывая их присоединиться к трапезе. Остальное доставалось людям. Череп моржа торжественно водружался на жертвенное место: предполагалось, что это дань главной покровительнице эскимосов — касатке.

Многие промысловые праздники сохранились у эскимосов до сих пор — осенью, например, отмечаются «проводы кита», весной — «встреча кита». Фольклор эскимосов достаточно разнообразен: всё устное творчество делится на два вида — унипак и унипамсюк. Первое — это непосредственно «весть», «новость», то есть рассказ о недавних событиях, второе — героические предания и рассказы о событиях далёкого прошлого, сказки и мифы.

Любят эскимосы и петь, причём их песнопения также делятся на два вида — общественные песни-гимны и «песни для души», которые исполняются индивидуально, но непременно в сопровождении бубна, который считается семейной реликвией и передаётся из поколения в поколение — до тех пор, пока полностью не выйдет из строя.

Зверские традиции чукчей: почему они убивают немощных стариков и меняются супругами

Наступление весны — самое подходящее время вспомнить о колоритных северянах. С начала марта и до середины апреля у них проходит один из главных праздников — День оленевода. К тому же в Интернете большой резонанс получил текст, напечатанный на страничке популярного блогера БУЛОЧНИКОВА (Bulochnikov) — зарисовки из жизни чукчей, которые многих шокировали.

Прокомментировать некоторые, наиболее удивительные фрагменты текста мы попросили профессора Сергея Арутюнова, который уже рассказывал нашим читателям о некоторых любопытных традициях чукчей. Член-корреспондент РАН за свои почтенные 85 лет организовал множество этнографических экспедиций по всему миру, в том числе на Крайний Север и в Сибирь.

Портал в другой мир

— Сергей Александрович, правда ли, что чукчи едят гнилое мясо? Якобы они закапывают его в глину, чтобы оно превратилось в однородную мягкую массу. Как пишет Булочников: «Оно жутко воняет, но в этом мясе пятьдесят процентов микрофлоры со всеми витаминами, его можно есть без зубов, его не надо греть».

— По-чукотски такое блюдо называется «копальген», по-эскимоски — «тухтак». Только закапывают мясо не в глину. Берется морж и разделывается частей на шесть. Крупные кости вырезаются. Затем каждая часть (весом она килограммов 60 — 70) аккуратно зашивается кожей наружу. С десяток таких «пакетов» осенью закладывают в специальную яму, обложенную камнями, прикрывают ее. И до начала нового охотничьего сезона этим мясом периодически питаются. Оно не гнилое, скорее квашеное. Мне его вкус особой радости не доставил. Но когда охоты нет, птица не летает и на море большой прибой — деваться некуда. Мясо зеленоватого цвета, и запах действительно очень неприятный. Впрочем, кому как. Если рядового японца заставить понюхать какой-нибудь лимбургский сыр или дор-блю, то он, пожалуй, сблеванет. А лично мне нравится!

Чукчи веками вели ожесточённые войны с эскимосами, коряками и русскими

— А вот еще — звучит, как небылица. Чукчи якобы не спасают тонущих людей, поскольку считают, что поверхность водоема — это своеобразный портал, переносящий соплеменников в другой мир. И вмешиваться в этот процесс нельзя.

— Это чистая правда. По крайней мере, так было еще полвека назад. Несколько случаев знаю, когда буквально в сотне-другой метров от берега у поселка переворачивалась байдара, но людей не вытаскивали. Я лично был знаком с родственниками чукчи, которого не спасли по причине этого поверья. Но наблюдал и другой пример. Китиха перевернула вельбот с рыбаками из Уэлена. Поскольку на них была одежда из шкур с завязками на щиколотках и в районе локтей, они могли какое-то время продержаться, зацепившись за лодку. Мимо проходила байдара эскимосов из Наукана. У них схожее представление о водоемах, но на помощь они все же пришли. При том, что эскимосы и чукчи всегда жили не очень дружно, это разные народы. Тонущим повезло, что это были молодые люди, комсомольцы. Вероятно, рассудили, что, если они оставят тонуть людей, у них будут неприятности по комсомольской линии.

— Правда ли, что опытные зэки прекрасно знают: если убежать из лагеря на Чукотке, то тебя местные поймают, отрежут голову и обменяют ее у начальника на бутылку водки?

— Похожие достоверные истории я слышал про коми. Только они менее кровожадные, голов не отрезали. Если живым брать не удавалось, начальству предъявляли труп. Правда, бутылка водки — это многовато! За зэка — живого или мертвого — им обычно выдавался мешок картошки. На Чукотке просто гораздо меньше было лагерей. Но допускаю, что случаи с отрезанием голов случались и у чукчей — видимо, так удобнее транспортировать останки на большие расстояния.

Чукчи — великолепные стрелки. Известен случай, когда несколько охотников перестреляли 18 беглых вооруженных зэков с пятисот метров допотопными ружьями. Фото с сайта maximov.pevek.ru

Удар пальмой в сердце

— Идем дальше по тексту: «Чукчи и коряки патологически злопамятны и мстительны. Если их обидеть, они ничего не скажут, просто согнутся и пойдут. Но через некоторое время находят обидчика мертвым на улице. Убийцу почти никогда не находят».

— Если не считать того, что убийцу, как правило, все же берут тепленьким по горячим следам, потому что он еще не успевает протрезветь, — все правда. Подобные преступления совершаются в основном в состоянии алкогольного опьянения. Как известно, организм чукчей не может перерабатывать спирт. Хотя замечу, что некоторые современные обитатели тундры адаптировались. Горьких пьяниц, к сожалению, много, но около 30 процентов научились пить умеренно, не уходя в запой.

— Особенно трудно мне поверить в то, что будто бы чукчи убивают своих стариков, как «ничкемных». Описывается случай, когда русские моряки, увидев на льдине копошащиеся тела, открыли стрельбу. А потом оказалось, что это связанные пожилые чукчи. После этого к ним подплыли жители местного поселка с подарками за то, что помогли, дескать, перейти в мир иной их родителям.

— Вполне это возможно, даже в наше время. Но только старика не связывают. Он сам просит себя прикончить, когда жизнь становится невмоготу — допустим, из-за тяжелой болезни. В поселках такого, конечно, не происходит — там полиция все-таки. А вот во время кочевья случается. Старик обращается к старшему сыну или, может, к младшему брату — мол, не подыхаю, а жить противно.

В назначенный момент он остается один в чуме. Садится к заранее определенному шесту (на них крепится жилище), спиной к стенке, которая сделана из брезента или шкур. После этого сын, оставшийся снаружи, берет в руки пальму — так называется длинный нож, прикрепленный к палке, и наносит сквозь шкуры точный удар прямо в сердце. И старик без мучений уходит в мир иной. Если предполагаемый избавитель плохо владеет копьем, делают полоску из замши, надевают на шею родителю и затягивают. Но сейчас, пожалуй, это не практикуется — пальма в приоритете. Следов не оставляют — через сутки медведи или волки с трупом разделываются.

— Правда ли, что чукчу, который не справляется со своими мужскими обязанностями, «переводят» в женщины и он ходит в женском платье?

— Раньше такое бывало, и довольно часто. Сейчас уже нет. Дело в том, что речь идет все же не про неумех, а про тех, у кого проблемы с половой самоидентификацией — физиологического или психического плана. В современных городских условиях они пьют гормональные таблетки и даже меняют пол. На Севере я таких не встречал, а вот в Индии детей с подобными выраженными отклонениями передают на воспитание в касту под названием «хитжра», она считается «неприкасаемой».

Супругу дарят другу

— Раз уж мы затронули такую деликатную тему, у чукчей есть гомосексуалисты?

— Условий для возникновения гомосексуализма у них мало. Девушка и замужняя женщина легко заводит себе любовника или дополнительного мужа. Который, к слову, может являться добрым другом основного супруга. Бывает так, что два мужчины договариваются: это лето ты проведешь с моей женой, а я — с твоей. На время рыбалки или охоты. А к зиме снова поменяемся. Такой обычай называется «нгэвтумгын»: буквальный перевод — «товарищество по жене». А человека, который состоит в таких отношениях, называют «нгэвтумгыт». Раньше существовал некий ритуал для таких случаев, сейчас и этого не стало. По их морали ревность — это гнусное чувство, недостойное собственничество. Не уступить жену — это даже хуже, чем долг не отдать.

— Зная это, с трудом верится, что чукчи практикуют инцест. В том самом тексте описывается ситуация, когда взрослый чукча забирает из интерната дочь: «Зачем ей учиться? У меня жена умерла…»

— Я слышал только про один случай инцеста, но мне об этом рассказывали с возмущением — вот, мол, какой мерзавец. При этом у нас, в современном обществе, допустимо расписаться с троюродной и даже двоюродной сестрой, хотя церковь и не одобряет. У чукчей же нет — на троюродной можно жениться только по определенной линии, есть серьезные нюансы. Один знакомый чукотский парень даже стал спиваться, когда ему такой брак не позволили — очень любил девушку. Вот, я знаю, в Венесуэле, в районе города Аякучо, индеец из племени Яномамо проживал со своей матерью, которая была старше его на 15 лет. И то это там не приветствовалось. Что касается северных народов, думаю, это неправда. Скажем, на Таймыре живут нганасаны. Их всего полторы тысячи человек, и найти пару проблема. Но межродственные связи — жесткое табу.

— Согласно вышеупомянутому тексту, до русских чукчи мылись максимум раз в год в горячих источниках. Когда они под влиянием русских стали мыться регулярно, кожа их якобы стала покрываться кровавыми трещинками. Далее цитата: «Пот у чукчей — это не вода, а капельки жира. Они спасают от ветра». Также автор упоминает про сильный запах от чукчей.

— Во-первых, и чукчи, и народы этого региона — эвены, якуты, нанайцы, удэгейцы и так далее — все они сейчас моются. И бани в поселках имеются. Хоть и не очень часто: раз в две недели — раз в месяц. А во-вторых, в отличие от нас они не воняют. У них пот не имеет резкого неприятного запаха. В дезодорантах у северных народов нет нужды. Интересно, что это еще как-то связано и с ушной серой — она у них другая. У нас липкая, а у них сухая — высыпается мелким порошком из ушей. А про капельки жира — это, конечно, вздор.

Едят мухоморы

— У чукчей мухомор распространен как галлюциноген, — утверждает Арутюнов. — А чтобы не отравиться, молодежь пьет мочу стариков, которые употребляют мухоморы, приучая себя к этому «лакомству». Только призываю ни в коем случае это не практиковать, последствия могут стать фатальными! Еще лет 20 назад молодежь активно приобщалась к мухомороеденью. То есть сейчас это люди лет 40. А уж дедов-мухомористов и подавно хватает!

Милли Фирка

Как живут современные чукчи

Post navigation

07.06.2020 03.12.2020

Как живут современные чукчи

Самый северный район Дальнего Востока — Чукотский автономный округ. На его территории живет несколько коренных народов, пришедших туда тысячелетия назад. Больше всего на Чукотке самих чукчей — около 15 тысяч. С давних пор они кочевали по всему полуострову, пасли оленей, охотились на китов и жили в ярангах.

Сейчас многие оленеводы и охотники превратились в работников ЖКХ, а яранги и байдарки сменили на обычные дома с отоплением. Жители разных районов Чукотки рассказали специальному корреспонденту DV Ивану Чеснокову, как сейчас живёт их народ.

Огурцы по 600 рублей за килограмм и десяток яиц за 200 — современные потребительские реалии отдаленных районов Чукотки. Пушное производство закрыто, так как не вписалось в капитализм, а добыча оленины, хотя и идет до сих пор, дотируется государством — оленье мясо не может конкурировать даже с дорогостоящей говядиной, которую привозят с «большой земли».

Похожая история — с ремонтом жилого фонда: строительным компаниями невыгодно браться за ремонтные подряды, так как львиная доля сметы — расходы на транспортировку материалов и рабочих по бездорожью. Молодежь, уезжающая из сел, и серьезные проблемы со здравоохранением — советская система рухнула, а новая толком не создана.

Вместе с тем — социальные программы канадской добывающей компании, возрождение интереса к национальной культуре и благоприятные последствия губернаторства Аркадия Абрамовича — миллиардер создал новые рабочие места и отремонтировал дома, а китобоям мог запросто подарить пару моторных лодок. Из такой пестрой мозаики и складывается сегодняшняя жизнь чукчей.

Предки народа

Предки чукчей появились в тундре еще до нашей эры. Предположительно, они пришли с территории Камчатки и нынешней Магаданской области, затем двинулись через Чукотский полуостров в сторону Берингова пролива и остановились там.

Столкнувшись с эскимосами, чукчи переняли их морской зверобойный промысел, впоследствии вытеснив их с Чукотского полуострова. Оленеводству на рубеже тысячелетий чукчи научились у кочевников тунгусской группы — эвенов и юкагиров.

Наш первый собеседник — режиссер-документалист, опытный зоотехник и знаток Чукотки Владимир Пуя. Зимой 2020 года он отправился работать на восточный берег Залива Креста — части Анадырского залива Берингова моря у южного берега Чукотского полуострова.

Там, рядом с национальным селом Конергино, он снимал фильм о современных чукотских оленеводах, — в прошлом самых богатых, а сейчас почти забытых, но сохранивших традиции и культуру предков жителях Чукотского автономного округа.

«Сейчас попасть в стойбища оленеводов Чукотки не легче, чем во времена Тана Богораза (известного российского этнографа, который в начале XX века описывал жизнь чукчей, — DV). В Анадырь, а затем в национальные поселки можно долететь на самолете. Но потом из поселка добраться до конкретной оленеводческой бригады в нужное время очень сложно», — объясняет Пуя.

Стойбища оленеводов постоянно перемещаются, причём на большие расстояния. Дорог, чтобы доехать до мест их стоянки нет: передвигаться приходится на гусеничных вездеходах или снегоходах, иногда на оленьих и собачьих упряжках. Кроме того, оленеводы строго соблюдают сроки перекочевок, время своих обрядов и праздников.

Потомственный оленевод Пуя настаивает, что оленеводство — «визитная карточка» региона и коренного народа. Но сейчас чукчи в основном живут не так, как раньше: промыслы и традиции уходят на второй план, а на смену им приходит типичная жизнь отдаленных регионов России.

«Наша культура сильно пострадала в 70-е годы, когда власти посчитали, что в каждом селе дорого содержать средние школы с полным набором преподавателей, — рассказывает Пуя. — В районных центрах построили школы-интернаты. Их причисляли не к городским заведениям, а к сельским — в сельских школах зарплаты в два раза выше. Я сам учился в такой школе, качество образования было очень высоким. Но детей отрывали от жизни в тундре и приморье: мы возвращались домой только на летние каникулы. И поэтому теряли комплексное, культурное развитие. Национального воспитания в интернатах не было, даже чукотский язык не всегда преподавался. Видимо, власти решили, что чукчи — советские люди, и свою культуру нам знать ни к чему».

Жизнь оленеводов

География проживания чукчей сначала зависела от передвижения диких оленей. Люди зимовали на юге Чукотки, а летом уходили от жары и гнуса на север, до берегов Ледовитого океана. Народ оленеводов жил родовой системой. Они селились по озерам и рекам. Чукчи обитали в ярангах. Зимняя яранга, которую шили из оленьих шкур, натягивалась на каркас из дерева. Снег из-под нее вычищался до земли. Пол укрывался ветками, на которые настилали шкуры в два слоя. В углу устанавливалась железная печка с трубой. Спали в ярангах в кукулях из шкур животных.

Но Советская власть, пришедшая на Чукотку в 30-х годах прошлого века, была недовольна «бесконтрольным» перемещением людей. Коренным жителям указывали, где строить новое — полустационарное — жилище. Это делалось для удобства перевозки грузов морским транспортом. Точно так же поступали и со стойбищами. При этом, возникали новые рабочие места для коренных жителей, а в поселениях появились больницы, школы, дома культуры. Чукчей обучили письменности. А сами оленеводы жили чуть ли не лучше всех других чукчей — вплоть до 80-х годов XX века.

Название национального села Конергино, где живет Пуя, переводится с чукотского как «изогнутая долина», или «единственная переправа»: морские охотники на байдарках пересекали залив Креста в этом месте за один переход. В начале XX века в Конергино было всего несколько яранг — традиционных переносных жилищ чукчей — и землянок. В 1939 году из села Нутэпэльмен сюда перевезли правление колхоза, cельсовет, факторию. Чуть позже на берегу моря построили несколько домов и склад-магазин, а в середине века в селе появились больница, школа-интернат, детский сад. В 80-х годах открыли школу.

Сейчас жители Конергино отправляют письма на почте, закупаются в двух магазинах («Норд» и «Катюша»), звонят «на материк» с единственного на весь поселок стационарного телефона, иногда ходят в местный клуб культуры, пользуются врачебной амбулаторией. Впрочем, жилые дома села находятся в аварийном состоянии и капитальному ремонту не подлежат.

«Во-первых, денег нам много не выделяют, во-вторых, из-за сложной транспортной схемы трудно доставлять материалы в село», — рассказывал несколько лет назад глава поселения Александр Мыльников. По его словам, если раньше жилфонд в Конергино ремонтировали коммунальщики, то теперь у них нет ни стройматериалов, ни рабочей силы. «Доставлять стройматериалы в село дорого, подрядчик тратит около половины выделенных средств на транспортные расходы. Строители отказываются, им невыгодно работать с нами», — жаловался он.

На вопрос редакции, действительно ли жилые дома в Конергино находятся в аварийном состоянии, в правительстве Чукотского АО не ответили. Впрочем, первый заместитель губернатора округа Анастасия Жукова сообщила, что на территории Чукотки разработаны госпрограммы по переселению из аварийного жилищного фонда, развитию инфраструктуры округа и развитию ЖКХ и водохозяйственного комплекса.

В Конергино живет около 330 человек. Из них около 70 детей: большинство учатся в школе. В ЖКХ работает полсотни местных жителей, а в школе — вместе с детским садом — заняты 20 воспитательниц, учителей, нянь и уборщиц. Молодежь в Конергино не задерживается: школьные выпускники разъезжаются на учебу и работу в другие места. Депрессивное состояние села иллюстрирует ситуация с традиционными промыслами, которыми славились конергинцы.

«Морского зверобойного промысла у нас уже нет. По капиталистическим правилам он не выгоден, — говорит Пуя. — Зверофермы закрылись, и пушной промысел быстро забыли. В 90-х годах производство пушнины в Конергино схлопнулось». Осталось только оленеводство: в советское время и до середины нулевых, пока Роман Абрамович оставался на посту губернатора Чукотского АО, оно было здесь успешным.

В Конергино работает 51 оленевод, из них 34 — в бригадах в тундре. По словам Пуи, доходы оленеводов крайне низкие. «Это убыточная отрасль, денег на зарплату не хватает. Государство покрывает недостаток средств, чтобы зарплата была выше прожиточного минимума, он у нас равняется 13 тысячам. Оленеводческое хозяйство, в котором состоят работники, выплачивает им примерно 12,5 тысяч. Государство доплачивает до 20 тысяч, чтобы оленеводы не умерли с голоду», — сетует режиссер.

На вопрос, почему нельзя платить больше, Пуя отвечает, что себестоимость производства оленины в разных хозяйствах варьируется от 500 до 700 рублей за килограмм. А оптовые цены на говядину и свинину, которые завозят «с материка», начинаются от 200 рублей. Продавать мясо по 800-900 рублей чукчи не могут и вынуждены устанавливать цену на уровне 300 рублей — себе в убыток. «Нет смысла капиталистического развития этой отрасли, — говорит Пуя. — А ведь это последнее, что осталось в национальных селах».

На вопрос редакции, действительно ли в селе Конергино уже не существует морзверобойного промысла, а зверофермы и комплексы, отвечающие за пушной промысел, закрыты, в правительстве Чукотского АО не ответили.

При этом, по словам первого заместителя губернатора, на 14 сельхозпредприятиях округа работают около 800 человек. На первое июня этого года в оленеводческих бригадах паслось 148 000 оленей, а с первого мая на Чукотке оленеводам увеличена заработная плата — в среднем до 30%. Кроме того, заместитель губернатора отметила, что окружной бюджет направит 65 млн рублей на повышение заработной платы.

Евгений Кайпанау, 36-летний чукча, родился в Лорино в семье самого уважаемого китобоя. «Лорино» (по-чукотски — «Льаурэн») переводится с чукотского как «найденное становище». Поселение стоит на берегу Мечигменской губы Берингова моря. В нескольких сотнях километров расположены американские острова Крузенштерна и Святого Лаврентия; до Аляски тоже совсем близко. Но до Анадыря самолеты летают раз в две недели — и то если погода хорошая. Лорино прикрыто с севера сопками, поэтому здесь больше безветренных дней, чем в соседних селениях. Правда, несмотря на относительно хорошие погодные условия, в 90-х годах почти все русские жители из Лорино уехали, и с тех пор там живут только чукчи — примерно 1500 человек.

Дома в Лорино — покосившиеся деревянные строения с облезлыми стенами и выцветшей краской. В центре села стоят несколько коттеджей, построенных турецкими рабочими, — теплоизолированные здания с холодной водой, что в Лорино считается привилегией (если по обычным трубам пустить холодную воду, то зимой она замерзнет). Горячая вода во всем поселении есть, потому что местная котельная работает круглый год. А вот больницы и поликлиники здесь нет — уже несколько лет людей отправляют за медпомощью санитарной авиацией или на вездеходах.

Лорино известно морзверобойным промыслом. Не зря в 2008 году тут снимали документальный фильм «Китобой», получивший приз ТЭФИ. Охота на морского зверя для местных жителей по-прежнему важное занятие. Китобои не только кормят семью или зарабатывают деньги, сдавая мясо в местную общину зверобоев, — они еще и чтут традиции предков.

С детства Кайпанау знал, как правильно забивать моржей, ловить рыбу и кита, ходить в тундру. Но после школы он уехал в Анадырь учиться сначала на художника, а затем на хореографа. До 2005 года он, живя в Лорино, часто ездил на гастроли в Анадырь или Москву — выступать с национальными ансамблями. Из-за постоянных разъездов, перемены климата и перелетов Кайпанау решил окончательно перебраться в Москву. Там он женился, его дочери — девять месяцев.

«Свое творчество и культуру я стремлюсь прививать жене, — говорит Евгений. — Хотя раньше ей многое казалось диким, особенно когда она узнала, в каких условиях живет мой народ. Я и дочке прививаю традиции и обычаи, например, показываю национальную одежду. Хочу, чтобы она знала, что она потомственная чукча».

Евгений теперь редко появляется на Чукотке: гастролирует и представляет культуру чукчей по всему миру вместе со своим ансамблем «Кочевник». В одноименном подмосковном этнопарке «Кочевник», где работает Кайпанау, он проводит тематические экскурсии и показывает документальные фильмы о Чукотке, в том числе Владимира Пуи.

Но жизнь вдалеке от родины не мешает ему знать о многих вещах, происходящих в Лорино: там осталась его мать, она работает в городской администрации. Так, он уверен, что молодежь тянется к тем традициям, которые теряют в остальных регионах страны. «Культура, язык, навык охоты. Молодежь на Чукотке, включая молодежь и из нашего поселка, учится добывать китов. У нас люди живут этим постоянно», — говорит Кайпанау.

Охота

В летний сезон чукчи охотились на китов и моржей, в зимний — на тюленей. Охотились с помощью гарпунов, ножей и копий. Китов и моржей добывали все вместе, а тюленей — поодиночке. Чукчи ловили рыбу сетями из китовых и оленьих сухожилий или из кожаных ремней, сачками и удилами. Зимой — в проруби, летом — с берега или с байдарок. Кроме того, до начала XIX века с помощью лука, копий и ловушек охотились на медведей и волков, баранов и лосей, росомах, лисиц и песцов. Водоплавающую дичь убивали метательным орудием (болой) и дротиками с метательной дощечкой. Со второй половины XIX века начали использовать ружья, а затем — огнестрельное китобойное оружие.

Продукты, которые завозят с материка, стоят в селе огромных денег. «Привозят «золотые» яйца по 200 рублей. Про виноград я вообще молчу», — добавляет Кайпанау. Цены отражают печальное социально-экономическое положение в Лорино. Мест, где можно показать профессионализм и университетские навыки, в поселении мало.

«Но положение народа в принципе нормальное, — сразу уточняет собеседник. — После прихода Абрамовича (миллиардер был губернатором Чукотки с 2001 по 2008 год — DV) стало намного лучше: появилось больше рабочих мест, отстроились дома, наладили фельдшерско-акушерские пункты».

Кайпанау вспоминает, как его знакомые китобои «приехали, бесплатно забрали у губернатора моторные лодки для промысла и уехали». «Теперь живут и наслаждаются», — говорит он. Федеральные власти, по его словам, тоже помогают чукчам, но не очень активно.

У Кайпанау есть мечта. Он хочет создавать на Чукотке образовательные этнические центры, где коренные народы смогли бы заново узнавать свою культуру: строить байдарки и яранги, вышивать, петь, танцевать.

«В этнопарке многие посетители считают чукчей необразованным и отсталым народом; думают, что они не моются и постоянно говорят «однако». Мне даже иногда заявляют, что я не настоящий чукча. А ведь мы — настоящие люди».

Жизнь при Абрамовиче

Став губернатором Чукотки, за которого проголосовало больше 90% избирателей, Абрамович построил на свои средства несколько кинотеатров, клубов, школ, больниц. Он обеспечил ветеранов пенсиями, наладил отдых чукотских детей на южных курортах. Компании губернатора потратили на развитие экономики и инфраструктуры Чукотки примерно 1,3 млрд долларов.

Среднемесячная зарплата в автономном округе при Абрамовиче выросла с 5,7 тысяч рублей в 2000 году до 19,5 тысяч в 2004 году. За январь-июль 2005 года, по данным Росстата, Чукотка со среднемесячной зарплатой в 20 336 рублей была на четвертом месте в России.

Компании Абрамовича принимали участие во всех отраслях экономики Чукотки — от пищевой промышленности до строительства и розничной торговли. Совместно с канадскими и английскими золотодобытчиками разрабатывались золотые месторождения.

Дальневосточный полпред того времени Пуликовский говорил об Абрамовиче: «Наши специалисты подсчитали, что если он уйдет, то бюджет сократится с 14 млрд до 3 млрд, а это для региона катастрофично. Команда Абрамовича должна остаться, у них есть план, согласно которому экономика Чукотки в 2009 году сможет работать самостоятельно».

Каждое утро 45-летняя жительница села Сиреники Наталья (она попросила не называть её фамилию) просыпается в 8 утра, чтобы пойти на работу в местную школу. Она — вахтер и технический работник.

Сиреники, где уже 28 лет живет Наталья, расположены в Провиденском городском округе Чукотки, на берегу Берингова моря. Первое эскимосское поселение здесь появилось примерно три тысячи лет назад, и в окрестностях села до сих пор находят остатки жилищ древних людей. В 60-е годы прошлого века к коренным жителям присоединились чукчи. Поэтому названия у села существует два: с экимосского оно переводится как «Долина солнца», а с чукотского — «Каменистая местность».

Сиреники окружены сопками, и добраться сюда сложно, особенно зимой — только снегоходом либо вертолетом. С весны по осень сюда заходят морские суда. Сверху село выглядит, как коробка с разноцветными конфетами: зеленые, синие и красные коттеджи, здание администрации, почта, детский сад и амбулатория. Раньше в Сирениках было много ветхих деревянных домов, но многое изменилось, рассказывает Наталья, с приходом Абрамовича.

«Мы с мужем жили раньше в доме с печным отоплением, посуду приходилось на улице мыть. Потом Валера заболел туберкулезом, и его лечащий врач посодействовал, чтобы нам по болезни выделили новый коттедж. Теперь у нас евроремонт».

Одежда и пища

Чукчи мужчины носили кухлянки из двойной оленьей шкуры и такие же брюки. Торбазу из камуса с подошвами из нерпичьей кожи они натягивали на чижи — чулки из собачьей шкуры. Шапку из двойного пыжика окаймляли спереди длинношерстным мехом росомахи, не смерзающимся от дыхания человека ни при каком морозе, а меховые рукавицы носили на сыромятных ремешках, которые втягивались в рукава.

Пастух был словно в скафандре. Одежда на женщинах облегала тело, ниже колен она завязывалась, образуя что-то вроде штанов. Надевали её через голову. Поверх женщины носили широкую меховую рубаху с капюшоном, которую надевали её по особым случаям вроде праздников или перекочевок.

Пастуху всегда приходилось беречь поголовье оленей, поэтому животноводы и семьи питались летом как вегетарианцы, а если и ели оленя, то полностью, вплоть до рогов и копыт. Мясо предпочитали вареное, но часто ели и сырое: у пастухов в табуне попросту не было времени на готовку. Оседлые же чукчи питались мясом моржей, которых раньше убивали в огромных количествах.

В Сирениках живет около 500 человек, включая пограничников и военных. Многие занимаются традиционным морзверобойным промыслом: ходят на моржей, китов, ловят рыбу. «Мой муж — потомственный охотник на морзверя. Он вместе со старшим сыном и другими коллегами входит в Соседкую общину. Община ведёт промысел для жителей, — рассказывает Наталья. — Неработающим пенсионерам мясо часто бесплатно отдают. Хотя и так наше мясо не такое дорогое, как привозное из магазинов. А еще это традиционная еда, мы без нее не можем».

Как живут в Сирениках? По уверениям нашей собеседницы — нормально. Безработных в селе сейчас около 30 человек. Летом они собирают грибы и ягоды, а зимой ловят рыбу, которую продают или меняют на другие продукты. Муж Натальи получает пенсию в 15700 рублей, при этом прожиточный минимум здесь — 15000. «Я сама тружусь без подработок, в этом месяце получу около 30000. Мы, бесспорно, живем средне, но что-то я не ощущаю, что зарплаты повышаются», — сетует женщина, вспоминая о завезенных в Сиреники огурцах по 600 рублей за килограмм.

Сестра Натальи, как и половина жителей села, работает вахтовым методом на «Куполе». Это золотоносное месторождение, одно из крупнейших на Дальнем Востоке, находится в 450 км от Анадыря. С 2011 года 100% акций «Купола» владеет канадская компания Kinross Gold. «Сестра раньше работала там горничной, а сейчас выдает маски горнякам, которые спускаются в шахты. У них там есть и спортзал, и бильярдная! Платят в рублях (средняя зарплата на «Куполе» 50 000 рублей — DV), переводят на банковскую карточку», — рассказывает Наталья.

Женщина немного знает о добыче, зарплатах и инвестициях в регион, но часто повторяет: «»Купол» нам помогает». Дело в том, что канадская компания, владеющая месторождением, еще в 2009 году создала Фонд социального развития, он выделяет деньги на социально значимые проекты. Не менее трети бюджета идет на поддержку коренных малочисленных народов автономного округа. Например, «Купол» помог издать словарь чукотского языка, открыл курсы языков коренных народов и построил в Сирениках школу для 65 детей и садик для 32.

«Мой Валера тоже получил грант, — говорит Наталья. — Два года назад «Купол» выделил ему 1,5 млн рублей на огромную 20-тонную морозильную камеру. Ведь китобои зверя добудут, мяса много — испортится. А теперь эта камера спасает. На оставшиеся деньги муж с коллегами купил инструменты на строительство байдарок».

Наталья, чукча и потомственный оленевод, считает, что национальная культура сейчас возрождается. Рассказывает, что каждый вторник и пятницу в местном сельском клубе проводятся репетиции ансамбля «Северное сияние»; открываются курсы чукотского и других языков (правда, в окружном центре — Анадыре); проводятся конкурсы вроде Кубка губернатора или регаты в Баренцевом море.

«А в этом году наш ансамбль приглашают на грандиозное событие — международный фестиваль! Пять человек полетят на танцевальную программу. Это все будет на Аляске, та оплатит перелет и проживание», — говорит женщина. Она признает, что и российское государство поддерживает национальную культуру, но «Купол» она упоминает гораздо чаще. Отечественного фонда, который бы занимался финансированием народов Чукотки, Наталья не знает.

«Нельзя сказать, что социально-экономическое положение чукчей сегодня благоприятно», — утверждает первый вице-президент Ассоциации малочисленных коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (АМКНСС и ДВ РФ) Нина Вейсалова. По ее словам, важная проблема — закрытие национальных поселков либо их объединение, что делается для оптимизации госрасходов. Сокращается инфраструктура и рабочие места, из-за чего местные жители вынуждены переезжать в районные центры, в города: «Ломается привычный жизненный уклад, переселенцам трудно адаптироваться на новом месте, найти работу, жилье».

В правительстве Чукоткского АО факт сокращения национальных поселков корреспонденту DV опровергли: «Это не обсуждалось ни на районном, ни на региональном уровнях».

Другой ключевой вопрос — здравоохранение. На Чукотке, как и в других северных регионах, говорит представитель Ассоциации, очень распространены болезни органов дыхания. Но, по имеющейся у Вейсаловой информации, в национальных поселках закрываются тубдиспансеры.

«Много онкобольных. Существующая ранее система здравоохранения обеспечивала выявление, наблюдение и лечение больных лиц из числа малочисленных народов, что было закреплено законодательно. К сожалению, сегодня такая схема не работает», — уточняет она. Жукова, в свою очередь, на вопрос о закрытии тубдиспансеров не ответила, а лишь сообщила, что в каждом районе и населенной пункте Чукотки сохранены больницы, врачебные амбулатории и фельдшерско-акушерские пункты.

В российском обществе существует стереотип: народ чукчей спился после того, как на территорию Чукотки пришёл «белый человек» — то есть с начала прошлого века. Чукчи никогда не употребляли спиртного, в их организме не вырабатывается фермент, расщепляющий спирт, — и из-за этого влияние алкоголя на их здоровье более пагубно, чем у других народов. Но по словам Евгения Кайпанау, уровень проблемы сильно завышен. «С алкоголем [у чукчей] все, как и везде. Но пьют меньше, чем где-либо еще», — утверждает он.

При этом, говорит Кайпанау, у чукчей действительно в прошлом отсутствовал фермент, расщепляющий спирт. «Сейчас, хотя фермент и выработался, народ все равно не пьет так, как слагают легенды», — резюмирует чукча.

Мнение Кайпанау поддерживает доктор медицинских наук ГНИЦП Ирина Самородская, один из авторов доклада «Смертность и доля умерших в экономически активном возрасте от причин, связанных с алкоголем (наркотиками), ИМ и ИБС от всех умерших в возрасте 15-72 лет» за 2020 год. Согласно данным Росстата, говорится в документе, наиболее высокий уровень смертности от причин, связанных с алкоголем, действительно в Чукотском АО — 268 человек на 100 тысяч. Но эти данные, подчеркивает Самородская, относятся ко всему населению округа.

«Да, коренное население тех территорий — чукчи, но там живут не только они», — поясняет она. Кроме того, по словам Самородской, Чукотка стоит по всем показателям смертности выше, чем остальные регионы — и это не только алкогольная смертность, но и другие внешние причины.

«Сказать, что именно чукча умер именно от алкоголя сейчас нельзя, так устроена система. Во-первых, если люди не хотят, чтобы в свидетельстве о смерти их умершего родственника выставлялась причина смерти, связанная с алкоголем, она не будет выставляться. Во-вторых, подавляющее число смертей происходят на дому. А там свидетельства о смерти часто заполняются участковым врачом или даже фельдшером, из-за чего в документах могут указываться другие причины — так легче написать», — объясняет профессор.

Наконец, еще одной серьезной проблемой региона, по мнению Вейсаловой, является взаимоотношение промышленных компаний с коренным местным населением. «Люди приходят, как завоеватели, нарушая мир и покой местных жителей. Я думаю, что должен быть регламент о взаимодействии компаний и народов», — говорит она.

В свою очередь, вице-губернатор Жукова говорит, что компании, наоборот, заботятся о коренном населении и совместно финансируют фонд «Купол» в рамках трехстороннего Меморандума о сотрудничестве между Правительством, АКМНСС и добывающими компаниями.

Язык и религия

Чукчи, живущие в тундре, называли себя «чавчу» (оленный). Те, кто жил на берегу, — «анкалын» (помор). Существует общее самоназвание народа — «луораветлан» (настоящий человек), но оно не прижилось. 50 лет назад на чукотском языке говорили примерно 11 тысяч человек. Сейчас их число с каждым годом сокращается. Причина проста: в советское время появились письменность и школы, но тогда же проводилась политика уничтожения всего национального. Отрыв от родителей и жизнь в школах-интернатах вынуждали чукотских детей все меньше знать родной язык.

Чукчи издавна верили, что мир делится на верхний, средний и нижний. При этом, верхний мир («облачная земля») населён «верхним народом» (по-чукотски — гыргоррамкын), или «народом рассвета» (тнаргы-рамкын), а верховное божество у чукчей не играет серьезной роли. Чукчи считали, что их душа бессмертна, верили в реинкарнацию, у них был распространен шаманизм. Шаманами могли быть и мужчины, и женщины, но особенно сильными у чукчей считались шаманы «превращенного пола» — мужчины, выступавшие в роли хозяек, и женщины, перенимавшие одежду, занятия и привычки мужчин.

Живущая в Сирениках Наталья сильно скучает по сыну, который отучился девять классов в сиренинской школе, а потом окончил фельдшерское отделение в Анадыре и уехал в Петербург. «Влюбился в этот город и остался. Больше, конечно, тех, кто уезжает», — вздыхает Наталья. Почему ее сын уехал? Было скучно. «Сюда могу только в отпуск прилететь», — говорил молодой человек. А Наталье сложно с ним видеться: в Анадыре живет пожилой отец, к нему надо ездить. Из-за дорогих билетов второй перелет — уже в Петербург — она не потянет.

«Я подумала, что пока отец живой — буду к нему ездить. Это важно. А в Питер… Да, сын тоже по мне скучает и обижается. Но я человек тундровой — мне надо на рыбалку, за ягодой, на природу… На родину».

800 оленеводов

насчитали власти Чукотки в регионе с 2011 по 2020 года. Сегодня их среднемесячная зарплата — 24,5 тысячи рублей. Для сравнения: в прошлом году оленеводы получали на тысячу меньше, а в 2011 году их зарплата была 17 тысяч рублей. За последние пять лет на поддержку оленеводческой деятельности государство выделило около 2,5 млрд рублей.

300 человек занимались морзверобойным промыслом в 2020 году. Средняя зарплата составляла 22,5 тысячи рублей, при этом три года назад она была меньше на 2 тысячи. С 2011 по 2020 годы государство выделило на развитие промысла 388,9 млн рублей.

Источник: Управление по делам коренных малочисленных народов Чукотки Аппарата губернатора и Правительства Чукотского АО

47,4 млн рублей получила Чукотка на сохранение, развитие и популяризацию традиционной культуры с 2011 по 2020 год (как из федерального, так и окружного бюджета). В 2020 году государство планирует выделить 31,7 млн рублей. Из фонда «Купол» с 2009 года на финансирование и реализацию 47 проектов по развитию Чукотки было выделено 34 млн рублей.

Читайте так же:

  • Традиции и обычаи презентация для детей Проект «Народные праздники, обычаи и традиции русского народа» презентация урока для интерактивной доски по окружающему миру (подготовительная группа) на тему Скачать: Вложение Размер […]
  • Любовь ритуал отзывы Любовь ритуал отзывы --> Мечты сбываются! --> исполнение желаний Голосование: лучший ритуал на привлечение любви pozitiv Дата: Четверг, 13.03.2020, 01:52 | Сообщение # 1 […]
  • Клондайк ритуал Прохождение квеста Ритуал Задание: К проведению ритуала всё готово. Золотой кролик покоится на наполненном лесным отваром алтаре, теперь нужно дождаться восхода солнца, чтобы его лучи […]
  • Ритуалы в протвину Морг г. Протвино | Кремация в Протвино Организация похорон и кремации в г. Протвино Адрес: Московская обл., Серпуховский р-н, Протвино г., ул. Мира, 5 Часы работы будни 9:00 до 15:00 […]
  • Обычаи и нравы фамусовского общества сообщение Пороки фамусовского общества (по комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума») Скачать сочинение Тип: Проблемно-тематический анализ произведения Комедия Грибоедова «Горе от ума» была […]
  • План народная культура и традиции старшая группа Комплексно-тематическое планирование образовательной работы с детьми старшей группы по теме: «Народная культуры и традиции. Театральная неделя». календарно-тематическое планирование […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *