Обычаи международного права например

Международный обычай как источник международного права

В п. 1 «b» ст. 38 Статута Международного суда ООН дается следующее определение международного обычая: «Международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы» [1] . Следует признать, что данная формула международно-правового обычая не выглядит безупречной, однако она послужила основой для научного определения этого вида источника международного права.

По вопросу о создании обычных норм международного права в международно-правовой науке мнения различаются. Главный в этих разногласиях – вопрос о том, создаются ли обычные нормы международного права путем взаимодействия воль государств или же они появляются без участия этих воль.

Согласно теории, которая в настоящее время господствует в зарубежной международно-правовой литературе, обычные нормы международного права возникают без участия воль государств, как бы спонтанно. Суть этой теории французский профессор М. Виралли формулирует следующим образом: «Обычное право является выражением давлений, вытекающих из факта существования множества государств и осознанной ими необходимости вести их взаимные отношения упорядоченным образом» [2] .

В процессе исторического развития международного права обычай в течение длительного времени представлял собой наиболее важную процедуру создания международноправовых норм, поскольку, как было отмечено выше, в межгосударственной системе никогда не было законодательного органа, принимающего обязательные для исполнения нормы права. Отсюда бо?льшая часть международно-правовых норм складывались на основе обыкновений и практики государств и, следовательно, имели главным образом характер обычноправовых норм.

Определение обычая, сформулированное в ст. 38 Статута Международного суда ООН, содержит два совершенно четких элемента, которые в совокупности и дают представление о содержании международно-правового обычая. Это: материальный элемент (практика государств) и духовный элемент (opinio juris sive necessitates), т.е. убеждение в юридическом значении данной межгосударственной практики. Следовательно, единство указанных элементов позволяет утверждать, что речь идет о юридически обязательной практике государств.

Принято считать, что международный обычай существует тогда, когда практика отвечает следующим характеристикам: 1) всеобщее признание; 2) единообразие; 3) длительность; 4) юридическая убежденность (opinio juris). Рассмотрим подробнее каждую из перечисленных характеристик.

Признание должно быть всеобщим в двойном смысле этого слова. Во-первых, поведение государств не должно вызывать ни у кого сомнений в его правильности, так как правило, о котором идет речь, должно быть хорошо известно и принято в явно выраженной форме (открыто) или молчаливо. Во-вторых, оно должно выражать consensus tacitus generalis, т.е. всеобщее убеждение о существовании такого правила поведения. Для того чтобы существовал обычай, не достаточно, чтобы норма была принята несколькими государствами, так как если другие государства придерживаются другой нормы, то первоначальная норма не будет обязательной для государств, которые постоянно и безошибочно возражают против ее применения [3] .

К содержанию формулировки правила обычной нормы предъявляется требование, чтобы практика государств, включая специально заинтересованных в вопросе, регулируемом обычаем, была часто повторяющейся и единообразной [4] .

Длительность практики должна быть значительной, так как именно время является тем, что позволяет практике созреть и превратиться в обычай. В наше историческое время, отличающееся динамизмом и высокой степенью коммуникативности, разумеется, это требование не должно пониматься так же, как в другие эпохи (Г. Гроций, например, говорил о периоде не менее 100 лет). Гибкость этого критерия признал Международный суд ООН в решении от 20.02.1969 по делу о континентальном шельфе Северного моря (ФРГ против Нидерландов и ФРГ против Дании): «То что, что не истек более чем короткий период времени, еще не представляет само по себе препятствия для формирования новой нормы обычного международного права». Удачным примером является процесс формирования нормы, определяющей понятие и статус исключительной экономической зоны в ходе Конференции ООП по морскому праву 1973–1982 гг., однако как признал Международный суд ООН в своих двух решениях, принятых позднее (от 12.10.1984 – дело о делимитации морской границы в районе залива Мэн, Канада против США; и от 03.06.1985 – дело о континентальном шельфе, Арабская Джамахирия Ливия против Мальты), – с 1974 г. после сессии конференции в Каракасе практически все прибрежные государства признали и провозгласили ее в своем национальном законодательстве.

Юридическая убежденность (opinio juris) в том, что практика представляет собой юридическое обязательство, является необходимым требованием для того, чтобы признать существование правового обычая. Как установил Международный суд ООН в решении от 20.02.1969: «Рассмотренные акты не только должны представлять постоянную практику, но, кроме того, они должны свидетельствовать в силу своей природы или способа осуществления об убежденности в том, что эта практика превратилась в обязательство, необходимое для существования нормы права. Необходимость существования подобного убеждения, т.е. существования субъективного элемента, подразумевается в самом понятии opinio juris sive necessitatis. Заинтересованные государства должны, таким образом, чувствовать, что они создают то, что равносильно юридическому обязательству. Ни частота, ни даже обычный характер актов сами по себе для этого не достаточны. Существует множество международных актов в сфере дипломатического протокола, например, те, которые осуществляются почти неизменно, но которые мотивируются простыми соображениями вежливости, необходимости или традиции, а не чувством юридического обязательства».

Практика и opinio juris, таким образом, являются существенными элементами международного обычая, как это подтвердил Международный суд ООН в двух своих решениях от 03.06.1985 (дело о континентальном шельфе, Ливия против Мальты) и от 27.06.1986 (Никарагуа против США).

В своем решении по делу судна Лотос от 07.09.1927 Постоянная палата международного правосудия поддержала волюнтаристскую концепцию юридической природы международного обычая, охарактеризовав его как молчаливое соглашение государств. При этом она отметила, что «правовые нормы, которые обязывают государства, проистекают из их воли, воли, продемонстрированной в конвенциях, или во всеобще принятых обыкновениях, как это происходит при подтверждении принципов права».

Волюнтаристская концепция международного права, проявляющаяся в указанных словах решения Постоянной палаты международного правосудия, сложилась благодаря стилю ст. 38 Статута Постоянной палаты международного правосудия, которая использовала слова «признанной» и «принятой» как в отношении договоров, так и в отношении обычаев. Эта концепция сохраняет свое значение и в наше время. Так, Международный суд ООН поддержал пусть и менее последовательную, но все же волюнтаристскую концепцию обычая, установив в своем решении от 20.02.1969 трансцендентальное значение характеристики обычая: «Нормы и обязательства по общему или обычному международному праву, которые по своей природе должны применяться в равных условиях ко всем членам международного сообщества, не могут подчиняться воле одного из членов международного сообщества».

Отсюда понятие всеобщий – не все, а большинство государств, и обычай – не молчаливое согласие, а формирование общего консенсуса государств в отношении определенного правила поведения, которое устанавливается как объективное право.

Доказательствами наличия международного обычая являются различного рода дипломатические документы: ноты, меморандумы, заявления делегаций и официальных лиц государств на международных конференциях, в органах международных межправительственных организаций и т.д.

Международный обычай, а точнее, обычные нормы международного нрава продолжают играть значительную роль в современном международном праве. В современном международном сообществе обычай сохраняет важное место, благодаря тому, что различия в подходах государств к способам международно-правового регулирования международных отношений обусловливают в ряде случаев отказ от участия в универсальных международных договорах. Не случайно, Венские конвенции 1969 и 1986 гг. в ст. 3 «b» предусматривают возможность действия их норм в силу международных обычаев, независимо от положений этих Конвенций. Следует отметить, что сфера действия международного обычая не безгранична, поскольку развитие науки и технологий приводит к вовлечению в сферу международных отношений новых сфер человеческой деятельности (освоение космоса, развитие коммуникаций, биотехнологии и т.д.), требующих чаще всего договорно-правового регулирования, отличающегося большей ясностью и определенностью содержания и формы. В подобных условиях становится очевидной недостаточность возможностей обычая регулировать определенные вопросы международных отношений (такие, например, как отношения международного сотрудничества по экономическим, социальным, культурным, научным и информационно-коммуникационным и технологическим вопросам). Это позволяет назвать обычай «бедным родственником» современного международного права.

Наряду с отмеченным многие важнейшие отрасли современного международного права продолжают регулироваться нормами обычного международного права, например, такие вопросы, как признание государств и правительств, ответственность государств или иных субъектов международного права и т.д. Международный суд ООН все чаще ссылается на международные обычаи в своей практике, особенно после 1969 г. Следовательно, нельзя согласиться с тем, что современное мировое развитие существенно ограничивает сферу действия международного обычая в межгосударственной системе.

3.3. Международные обычаи

Нормообразование в международном праве, если исторически оценивать, началось с формирования международно-правовых обычаев. Это — такие правила поведения, которые, как отметил Международный Суд ООН в деле «Никарагуа против США» (1986 г.), состоят из двух элементов: 1) объективного («общая практика») и 2) субъективного («признания ее в качестве права»).

складываются постепенно вследствие повторяющихся действий значительного числа государств (практики государств); —

признаются юридически обязательными субъектами международного права, т.е. наличествует, как отметил Междуна родный Суд в деле «Ливия против Мальты» (1985 г.), «opinio juris» — мнение, убеждение государств в юридической обязательности таких правил.

Что касается практики государств, то, по мнению пяти судей Международного Суда, выраженному в 1973 г., такая практика должна быть «общей, последовательной и внутренне согласованной».

Некоторые правила удовлетворяют первому требованию, но не второму. Таковы правила дипломатического протокола: например, назначение дуайеном дипломатического корпуса того посла, который пробыл в государстве пребывания на данном посту наибольший срок; и правила международной вежливости: например, приветствие кораблями в море друг друга — они кратковременно приспускают флаг; эти правила повторяются давно чуть не всеми государствами мира, имеющими флот. Но нет признания таких правил юридически обязательными; соответственно такие правила — это не нормы международного права.

В деле о континентальном шельфе в Северном море (1969 г.) по спору ФРГ с Данией и ФРГ с Нидерландами Международный Суд подчеркнул необходимость двух условий формирования обычноправовой нормы. По мнению Суда, не только «соответствующие действия должны составлять сложившуюся практику, но эти действия еще должны быть такими или должны осуществляться таким способом, чтобы свидетельствовать об убеждении, что данная практика считается обязательной в силу существования нормы права, требующей осуществления такой практики. Необходимость в таком убеждении, т.е. в существовании субъективного элемента, присуща самому понятию opinio juris sive necessitates. Государства должны, следовательно, чувствовать, что они сообразуют свои действия с тем, что соответствует юридическому обязательству».

В ст. 38 Статута Международного Суда международный обычай определен «как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». В упомянутом решении Международного Суда по спору Никарагуа с США (1986 г.) Суд в порядке толкования этого положения Статута отметил: «Когда два государства соглашаются включить какое-то правило в договор, их согласия достаточно, чтобы такое правило стало юридическим, обязательным для них; но в области обычного международного права не достаточно разделяемых сторонами взглядов относительно содер-

жания того, что они считают таким правилом. Суд должен убедиться, что наличие такого правила в opinio juris государств подтверждено практикой».

Для отнесения правила поведения к международному обычаю, установления его содержания используются вспомогательные средства определения международно-правовых норм, что будет рассмотрено ниже (см. п. 3.6 и 3.7).

Лекция 3. Источники международного права и процесс создания норм

2. Международно-правовой обычай как источник международного права

В доктрине международного права под международно-правовым обычаем понимается сложившееся в международной практике правило поведения, за которым субъекты международного права признают юридически обязательный характер. Международно-правовой обычай – это один из основных источников международного права. Международный обычай создается именно в результате практики государств, которая путем признания в качестве правовой нормы приобретает характер международно-правовой обычной нормы. Такая норма находит свое внешнее выражение в форме международного обычая.

В отличие от договорной формы создания международно-правовых норм, международно-правовой обычай не представляет собой юридического документа с четко выраженной формулировкой соответствующего правила. Он складывается в силу повторяющихся международных действий всех или некоторых субъектов международного права и проявляется больше в определенном образе поведения, чем в сформулированной норме. В силу этого нормы международного обычного права приходится зачастую с трудом вычленять в противоречивой и постоянно меняющейся практике государств.

Характерным для международно-правового обычая является длительность его применения и убежденность в юридической обязательности для участников международных отношений. При этом длительность практики субъектов международного права носит относительный характер. В современных международных отношениях имеются примеры создания обычных норм за короткий промежуток времени (например, в международном космическом праве).

Международно-правовой обычай как источник международного права может быть универсальным (общим) в силу всеобщности признания либо иметь партикулярный (региональный или локальный) характер в силу признания в ограниченных международных отношениях. В последнем случае международно-правовой обычай не должен противоречить общепризнанным принципам (jus cogens) международного права. Международный Суд ООН применяет только общий международно-правовой обычай «как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы» (ст. 38 Статута Международного Суда ООН).

В отличие от общего международного права, партикулярный обычай выражает особые интересы ограниченного круга государств. Поэтому для его формирования необходимо соглашение всех заинтересованных государств.

В современном международном праве существуют два вида обычных норм. Первый традиционный представляет собой сложившееся в практике неписаное правило, за которым признается юридическая сила. Второй – новый вид, к которому относятся нормы, создаваемые не длительной практикой, а признанием в качестве таковых правил, содержащихся в нескольких или одном акте. Международные обычаи создаются, в первую очередь, практикой государств. Большую роль в создании обычных норм играют в настоящее время и решения международных организаций. В процессе своей деятельности международные организации также могут содействовать образованию обычной нормы (примером может являться практика воздержания от голосования постоянных членов Совета Безопасности ООН).

Международно-правовой обычай следует отличать от международно-правового обыкновения. Под обыкновением в международно-правовой доктрине понимается общая практика государств, за которой не признается юридически обязательный характер. Этим обыкновение в основном и отличается от международно-правового обычая. К обыкновению относятся также нормы международной вежливости. Примером обыкновения могут служить посольский и морской церемониалы (в частности, церемониал встречи главы государства или правительства; взаимные салюты кораблей в открытом море). Обыкновения сможет стать нормой международного права (т. е. юридически обязательным для всех участников международного общения правилом поведения) путем превращения его в международно-правовой обычай или в договорную норму права.

Следует отметить, что хотя современное международное право и является преимущественно договорным правом, международно-правовой обычай сохраняет все же свое значение как источник международного права. В современных международных отношениях наблюдается взаимодействие договорного и обычного права. Обычные нормы превращаются в нормы договорного права путем закрепления их в международных договорах. При этом они нередко отменяются, заменяются или развиваются договорным путем (например, в международных договорах по кодификации и прогрессивному развитию международного права). Кроме того, договорная норма также может стать обычной для неучаствующих в данном договоре государств, если она получит всеобщее признание и в силу этого станет общепризнанной нормой обычного права. Например, в Договоре о нераспространении ядерного оружия 1968 г. участвуют еще не все государства мира, однако все больше утверждается признание его положений в качестве норм, обязательных именно для всех государств.

Из анализа современного международного права и практики международных отношений можно сделать вывод о том, что по одному и тому же вопросу наряду с договорными могут действовать также и обычные нормы.

Обычай в международном праве Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Стародубцев Григорий Серафимович

В статье анализируются источники международного права . Дана характеристика некоторым действующим международным договорам и обычаям. Особое внимание уделяется терминам международного права начала XXI в. Широко использована научная литература. Предлагается не абсолютизировать международный договор в ущерб прогрессивной роли международного обычая.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Стародубцев Григорий Серафимович,

The custom in international law

The paper analyzes the sources of international law. The characteristic of some existing international treaties and customs. Particular attention is paid to the terms of international law in the beginning of the XXI. Widely used in the scientific literature. Offered not absolute international treaty to the detriment of the progressive role of international custom

Текст научной работы на тему «Обычай в международном праве»

?2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА, ГАРАНТИИ ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

2.1. ОБЫЧАЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

Стародубцев Григорий Серафимович, профессор кафедры международного права, доктор юридических наук, про-фессор

Место работы: Российский университет дружбы народов

Аннотация: В статье анализируются источники международного права. Дана характеристика некоторым действующим международным договорам и обычаям. Особое внимание уделяется терминам международного права начала XXI в. Широко использована научная литература. Предлагается не абсолютизировать международный договор в ущерб прогрессивной роли международного обычая.

Ключевые слова: международное право; источники международного права; международный договор; международный обычай

THE CUSTOM IN INTERNATIONAL LAW

Starodubtsev Gregory S., Doctor of Law, Professor at the Department of International Law Place of employment: Peoples’ Friendship University of Russia

Abstract: The paper analyzes the sources of international law. The characteristic of some existing international treaties and customs. Particular attention is paid to the terms of international law in the beginning of the XXI. Widely used in the scientific literature. Offered not absolute international treaty to the detriment of the progressive role of international custom

Keywords: international law; sources of international law; international agreement; international custom

Проблема обычая в международном праве не нова. К ней многократно обращались исследователи разных времён и народов. Обильная по количеству и выразительная по существу дореволюционная русская наука международного права содержит значительный пласт теоретических разработок относительно обычая. Ни один из авторских учебников по международному праву не проигнорировал этот основополагающий раздел международного права. Выдающийся вклад дореволюционных русских учёных в прогрессивное развитие

международного права по достоинству был оценён

советскими исследователями , а также учёными российский эмиграции .

Проблема обычая в международном праве является частью общей проблемы источников права. Под источниками права понимаются формы существования юридических норм, формы их жизни, формы бытия. Проще говоря, это те ящички, те сундучки, открыв которые мы можем извлечь эти нормы. Источники отвечают на вопрос «где живут данные нормы права?». Соответственно источники международного права -это формы существования международно-правовых норм.

Статут Международного суда ООН закрепляет два основных источника международного права:

1. международный договор;

2. международный обычай.

Международный договор — явное соглашение субъектов международного права, устанавливающее, изменяющее, либо отменяющее их взаимные права и

1См.: См.: Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647 — 1917). — М., 1958; Левин Д.Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX века. — М., 1982.

2 См.: Циммерман М.А. Очерки нового международного права.

Пособие к лекциям. — Прага, 1923.

Международный обычай — соглашение субъектов международного права, не имеющее чёткой фиксации (камень, папирус, бумага, аудио и видеозапись и т.д.), устанавливающее, изменяющее, либо отменяющее их взаимные права и обязанности.

Согласно ст.38 Статута Международного суда международный обычай трактуется «как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». Признаками международного обычая являются: длительное существование практики; убежденность в правомерности и необходимости соответствующего действия. Доказательством существования обычая являются дипломатическая переписка, политические заявления, сообщения для прессы, правительственные комментарии, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и т. д3.

В чём основная разница международного обычая и международного договора? Разница в понятии явности. Когда речь идёт о международном договоре, явность сегодня проявляется в том, что тексты договоров выполнены на бумаге. Текстами международных договоров легко и удобно пользоваться. А обычай? Его нельзя пощупать. Норма поведения есть, все о ней примерно знают, но она нигде не закреплена. Как правило, обычаи создаются в течение многих лет, десятилетий, а то веков. Но иногда обычаи возникают моментально.

Пример. 4 октября 1957 г. совершилось величайшее историческое событие, которое особенно имело значение для нашей страны — запуск Советским Союзом первого искусственного спутника Земли. Человечество вышло в космос. Космический аппарат, двигаясь на

3См.: Международное право: учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, М.Е. Волосов и др./отв. ред. К.А. Бекяшев. — М.: Проспект, 2020. С. 27.

орбите вокруг Земли, не может летать только над территорией одного государства. Он всегда летает над территориями всех государств мира. У государств возникла проблема: как реагировать на это новое явление. И удивительна их позиция. Ни одно из них не выразило протест против запуска Советским Союзом искусственного спутника Земли. Мгновенно возникла обычная норма международного права. Она гласила, космос принадлежит всем. Космос открыт для мира и научных исследований. Каждое государство имеет право запускать космические аппараты в космос. Возникшая обычная норма международного права просуществовала почти десять лет, пока в 1967 г. не был принят Договор о космосе. Это был письменный документ, заменивший обычаи международного космического права.

По-прежнему много обычаев в системе дипломатического права4. Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. указала: «. нормы международного права будут продолжать регулировать вопросы, прямо не предусмотренные положениями настоящей Конвенции». Обычные нормы важны. Не надо думать, что их юридическая сила меньше, чем у договорных норм. Юридическая сила договоров и обычаев равнозначна.

Изначально международное право было обычным. Его главным источником являлся обычай, т.е. молчаливое соглашение государств относительно установления, изменения либо прекращения их взаимных прав и обязанностей, проявляющееся в одинаковом (похожем) поведении государств при аналогичных (сходных) обстоятельствах. Первые договоры, т.е. явно выраженные соглашения государств, устанавливающих нормы взаимного поведения, возникли несколько позже. Древнейшие из них относятся к концу III тысячелетия до н.э. Таковым являлся договор, заключённый правителями месопотамских городов Лагаш и Умма (около 3100 г. до н.э.). Первые международные договоры высекались на камне, затем писались на коже, пергаменте, папирусе, и уже позднее — на бумаге. Международное право возникло как обычное в то далёкое время, которое мы называем Древним миром. Оно оставалось преимущественно обычным в Древнем мире несколько тысячелетий, хотя с течением времени значение договорных норм возрастало.

Обычай был предметом самых пристальных исследований в советской науке международного права5. Ему посвящены специальные диссертации6. Интерес к обычаю как источнику международного права сохраняется в современной российской науке международ-

4 См.: Стародубцев Г.С. Международный обычай в дипломатическом праве// Конституционные проблемы государства и права на современном этапе. Кемерово, 1979. С.88-94.

Юзефович Л. А. Посольский обычай Российского государства конца XV — нач. XVII в.: Автореф. дис. . канд. ист. наук/ Перм. унт. — Пермь, 1981. — 14 с.

5 См.: Бобров Р.Л. Объективные предпосылки и социальное значение современного международного права. Автореферат докт. дисс. — М., 1964. -31 с.

Бобров Р.Л. Основные проблемы теории международного права. — М., 1968. -272 с.

Тункин Г.И. Теория международного права. — М., 1970. — 511 с.

6 Пальчик С. Г. Юридическая природа международного обычая: Автореф. дис. . канд. юрид. наук/Рост. ун-т. — Ростов н/Д, 1975.

24 с.; Даниленко Г. М. Процесс создания обычая в международном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук/ИГПАН. — М., 1981. —

Межгосударственные правовые нормы начали складываться в 4 тыс. до н.э. на базе уже имевшихся правил догосударственного межплеменного «права». Родиной международного права явился Ближний Восток, долины рек Тигра, Евфрата, Нила. Именно там, в 4 тыс. до н.э. образовались древнейшие государства. В процессе взаимодействия между ними формировались первые межгосударственные правовые нормы.

Основными чертами таких межгосударственных правовых норм были:

1) пришедшие из догосударственного межплеменного «права» правила, закрепленные в обычаях и договорах;

4) обычай как главный источник международного права.

Преобладание обычных норм над договорными правилами было также одной из отличительных черт международного права периода Средних веков. Как и в период зарождения международного права, так и в средние века обществу не был известен институт постоянных дипломатически представителей. Постепенно нормы права внешних сношений стали включаться в договоры, хотя по-прежнему и оставались преимущественно обычными.

Со временем роль и значение договора как источника международного права все более увеличивалась. Договор становится главным источником норм международного права лишь в период существования классического международного права, ведущего своё начало с Вестфальского конгресса 1648 г. Структура большинства международных договоров была трёх-звенной: преамбула, основные положения, заключительная часть. Тексты многих конвенций, при этом, прямо предусматривали, что в тех случаях, когда нет договорных норм, продолжают действовать нормы обычного права. Последующие столетия имели тенденцию к увеличению доли договорных норм в системе международного права. Однако никогда обычай не исчезал и играл важную роль в регулировании международных процессов.

В современных условиях обычай переживает в международном праве ренессанс. «Виной» тому новые веяния мировой обстановки8. Нередки случаи формирования международного обычая для стран, не подписавших универсальный международный договор. Международные договорные нормы, одобренные большинством стран мира, становятся обычными для государств, не участников этого договора. Таковыми, например, являются нормы Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Всё это предопределяет важность изучения новых факторов функционирования международного права в первой четверти XXI в.

Д.И. Каченовский, рассматривая общую проблематику международного права, полтора столетия тому назад произнес слова, которыми уместно окончить настоящую статью: «Автору кажется, что близко то

7 Черниченко С. В. Международное право: современные теоретические проблемы. — М., 1993; Черниченко С. В. Теория международного права. В 2 т. — М., 1999; Черниченко С.В. Очерки по философии международного права. — М., 2002.

8 См.: Малеев Ю. Н. Осторожно: международный договор //Международное право. International Law. 2009. № 4 (40). C. 2128.

время, когда наука международного права будет занимать мыслящих людей России. Уже теперь чтение газет распространяется в нашем обществе. Просвещенные классы видимо интересуются тем, что происходит на свете, стараются разгадать смысл политических событий и ход переворотов. Можно надеяться, что переживаемые нами реформы мало-помалу изменят и вытеснят старые понятия и предрассудки. Мы не долго будем коснеть в крепостном равнодушии к вопросам гражданственности: иначе нам не сдобровать.

Равнодушием мы можем ослабить своё значение в человеческой семье и отодвинуть себя в задние ряды народов. Напрасно некоторые патриоты рассчитывают на одну материальную силу Русского государства. Как ни велика она, но мы убедились в её несостоятельности, когда столкнулись в последнюю войну с умственной и общественной силой Запада. Эта война стоила нам дорого и завещала по себе грозный урок. Мы не должны забыть его. Кровавый призрак бесчисленных людей, погибших за Севастополь, да побудит нас обратить внимание на международные войны, укрепить внешнее положение империи, выяснить свои права и понять свою роль в Европе и Азии»9!

1. Бобров Р.Л. Объективные предпосылки и социальное значение современного международного права. Автореферат докт. дисс. — М., 1964. -31 с.

2. Бобров Р.Л. Основные проблемы теории международного права. — М., 1968. -272 с.

3. Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647 — 1917). — М., 1958. -491 с.

4. Даниленко Г. М. Процесс создания обычая в международном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук/ИГПАН. — М., 1981. — 24 с.

Каченовский Д.И. Курс международного права. Ч. 1. Харьков, 1863.

5. Левин Д.Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX века. — М., 1982.

6. Малеев Ю. Н. Осторожно: международный договор //Международное право. International Law. 2009. № 4 (40). C. 21-28.

7. Международное право: учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, М.Е. Волосов и др./отв. ред. К.А. Бекяшев. -М.: Проспект, 2020.

8. Пальчик С. Г. Юридическая природа международного обычая: Автореф. дис. . канд. юрид. наук/Рост. ун-т. -Ростов н/Д, 1975. 24 с.

9. Стародубцев Г.С. Международный обычай в дипломатическом праве// Конституционные проблемы государства и права на современном этапе. Кемерово, 1979. С.88-94.

10. Тункин Г.И. Теория международного права. — М., 1970. — 511 с.

11. Циммерман М.А. Очерки нового международного права. Пособие к лекциям. — Прага, 1923.

12. Черниченко С. В. Международное право: современные теоретические проблемы. — М., 1993.

13. Черниченко С.В. Очерки по философии международного права. — М., 2002. Черниченко С. В. Теория международного права. В 2 т. — М., 1999.

14. Юзефович Л. А. Посольский обычай Российского государства конца XV — нач. XVII в.: Автореф. дис. . канд. ист. наук/ Перм. ун-т. — Пермь, 1981. — 14 с.

9 Каченовский Д.И. Курс международного права. Ч. 1. Харьков, 1863. С. 51-52

Международно-правовые обычаи и права ребенка в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Макеева Анна Андреевна

В статье рассматривается понятие международно-правового обычая, этапы становления международно-правового института защиты прав ребенка . Автор предпринимает попытку показать роль международно-правового обычая как источника международного права и его влияние на национальное законодательство в сфере защиты прав детей.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Макеева Анна Андреевна,

International legal customs and rights of the child in the Russian Federation

The article cons >international legal custom , stages of formation of international legal institute of protection of the rights of the child . The author makes an attempt to show the role of international legal custom as a source of international law and its influence on the national legislation in the area of protection of the rights of children.

Текст научной работы на тему «Международно-правовые обычаи и права ребенка в Российской Федерации»

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОБЫЧАИ И ПРАВА РЕБЕНКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье рассматривается понятие международно-правового обычая, этапы становления международно-правового института защиты прав ребенка. Автор предпринимает попытку показать роль международно-правового обычая как источника международного права и его влияние на национальное законодательство в сфере защиты прав детей.

Ключевые слова: международное право, источники права, международно-правовой обычай, права ребенка

Источниками международного права являются установленные государствами в процессе правотворчества формы воплощения согласованных решений, формы существования международно-правовых норм1. Поскольку источники являются методом создания и формой существования международных норм, то их виды должны быть определены самим международным правом. Традиционно сложились и на протяжении веков применялись два источника международного права — международный договор и международно-правовой обычай. В этом качестве о них говорится, например, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. При определении круга источников принято ссылаться прежде всего на ст. 38 Статута Международного суда ООН. Согласно этой статье суд при решении споров на основании международного права применяет международные конвенции (договоры), международные обычаи, общие приципы права, признанные цивилизованными нациями. В качестве вспомогательных средств для определения правовых норм могут применяться судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов2. Так как данная статья была сформулирована после Второй мировой войны

© Макеева А.А., 2020

и нормативный материал того времени был незначителен, в ней не нашли отражение иные акты — резолюции международных организаций и международных органов, акты международных конференций, которым принадлежит сегодня важная роль в общем процессе формирования норм международного права (в том числе норм о защите прав детей), результаты которого облекаются в форму договора или обычая.

Таким образом, применительно к современному состоянию международно-правового регулирования можно выделить следующие разновидности источников международного права: международные договоры, международные обычаи, акты международных организаций и международных органов.

Договор и обычай относят к универсальным источникам, их юридическая сила вытекает из международного права. В отличие от этого правотворческие решения организаций считаются специальными источниками. Их юридическая сила определяется учредительным актом соответствующей организации3.

Когда говорят об источниках международного права, касающихся защиты прав детей, то основное внимание уделяется международно-правовым договорам.

В данной статье автором будет предпринята попытка показать важность международно-правового обычая как источника международного права и его влияние на национальное законодательство в сфере защиты прав ребенка.

Международным обычаем, согласно ст. 38 Статута Международного суда ООН, называется «доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы»4.

Обычай приобретает юридическое значение в результате однородных или идентичных действий государств и определенным образом выраженного ими намерения придать таким действиям нормативное значение. Длительная повторяемость, т. е. устойчивая практика, — это традиционное основание признания обычая как источника права. Однако возможно рождение обычая в качестве источника права в короткий промежуток времени (так случилось с почти мгновенным признанием государствами свободы использования космического пространства, позднее получившей договорное закрепление)5.

Специфика международно-правового обычая заключается в том, что он не представляет собой, в отличие от договора, официального документа с явно выраженными формулировками правил, однако это не говорит о «призрачности» обычая. Он фиксируется во внешнеполитических документах государств, в правительственных заявлениях, в дипломатической переписке, обретая

зримые очертания, хотя и не столь формализованные, как в договоре, ввиду чего уяснение его содержания является более сложным и противоречивым.

Международное право не дает оснований для предположения о различной юридической силе обычая и договора в пользу договора. Договор и обычай в равной мере обязательны для тех государств (субъектов вообще), на которые они распространяются. Достаточно сложно привести пример международно-правового обычая, действующего в настоящее время и касающегося защиты прав детей. Многие принципы и нормы нашли свое отражение в Конвенции о правах ребенка 1989 г., Декларации прав ребенка 1959 г., Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международных пактах о правах человека 1966 г. и т. д. Однако идея защиты прав ребенка, закрепленная позже в конвенциях и декларациях, выросла из обычаев, сложившихся до Первой и Второй мировых войн.

О международно-правовой защите прав детей серьезно задумались еще в начале XX в., задолго до образования Организации Объединенных Наций. Отправной точкой международной защиты прав детей можно считать 1913 г. С 23 по 26 июля 1913 г. в г. Брюсселе состоялся первый международный конгресс по охране детей. Бельгийский министр юстиции Картон-де-Виар (Carton de Wiart) отметил, что «этот конгресс, несомненно, надо считать первым конгрессом, на котором только дети, и никто более, являлись фокусом, центром, на котором было сосредоточено все исключительное внимание докладчиков. Каждый из последующих конгрессов вносил что-нибудь новое то в опеку над брошенными детьми, то в организацию исправительных школ, то в помещение детей в семьях»6.

В конгрессе приняли участие представители 40 государств Европы, Азии, Африки, Америки и Австралии. Россия была представлена Н.Ф. Лучинским от Министерства юстиции, Г.Г. фон-Витте от Министерства внутренних дел, С.В. Познышевым и другими.

Важность этого конгресса заключается в том, что впервые государства собрались ради того, чтобы обсудить проблемы, возникающие в связи с защитой детей. Ребенка признали существом, нуждающимся в особой охране и заботе. Главными вопросами на повестке конгресса были следующие:

1) об устройстве Международного бюро попечения о детях (Office International de la Protection de l’Enfence);

2) о расширении компетенции детских судов;

3) о мерах, которые могли бы быть приняты для охраны ребенка, отданного на попечение или вскормление вне места жительства отца, матери и законного опекуна.

По итогам конгресса государства договорились о следующем.

1. Предложение об учреждении Международного бюро попечения о детях было принято единогласно. В конце заседания правительственные делегаты выразили пожелание, чтобы в Брюсселе была создана международная организация, функционирующая как научное учреждение и как орган практической деятельности. Общее собрание конгресса приняло это пожелание с полным одобрением7.

2. Государства-участники конгресса пришли к выводу, что детским судам следует вверить все судебные дела, касающиеся детей: о лишении родителей их власти над детьми, об опеке, о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних и др.

3. Государства-участники конгресса пришли к следующим выводам относительно защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей:

— всякий ребенок, переданный на вскормление или на попечение вне места жительства его отца, матери или законного опекуна, должен быть отдан под надзор публичной власти;

— сиротские дома и учреждения для призрения несчастных детей должны быть включены в число учреждений, которые должны быть регламентированы, поставлены под надзор и в случае надобности субсидированы публичной властью8.

Как развивалась защита прав детей на международном уровне после первого конгресса?

Создать международный орган, занимающийся защитой прав детей, удалось лишь через 43 года после первого международного конгресса, посвященного охране детей. В 1946 г. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла решение о создании фонда для помощи детям, ставшим жертвами Второй мировой войны. Так появился ЮНИСЕФ (UNICEF — United Nations International Children’s Emergency Fund), международный чрезвычайный фонд помощи детям. Позднее он был переименован в Детский фонд ООН с сохранением аббревиатуры ЮНИСЕФ9.

Следствием договоренности конгресса о создании специальных детских судов стало широкое развитие по всему миру системы юве-нальной юстиции10: В Англии и Уэльсе, например, с 1908 г. существовала система специализированных судов по делам несовершеннолетних, которая постоянно модернизировалась. Что касается России, то в нашей стране в 1910-1917 гг. была создана система судов по делам несовершеннолетних, где функции судьи осуществлял единолично мировой судья. Они отличались следующими признаками: конфиденциальность судебного разбирательства, отсутствие формальной судебной процедуры, в том числе официального обвинительного акта, упрощенное судопроизводство, сводившееся

в основном к беседе судьи с подростком при участии попечителя, применение попечительского надзора в качестве основной меры воздействия11.

Позже обычай создания новой системы судопроизводства в отношении несовершеннолетних был закреплен в п. 3 ст. 40 Конвенции о правах ребенка: «Государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении». Правила ООН, касающиеся защиты прав несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.), также говорят о необходимости создания «системы правосудия в отношении несовершеннолетних».

Итогом проведения конгресса стало более подробное внутригосударственное регулирование защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В России в феврале 1919 г. был создан Совет защиты детей, куда вошли представители различных наркоматов — просвещения (председатель), соцобеспечения, здравоохранения, продовольствия и труда. Он должен был заниматься снабжением детей пищей, одеждой, помещениями, эвакуацией их в хлебородные губернии. Помимо советских государственных органов с осени 1918 г. во многих городах России действовала общественная Лига спасения детей, которая не делала различий между детьми красных и белых.

Система учреждений для детей-сирот сложилась в основном в 1920-е гг., когда шла борьба с беспризорностью. Детьми, оказавшимися вне семьи, занимались разные учреждения и ведомства. Позднее государство продолжало заботиться о детях, оставшихся без попечения родителей.

Обычай государства заботиться о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, нашел свое закрепление в ст. 20 Конвенции о правах ребенка, в которой говорится: «Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством»12.

Международно-правовые обычаи в сфере защиты прав детей играли большую роль в первой половине XX в. Из обычаев выросла вся современная международно-правовая защита детей. Россия создавала законы о защите прав детей, опираясь на обычаи. Сегодня обычаи с области защиты прав ребенка не играют большой роли, так как с принятием конвенций и деклараций, закрепляющих права ребенка, нормы обычаев стали нормами договоров.

Однако для государств, не участвующих по какой-либо причине в международных договорах (например, США не является государством-участником Конвенции о правах ребенка 1989 г., а Россия не ратифицировала Конвенцию о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления 1993 г.), имеется возможность опереться на определенные международно-правовые обычаи.

1 См.: Международное право: Учеб. для вузов / Отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиу-

нов. 5-е изд., перераб и доп. М.: Норма, 2009. С. 137.

2 См.: Статут Международного суда (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) [Элек-

тронный ресурс] // Юридическая Россия. URL: http://law.edu.ru/norm/ norm.asp?norm >

3 См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учеб. для студентов

юрид. фак. и вузов. М.: Волтерс Клувер, 2007 С. 22-23.

4 См.: Статут Международного суда (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.).

5 См.: Международное право: Учеб. для вузов. С. 114.

6 См.: Гаген В. Охрана детства. Первый международный конгресс по охране детей

в г. Брюсселе в 1913 году. СПб, 1913. № 5. С. 5-6.

9 О ЮНИСЕФ [Электронный ресурс] // ЮНИСЕФ. URL: http:// www.unicef.ru/about/.

10 Ювенальная юстиция — специализированная система правосудия в отношении

11 См.: Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы //

Российская юстиция. 2000. № 7. С. 51.

12 См.: Конвенция о правах ребенка // Сборник международных договоров СССР.

Обычаи международного права например

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБЫЧАЙ — см. Международно правовой обычай … Юридический словарь

Международный обычай — Правовой обычай сложившееся и санкционированное государством правило поведения, включенное в систему правовых норм и признаваемое источником права. Обычное право представляет собой одно из древнейших явлений в истории человечества. Причем… … Википедия

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБЫЧАЙ — см. Обычай международно правовой … Энциклопедия юриста

международный обычай — см. международно правовой обычай … Большой юридический словарь

Международный обычай — сложившееся в международной практике универсальное правило поведения государств, за которым они признают юридически обязательный характер … Пограничный словарь

Международный обычай — Источник международного права. Два критерия, необходимые для того, чтобы норма была признана обычаем, – государственное применение и опинио юрис (лат. – opinio juris – концепция, согласно которой применение требуется или находится в соответствии… … Международное миграционное право: глоссарий терминов

ОБЫЧАЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ — МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБЫЧАЙ … Юридическая энциклопедия

ОБЫЧАЙ — правило поведения, сложившееся вследствие его применения в течение длительного времени; основная форма регулирования поведения вдогосударственном обществе в условиях родовых отношений. Соблюдение ОБЫ ЧАЯ обеспечивалось мерами общественного… … Финансовый словарь

МЕЖДУНАРОДНЫЙ — МЕЖДУНАРОДНЫЙ, международная, международное. 1. Интернациональный, распространяющийся на несколько или на все народы, не ограниченный рамками одного народа. «…Международное значение новой Конституции СССР едва ли может быть переоценено.» Сталин.… … Толковый словарь Ушакова

Международный суд ООН — Эту страницу предлагается переименовать в Международный Суд ООН. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К переименованию/24 июля 2020. Возможно, её текущее название не соответствует нормам современного русского языка и/или … Википедия

Международный обычай в качестве источника международного права

Понятие международного обычая

Ст. 38 Статута Международного суда ООН определяет международный обычай в качестве доказательства всеобщей практики, которая признается правовой нормой.

Данное определение нельзя считать исчерпывающим, но его можно взять за основу понимания этого вида источника международного права.

Существует множество мнений в отношении вопроса создания обычных норм международного права в международно-правовой науке. Главным вопросом в данных разногласиях является проблема, формируются ли эти нормы с помощью взаимодействия воли государств или же их появление не обусловлено участием воли.

Сегодня базовой считается теория зарубежной международно-правовой литературы, которая рассматривает обычные нормы международного права, которые проявляются без участия воль стран, то есть спонтанно. Сущность данной теории была сформулирована профессором М. Виралли из Франции: «Обычное право может являться выражением давлений, вытекающих из факта существования множества государств и осознанной ими необходимости вести их взаимные отношения упорядоченным образом».

В своем историческом развитии обычай как источник международного права на протяжении долгого времени был самой важной процедурой формирования международно-правовых норм. Это было обусловлено тем, что в рамках межгосударственной системы никогда не было законодательного органа, который бы принимал такие правовые нормы. По этой причине многие международно-правовые нормы были созданы на основе обыкновений и практики стран, по причине чего обладали характер обычно-правовых норм.

Особенности определения обычая

Понятие обычая, которое было сформулировано в Статуте, включает два совершенно четких элемента, которые в совокупности и дают представление важных и четко определенных элемента:

  1. Материальный элемент (государственная практика);
  2. духовный элемент (убеждение, касающееся юридической роли этой межгосударственной практики.

Единство рассмотренных частей дает возможность говорить, что здесь рассматривается юридически обязательная практика государств.

Считается, что международный обычай есть в тех случаях, когда практика соответствует нескольким характеристикам:

  • имеет всеобщее признание;
  • обладает единообразием;
  • достаточно длительна;
  • присутствует юридическая убежденность (opinio juris).

Характеристики международного обычая

Признание общее для всех в двойном понимании. Во-первых, поведение стран не может вызвать ни у кого сомнения в правильности, поскольку правило должно быть принято в явной форме (открыто) и достаточно известно или молчаливо. Во-вторых, оно выражает consensus tacitus generalis в качестве всеобщего убеждения о существовании данного правила. Для существования обычая, не достаточно принятия нормы несколькими странами. Это связано с тем, что если другие страны придерживаются других норм, то первоначальную норму государства не будут считать обязательной. Это касается тех стран, которые постоянно и безошибочно будут возражают против ее использования.

Содержание формулировки должно характеризоваться тем, что практика государств, в том числе специально заинтересованных в вопросах, которые регулируются с помощью обычая, должна была быть часто повторяющейся и единообразной.

Практика должна быть значительно длительной, поскольку только время представляет собой то, что дает возможность ей пройти созревание, превращаясь в обычай. В наше динамическое время, которое отличается высокой степенью коммуникации, предполагается отношение к пониманию данного требования. Например, Г. Гроций говорил о периоде, составляющем не менее сто лет. Гибкость данного критерия признается и Международным судом ООН в решении по делу о континентальном шельфе Северного моря (ФРГ против Нидерландов, ФРГ против Дании). Оно гласит, что то что, что не истек более чем короткий период времени, еще не должно быть препятствием для создания новой нормы обычного международного права.

Удачный пример здесь представлен процессом формирования нормы, которая определяет понятие и статус исключительной экономической зоны (Конференция ООН по морскому праву 1973–1982 гг.). Судебная организация ООН в своих двух более поздних решениях (октябрь 1984 – дело о делимитации морской границы в районе залива Мэн, Канада против США; и июнь 1985 – дело о континентальном шельфе, Арабская Джамахирия Ливия против Мальты) приняла нормы, в соответствии с которыми после сессии конференции в Каракасе почти все прибрежные страны стали признавать и провозгласили ее в законодательстве нации.

Характеристикой юридической убежденности является то, что практика представлена юридическим обязательством. Это необходимое требование для признания существования правового обычая. Международным судом ООН в решении, принятом в феврале 1969 года, было указано, что рассмотренные акты должны представлять постоянную практику, а также свидетельствовать в соответствии со своей природой или способом осуществления об убежденности в том, что практика переходит в обязательство, которое нужно для существования нормы. Потребность в существовании такого убеждения (наличие субъективного элемента) заложена в само понятие opinio juris sive necessitatis. Заинтересованные страны должны понимать, что они создают что-то, равносильное юридическому обязательству. Не достаточными здесь являются частота и обычный характер актов. Так, предусмотрено большое количество международных актов в области дипломатического протокола. Есть такие, которые осуществляются практически неизменно, но мотивируются с помощью простых соображений вежливости, необходимости или традиции, а не посредством чувства юридического обязательства.

Таким образом, практика и opinio juris — это существенные элементы международного обычая. Данный факт подтверждает Международный суд ООН в двух своих решениях в июне 1985 года (дело о континентальном шельфе, Ливия против Мальты) и в июне 1986 года (Никарагуа против США).

Постоянная палата международного правосудия в своем решении, касающемся дела судна Лотос (сентябрь 1927 года) оказала поддержку волюнтаристской концепции юридической природы международного обычая. Она охарактеризовала его в качестве молчаливого соглашения стран. Было отмечено, что правовые нормы, обязывающие страны, происходят из их воли, которая продемонстрирована в конвенциях или во всеобще принятых обыкновениях. Аналогично осуществляется процесс в ходе подтверждения принципов права.

Благодаря стилю ст. 38 Статута Постоянной палаты международного правосудия сформировалась волюнтаристская концепция в рамках международного права. Она проявилась в концепциях решения Постоянной палаты международного правосудия, использующих понятия «признанной» и «принятой» в адрес обычаев и договоров. Свою роль данная концепция играет и до сих пор. Международным судом ООН была поддержана пусть и менее последовательная, но все же волюнтаристская концепция обычая. Им было установлено трансцендентальное значение характеристики обычая: Нормы и обязательства в общем или обычном международном праве, которые в соответствии со своей природой должны использоваться в равнозначных условиях ко всем участникам мирового сообщества, не могут быть подчинены воле одного члена сообщества.

Из этого вытекает понимание категории «всеобщий», то есть не все, а большинство стран. При этом обычай считается не молчаливым согласием, а формированием общего консенсуса стран по отношению к соответствующему правилу поведения, установленному в качестве объективного права.

Доказательства наличия международного обычая представлены различными дипломатическими документами, включая ноты, меморандумы, заявления делегаций и официальных государственных лиц на международных конференциях, в органах международных межправительственных организаций и др.

Международный обычай, представляющий обычные нормы международного права, играет и играл существенную роль в международном праве современности. Это происходит по причине того, что различия в подходах страны к способам международного регулирования международных отношений ведут в некоторых случаях к отказу от участия в универсальных международных договорах.

Так, Венские конвенции (1969 и 1986 гг.) рассматривали возможность действия их норм, основанных на международных обычаях, вне зависимости от положений Конвенций.

Область действия международного обычая нельзя считать безграничной, так как развитие науки и технологии способно привести к тому, что в сферу международных отношений вовлекаются все более новые сферы деятельности человека (например, освоение космического пространства, развитие коммуникационных технологий, биотехнологии и др.). Все это часто требует договорного регулирования, которое отличается большей степени ясности и определенности и формы и содержания. В таких условиях очевидна недостаточность возможностей обычая осуществлять регулирование определенных проблем международных отношений, включая отношения в области экономических, социальных, культурных, научных, информационно-коммуникационных и технологических вопросов. По этой причине обычай часто называют «бедным родственником» международного права современности.

В сегодняшнем международном праве многие отрасли регулируются с помощью норм обычного международного права (например, вопросы признания стран и правительств, степень ответственности стран и прочих субъектов международного права и др.). Международный суд ООН все чаще дает ссылки в собственной практике на международные обычаи. Особенно это характерно для периода, наступившего после 1969 года. Следовательно в межгосударственной системе современное мировое развитие значительным образом накладывает ограничения на область действия международного обычая.

Читайте так же:

  • Был у древних греков хороший обычай Был у древних греков хороший обычай Русский язык 4 класс Канакина Горецкий 2 часть Онлайн учебник и решебник (гдз) Упражнение № 241. Прочитайте. У древних греков был хороший обычай. […]
  • Ритуалы армия Воинские ритуалы российской армии : История зарождения и развития Минер Вячеслав Леонидович 480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ', MOUSEOFF, FGCOLOR, '#FFFFCC',BGCOLOR, '#393939');" […]
  • Традиции народного воспитания у алтайских народов Этнопедагогическая культура алтайцев Беловолова Светлана Павловна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении 480 […]
  • Первая мировая война интересные факты презентация Интересные факты о Первой Мировой Войне - презентация Презентация была опубликована 4 года назад пользователемАлексей Шухрин Презентация подготовлена к конференции, посвященной 100-летию […]
  • Традиции воспитательной работы в лагере Традиции в летних оборонно-спортивных оздоровительных лагерях Рубрика: 6. Внешкольная педагогика Статья просмотрена: 998 раз Библиографическое описание: Дзержинская Л. Б. Традиции в […]
  • Традиции обычаи народов поволжья Традиции и культура народов Поволжья Учебный курс «Традиции и культура народов Поволжья» ориентирован прививать подрастающему поколению знания о национальных традициях, обычаях, фольклоре; […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *