Традиция у космонавтов

Правда ли космонавты перед стартом мочатся на колесо? Это традиция Гагарина — и ее сорвут новые скафандры

Конструкцию нового скафандра «Сокол-М» впервые показали на авиасалоне МАКС-2020. Оказалось, что в нем не предусмотрена ширинка, а это значит, что космонавты не смогут соблюдать традицию, введенную со времен Юрия Гагарина. Обычай заключается в том, чтобы помочиться на колесо автобуса, отправляющегося на стартовую площадку.

Гендиректор Научно-производственного предприятия «Звезда» Сергей Поздняков объяснил, что после того как космонавты надевают скафандры их проверяют на герметичность. Потом они садятся на автобус, останавливаются под горой и начинают «соблюдать традицию». Сделать это при отсутствии ширинки невозможно, а в технических документах нигде не сказано, что космонавт должен «писать на колесо».

Нужна такая традиция для того, чтобы избавить человека от стресса и настроиться на задание. Это важно в таких профессиях, как космонавт. Традицию начал Юрий Гагарин в 1961 году. Перед полетом он помочился на колеса автобуса, чтобы ничего не отвлекало его на космическом корабле.

В России не делают герметичную молнию. Ее и полиуретановую пленку заказывают из-за рубежа. Поздняков отметил, что если к техническому заданию сделают дополнение, то конструкторы добавят ширинку в скафандр.

Источник фото: Flickr / Roscosmos

Новый скафандр «Сокол-М», который будет использоваться для полетов на корабле «Федерация», доступен только в одном экземпляре, и он на МАКС-2020. Сейчас космонавты пользуются моделью «Сокол-КВ-2», представляющий собой многослойный комбинезон со встроенным мягким шлемом, мягкой обувью и съемными перчатками.

Преимущество новой экипировки в том, что космонавт сможет надевать его в 2,5 раза быстрее нормативов. Также эта модель станет первым российским скафандром с герметичными застежками-молниями. Испытания костюма начнутся в 2020 году.

Счастливое колесо

Несмотря на то, что сейчас в традиции мочиться на колесо нет практической нужды, нынешние космонавты продолжают это делать. Эта тема для покорителей космоса довольно личная, но летчик-космонавт, Герой России Андрей Борисенко рассказал «360», что космонавты исполняют большинство традиций.

Космонавты стараются соблюдать традиции, которые были заложены ранее

Борисенко рассказал, что космонавты соблюдают и других старые традиции: смотрят «Белое солнце пустыни» накануне старта и выбирают музыку, под которую садятся в автобус.

Летчик-космонавт Юрий Усачев в беседе с «360» поделился, что суть даже не в традиции, а просто в физиологических потребностях. Ведь программа подготовки к старту предполагает 2,5 часа сидения в корабле, где проверяют все системы, герметичность и так далее.

В наших экипажах да, соблюдалась [традиция]

Усачев согласился, что традиция выглядит немного варварской, но за ней стоит «конкретный интерес».

Другие традиции

Почти все экипажи после второй примерки скафандров приходят в музей космодрома Байконур. Там есть домик, где Юрий Гагарин и Герман Титов ночевали перед полетом, куда и идут современные покорители космоса.

Что касается фильма «Белое солнце пустыни», то здесь дело не только в просмотре хорошего кино. Традиция связана с тем, что на протяжении долгого времени фильм использовался в качестве учебного пособия по видеосъемке. На его примере космонавты учились работе с камерой.

Также есть примета расписываться на двери той гостиницы, в которой космонавты жили во время предстартовой подготовки на Байконуре.

Есть и другие, более милые традиции. Например, берут с собой на МКС веточку полыни, так как она дольше других растений сохраняет запах и напоминает о Земле.

Источник фото: Flickr / Kirill Nikitin

Многие суеверия заложил Генеральный конструктор Сергей Королев. Он всегда переносил старты с понедельников — не любил этот день. Поэтому космические корабли в Советском Союзе не летали по понедельникам. Потом все-таки пуски начали проводить в первый рабочий день недели, однако тогда произошло 11 аварий. С 1965 года понедельник считается как в советской, так и российский космонавтике официальные «не стартовым» днем.

Также старт никогда не назначают на 24 октября. Дело в том, что в 1960 году на стартовом поле Байконура произошел взрыв ракеты-носителя МБР Р-16, погибли десятки человек. 24 октября 1963 года на стартовом столе вспыхнула ракета Р-9А. Сгорели восемь человек.

Космонавтов лишают традиции Гагарина: скафандры сделали без ширинки

«Нигде не написано, что нужно пописать на колесо»

29.08.2020 в 17:08, просмотров: 8825

Последняя скрепа, на которой держится российская космонавтика, разрушается на наших глазах. Космонавты, похоже, больше не смогут помочиться на правое заднее колесо автобуса перед стартом. Традиция Гагарина не будет соблюдена. Приехали.

Проблема в том, что разработчики новых спасательных скафандров «Сокол-М» для экипажа перспективного корабля «Федерация» не предусмотрели в этих скафандрах ширинку. Они не виноваты. Во-первых, с точки зрения формальной логики она не нужна. Во-вторых, заказчик не предусмотрел.

«Есть техническое задание. Там нигде не написано, что нужно пописать на колесо», — объяснил в четверг журналистам гендиректор Научно-производственного предприятия «Звезда» Сергей Поздняков. Впрочем, он подчеркнул, что если заказчик выскажет такое пожелание, предприятие готово добавить ширинку у скафандра.

На текущем поколении скафандров «Сокол-КВ-2» имеется специальная шнуровка. Именно для соблюдения заложенной Юрием Гагариным традиции.

Можно поерничать на тему того, что вот мол, пришли эффективные менеджеры, которым плевать на космонавтику (что, в общем-то, правда), поэтому и не подумали о дополнительной детали в скафандре. Или сэкономить хотели.

Можно сколько угодно хихикать, что на дворе 21 век, и только в дремучей России сохраняются суеверия (что совсем не правда).

Но на самом деле в высокотехнологичных и высокорискованных профессиях традиции, какими бы странными они не казались, — это серьезный фактор успешного выполнения работы. Психологами доказано, что в таких профессиях соблюдение какого-либо принятого ритуала, например, помочиться на колесо перед стартом, разгружает психику человека от стресса и помогает настроится на задание.

Учитывая то, до какого плачевного состояния довели отрасль, надежда на возрождение российской космонавтики остается только на простых людей. Таких, которые знают, что в случае чего надо идти правее, на солнце, вдоль рядов кукурузы.

Оставьте им традиции.

Заголовок в газете: Эх, как бы нам, ребята, пописать перед стартом
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28062 от 30 августа 2020 Места: Россия

В России прервется «гагаринская» традиция мочиться на колесо перед стартом в космос

29 авг, 15:04 Технологии Видео 400

У нового спасательного скафандра, представленного на МАКС-2020, отсутствует ширинка.

Астропрогноз для всех знаков зодиака на неделю с 4 по 10 ноября

«У меня просто шок»: Вележева о конфликте на борту самолета

Украинский военнослужащий шокировал сеть, показав, как кормят в ВСУ

«Какой вид сзади!» Глюкоза не постеснялась потолстеть и поседеть на Хэллоуин

Отец убитого в детсаду в Нарьян-Маре ребенка никогда не видел подозреваемого

Видео: Актриса Вележева скандалит с полицейскими на борту самолета

Наталья Штурм примерила купальники, из-за которых мужчины могут развернуть яхты

«Сыночек повзрослел»: сын Эвелины Бледанс шокировал маму самостоятельностью

Яременко рассказал, как прошел спектакль без Вележевой, снятой с рейса за дебош

Видео нокаута Сергея Ковалева в бою с мексиканцем Саулем Альваресом

Фото, видео: irkut.com / www.globallookpress.com

Традиция мочиться на колесо автобуса перед стартом в космос, основоположником которой стал Юрий Гагарин, может прерваться у российских космонавтов. Новый спасательный скафандр «Сокол-М», представленный на Международном авиационно-космическом салоне — 2020 (МАКС-2020), не имеет ширинки, сообщает РИА Новости.

По словам генерального директора Научно-производственного предприятия «Звезда» Сергея Позднякова, для того, чтобы учесть данный нюанс, необходимо внести дополнение в техническое задание.

« Я не знаю, как это будет происходить — у нас ширинки нет. Нужно дополнение в техническое задание », — сказал Сергей Поздняков.

Глава предприятия-изготовителя отметил, что если заказчик выразит желание внести изменения в конструкцию скафандра, то оно будет учтено.

« Есть техническое задание. Там нигде не написано, что нужно пописать на колесо. Более того, когда космонавты надевают скафандры на Байконуре, наши люди их помогают надевать, проверяют на герметичность, если что-то подтекает, начинают искать где. Проверяют, как застегнуто. Потом едут на автобусе, останавливаются под горой, и происходит история, известная со времен Гагарина », — пояснил Сергей Поздняков.

Стоит отметить, что в настоящий момент традиция, заложенная Юрием Гагариным, соблюдается. На скафандрах текущего поколения «Сокол-КВ-2» у космонавтов есть специализированная шнуровка.

Космические суеверия: Ритуалы космонавтов

Впрочем, если подумать, все это не так уж неожиданно: законы психологии почти столь же непреложны, как и физические принципы. Так, известно, что суеверия особенно велики в тех областях деятельности, где человек переживает особенно высокий уровень стресса — например, выступая на публике или работая с риском для жизни. Последнего даже в современной космонавтике предостаточно: из 483 человек, по официальным данным побывавших в космосе, 18 погибли. Смертность, таким образом, составляет 3,74% — это делает космонавтику одной из самых опасных профессий в мире. Для примера, смертность среди американских военных во время войны в Ираке (2003?2006 гг.) составила 0,39%, а во Вьетнаме (1966?1972 гг.) — 2,18%.

С учетом этой опасности, неудивительно, что космонавты чувствуют себя спокойней и психологически комфортней, активно «защищаясь» от смертельной опасности с помощью всевозможных ритуалов, талисманов и оберегов. Это естественная потребность нашей психики — в случае опасности обращаться к силе, «способной» отклонить удары судьбы.

Еще одна причина активного распространения суеверий и ритуалов — то, что называется «корпоративным духом». Космонавты, безусловно, относятся к элитной закрытой профессиональной группе и, следовательно, психологически нуждаются в знаках и символах, которые отделяли бы их от прочих «смертных» и выделяли среди них. Такую функцию частично и берет на себя совместное выполнение бессмысленных, на первый взгляд, ритуалов. Участники их укрепляют внутреннюю сплоченность команды, подчеркивая свою уникальность.

Самые интересные (и самые многочисленные) суеверия существуют в отечественной космонавтике. Часть из них относятся уже к нашим дням, часть берут начало из советской эры и первых пилотируемых полетов в космос, а часть даже базируется на совсем уж старинных православных воззрениях.

Ряд традиций и суеверий берет начало еще от Сергея Королева, из них некоторые отошли уже в прошлое, а другие существуют и по сей день. Так, первый генеральный конструктор считал несчастливыми понедельники, и никогда не назначал запуски на этот день недели. Какое-то время в космос « не пускали » усатых: в 1976 г. во время полета у усатого космонавта Виталия Жолобова настолько ухудшилось самочувствие, что миссия пришлось прервать досрочно. Сегодня эта традиция отошла в прошлое.

Некоторые суеверия в отечественной космонавтике заимствованы от флота. Исторически сложилось так, что космонавты, как правило, набирались из летчиков ВМФ — и часть традиций иначе как «морскими» не назовешь. Так, долгое время считалось, что женщина на борту — знак недобрый не только для морского корабля, но и для космического. Забавно, но после 19 апреля 2008 г., когда спускаемая капсула корабля « Союз ТМА-11 » совершила «жесткую» посадку по баллистической траектории и в 400 км от места назначения, в ней находился экипаж из 2 женщин и 1 мужчины. Выступая по этому поводу, глава Роскосмоса Анатолий Перминов сказал, в частности: «Конечно, в будущем мы будем работать над тем, чтобы число женщин на борту не превышало число мужчин».

Сегодня ритуал, предшествующий отправке на орбиту, начинается еще в подмосковном Звездном Городке, где космонавты проходили длительную подготовку. Будущий экипаж посещает мемориал, посвященный памяти Юрия Гагарина, а также первых космонавтов, погибших во время выполнения космических миссий — Владимира Комарова (рейс его корабля « Союз-1 » был вообще полон неудач, из-за чего полет был прекращен досрочно; при приземлении не сработала парашютная система), а также Георгия Добровольского, Виктора Пацаева и Владислава Волкова (при возвращении с орбиты корабля « Союз-11 » все трое погибли из-за разгерметизации капсулы). Здесь космонавты обязательно оставляют цветы — обязательно красные гвоздики.

Затем они отправляются в рабочий кабинет Юрия Гагарина, который бережно сохраняется в том виде, в котором оставил его первый космонавт, и вписывают свои слова в книгу посетителей. По слухам, они также при этом мысленно взывают к духу Гагарина, выспрашивая у него позволения отправиться в полет. Этот призрак будет сопровождать их и в дальнейшем — мы с ним еще встретимся.

Прибыв на Байконур, команда традиционно вселяется в гостиницу «Космонавт», которая за годы своей работы настолько обросла бесчисленными суевериями и легендами, что если через 11 лет (как планируется) пилотируемые полеты начнутся с нового космодрома Восточный, возможно, гостиницу придется переносить туда. Перед ее зданием протянулась аллея из деревьев, каждое из которых посажено космонавтом, благополучно вернувшимся с орбиты. Будущий космический экипаж обязательно совершает прогулку по аллее, тем самым как бы взывая к душам космонавтов и перенимая на себя частичку их удачи.

Чем ближе день запуска, тем изощренней становятся ритуалы, и уровень суеверности повышается. Выкатывание ракеты «Союз» на стартовый стол происходит за 48 часов до этого момента. Техники, следящие за проездом огромной ракеты на специальном поезде, подкладывают на рельсы монетки — тоже на счастье. Зато самой команде корабля строго запрещается наблюдать за этим процессом — как жениху видеть невесту в праздничном одеянии до свадьбы — иначе их ждет неудача. Зато будущие космонавты обязаны в этот день постричься. Это, в свою очередь, напоминает монашеское пострижение: тем самым космонавты отрешаются от всего земного. Их жизнь с этой минуты — только в космосе.

Никогда, никогда запуск не назначается на 24 октября . Этот день считается неудачным еще с самых первых лет советской космонавтики. В 1960 г. на Байконуре прямо на стартовом столе взорвалась опытная ракета Р-16 , погибло 72 человека (по другим данным — 125), в том числе и командующий РВСН маршал Митрофан Неделин. Тремя годами позже именно в этот день произошел пожар в одной из шахт, где находилась боевая ракета Р-9; погибло 7 человек. С тех пор эта дата для российской космонавтики — «мертвый день», никаких запусков не производится.

Ну а сегодня за день до старта команда получает благословение православного священника и окропляется святой водой. В гостинице обязательно показывают «Белое солнце пустыни», причем присутствовать на сеансе космонавтам обязательно. Эта традиция тоже связана с трагической гибелью экипажа корабля «Союз-11»: следующего за ним полета все ждали буквально с замиранием сердца, и когда он прошел благополучно, взяли на заметку некоторые из действий, «принесших удачу» экипажу. В частности, выяснилось, что именно «Белое солнце пустыни» космонавты смотрели перед стартом, и это стало традицией. Некоторое время назад перед стартом экипаж даже проходил шутливую викторину на знание этого фильма. Вопросы в ней, впрочем, рассчитаны исключительно на знатоков — например, «Как звали третью жену Абдуллы?»

Наконец, настает самый главный день. За завтраком космонавты делают по глотку шампанского (дублирующий состав выпивает по 100 грамм технического спирта) и оставляют автографы на дверях своих номеров. Их отбытие сопровождает песня сверхпопулярной некогда группы « Земляне »; сама песня, впрочем, популярна до сих пор: «Трава у дома».

Все грузятся в автобус, украшенный на удачу подковами, и по пути к стартовой площадке снова прислушиваются к «духу Гагарина», позволяет ли он отправиться им в космос. И вот, они прибывают — выйдя из автобуса, вся команда повторяет знаменитое действо, совершенное перед полетом самим Гагариным: орошает заднее правое колесо. Понятно, что женщины, если таковые имеются в экипаже, освобождаются от обязанности исполнять этот ритуал, хотя, говорят, некоторые самые суеверные из них заранее приготовляли баночку мочи и окропляли колесо из нее. Некоторые женщины — как, например, первая женщина-туристка на орбите Ануше Ансари (Anouseh Ansari) — сделали это «мысленно». А первый малазийский космонавт Шейх Музафар Шукор (Sheikh Muszaphar Shukor) вспоминал, что ему понадобилось пять минут, чтобы расстегнуться — и столько же, чтобы застегнуться, но при этом само исполнение традиции ему «очень понравилось».

И вот командир экипажа отдает рапорт подходящему официальному лицу, присутствующему на космодроме. Он сообщает о готовности к выполнению миссии и получает «добро» подняться на борт. При этом всем необходимо повторить знаменитый жест Гагарина — помахать рукой. В ответ с ними не прощаются: плохая примета.

Дублирующий состав, который тем временем проводил тренировку на корабле, освобождает место и выходит к журналистам. До старта примерно полчаса, и дублеры должны выполнить свои ритуальные обязанности: немного выпить за успех вместе с присутствующими журналистами. Говорят, дважды космонавты не соблюли этой традиции, и запуски прошли неудачно.

По легенде , эту традицию основали не космонавты, а журналисты — корреспондент газеты «Ленинская смена» Георгий Лория и глава пресс-центра Байконура Ярослав Нечеса. Присутствуя на запуске к станции «Мир» в марте 1992 г. они порядком промерзли и отправились «согреваться» в буфет, куда неожиданно вышли дублеры экипажа « Союз ТМ-14 » Анатолий Соловьев и Сергей Авдеев. От предложения выпить они не отказались, а когда все выпили, Лория, глянув на часы, заметил: «До старта еще полчаса».

Ну а у основного экипажа тем временем начинается посадка, и космонавтам остается последнее: талисман. У каждой команды он свой, и выбор его — прерогатива капитана. Как правило, это небольшая игрушка, закрепленная на тросике, и обычное имя его — «Борис». «Борис» крепится в командном отсеке так, чтобы его видно было камерами, следящими за экипажем во время старта и выхода на орбиту. «Борис» — гибрид суеверия и практической пользы. Он служит не только оберегом для команды, но и простым «маячком» для наземных служб, показывающим, вышел ли корабль на высоту, где земная гравитация уже практически не действует: здесь игрушка перестает висеть и начинает «левитировать». Мы рассказывали о «Борисе» на днях, говоря о самых необычных предметах, побывавших в космосе (читайте: «Бюро находок»).

На борту орбитальной станции команду встречают также традиционно — хлебом и солью. Ну а по возвращении на Землю экипаж снова выполняет массу ритуалов: расписывается на покрытой копотью оболочке спускаемой капсулы и внутри салона вертолета, который их подобрал. Распивается и специально приготовленная бутылка водки, на которой перед стартом расписались все члены экипажа. На той же аллее в Байконуре они высаживают уже по собственному дереву, которые вплетут свои голоса в помощь следующим экипажам. А завершается все снова в Звездном Городке, отданием должного Юрию Гагарину, который оказал путешественникам столь существенную поддержку.

Традиция у космонавтов

«Первое «великое» дело начинается сразу же. Космонавта просят перевернуться на живот и делают очистительную клизму, с неё начинается стартовый день. В самом деле, незачем везти на орбиту то, что лучше оставить на Земле. Процедура, конечно, не из приятных, зато потом наступают минуты наслаждения, когда космонавта приводят в натопленную баню, кладут на полок и тщательно протирают всё тело спиртом (правда, внутрь — ни капли). Потом одевают в абсолютно чистое бельё, которое достают из герметично запечатанного пакета. Всё это вместе в графике скромно называется «медицинские процедуры». У космонавта есть ещё немного времени на бритье и умывание. Также необходимо собрать все свои вещи в сумку или в чемодан, дублёры отвезут их домой.

Потом завтрак (старт может быть назначен и на утро, и на вечер, но всё равно приём пищи будет называться завтрак). […]

… космонавты выходят в коридор и по очереди расписываются фломастером на двери своего номера. Вспышек блицев становится много больше, здесь уже начинают работать фотографы-профессионалы. Однажды двери номеров, где жили перед полётом космонавты, уже были заполнены подписями снизу доверху. Во время ремонта их сняли и увезли в музей, а автографы продолжили ставить на новых дверях.

Экипаж выстраивается (командир — в центре) и идёт к выходу из гостиницы. Спускаются. На площадке второго этажа их ждёт православный батюшка из байконурского храма Святого Георгия Победоносца, чтобы благословить. Эта традиция ещё только начинает складываться. Впервые космонавты прослушали напутственную молитву, сидя на лошадях, в конце 1991 года, когда в космос стартовал Токтар Онгарбаевич Аубакиров. Случалось, космонавты отказывались от такого ритуала, и тогда, чтобы не обижать уже приглашённых — православного священника и имама местной мечети, космонавты встречались с ними не публично, а в отдельных комнатах. У иностранных космонавтов вообще никто не спрашивает про их вероисповедание и хотят ли они получить благословение православного священника. Но, видимо, желание полётеть в космос настолько сильно, что протестов ни от кого не поступало.

Еще один этаж, и космонавты — у выхода из гостиницы «Космонавт». Они приостанавливаются, снова правильно выстраиваются, и тут громко включается песня «И слышен нам не рокот космодрома. ». Включается именно с этих слов, потому что 50 метров от крыльца гостиницы до площадки, где стоят автобусы, космонавты проходят сквозь плотный строй обеспечивающей их команды, громко приветствующей их меньше чем за минуту. «Подготовка к отъезду» завершена. Первый автобус, на борту которого написано «Звёздный», предназначен для первого экипажа, врача экипажа, скафандристов. Второй автобус, «Байконур», везёт дублёров. Несколько свободных мест в первых двух автобусах заранее распределены, на доске объявлений вывешены списки, кто и где едет. Остальные поедут в кортеже другим транспортом. В сопровождении милицейских машин колонна выезжает на космодром. Этот день — особый для всех силовых структур Байконура: движение перекрыто, введены специальные пропуска, охрана усилена.

А в автобусе первого экипажа все стараются вести весёлый, лёгкий разговор. Тот, кто летал в космос, знает, как уходишь в себя за несколько дней до старта. Мысли появляются разные и не всегда радужные. Потому экипаж на Байконуре ни на минуту не оставляют без дела — по расписанию. Чтобы они не оставались в одиночестве, не только поселяют их по двое в номер, но и дают возможность брать с собой на старт близких товарищей-космонавтов, иногда разрешают приехать родственникам. Ехать в автобусе космонавтам предстоит час.

Минут пятнадцать из этого времени занимает фильм психологической поддержки, который в ЦПК готовят для каждого экипажа. Все знают, что такой фильм будет. Все космонавты понимают, что увидят в фильме своих родных, но что именно скажут им в напутствие близкие, им неизвестно. Фильм готовят с выдумкой, с шуткой. Но есть в нём, конечно, и то, что вызывает особые эмоции, — кадры, запечатлевшие матерей, жён, детей космонавтов. Простые и искренние слова, которые они слышат от них, дают самый главный эмоциональный заряд на предстоящую экспедицию. Одному космонавту жена с экрана сказала: «Только до семи лет у тебя была простая жизнь. С тех пор ты только учишься, учишься и учишься». А космонавту — за сорок. Собственно, в этом суть профессии космонавта — всё время учиться. […]

Космонавтов приглашают подсесть к столу, стоящему перед самым стеклом, и начинается их разговор с большими людьми. Беседа ведётся в первую очередь для телевизора. Мыслями космонавты уже в полёте, поэтому отвечают коротко, но вежливо. Им кажется, что этот отрезок времени тянется дольше всего.

Время! Космонавты встают, хлопают по плечу дублёров, а те — их. Второй этап короткого прощания. Трое в скафандрах выходят из здания на площадку, за ними — в комбинезонах — дублёры. Экипаж проходит вперед и встаёт в три квадрата, в которых написано: «КК», «БИ» и «КИ» (командир корабля, бортинженер и космонавт-исследователь), командир чуть впереди. Он докладывает председателю Межгосударственной комиссии о готовности экипажа к полёту. Тот желает им удачи. Вся площадка, за ограждением заполненная народом, взрывается приветственными криками. Местный народ хорошо представляет, что за работа у космонавтов, и любит их.

Экипажи направляются в свои автобусы — «Звёздный» и «Байконур». Колонна медленно, меж двух машущих руками и приветственно кричащих шеренг тружеников Байконура, выезжает в направлении стартовой площадки.

Немного не доезжая до неё, кортеж останавливается. Впереди стоит милицейская машина, помигивая проблесковым маячком. К этому моменту скафандристы в меру приоткрыли экипажу скафандры — чуть ниже пояса. В автобусах опускают шторки. Водители открывают передние двери, но все, кроме космонавтов, остаются на своих местах. Сначала из своего автобуса выходит первый экипаж, из другого автобуса — дублёры. Здесь экипаж отдает дань одной из самых старых традиций советско-российской космонавтики, в обиходе называемой «на колесо».

Почему космонавты так чтут свои традиции? Суеверны? Нет. Но они хорошо понимают, по какой опасной тропе им предстоит пройти. А в таких случаях лучшее правило — идти след в след. То есть повторять всё до мелочей. До тебя так поступали, и все было хорошо. Вот и ты так же делай. 12 апреля 1961 года старший лейтенант Гагарин, у которого впереди ещё было несколько часов до того, как войти в историю, именно в этом месте попросил остановить автобус, вышел и облегчился на заднее колесо. С тех пор все экипажи, отправляющиеся в полёт, в обязательном порядке справляют тут малую нужду.

Надо сказать, что замечательная эта традиция весьма рациональна, и если бы не Гагарин, её непременно ввел бы позднее другой космонавт. Не исключено, что позднее установили бы кабинку биотуалета повышенной комфортности. Но гагаринской традиции изменять нельзя даже в сторону «улучшения».

Вспомним, с тех пор как космонавты сходили в туалет перед надеванием скафандров, прошло уже около двух часов (у Гагарина, конечно, меньше) — проверка герметичности, беседа с руководством. Циклограмма подготовки ракеты-носителя к старту такова, что после того, как члены экипажа займут свои места в корабле, им ещё надо ждать два часа. Потом — три волны перегрузки, в том числе и на мочевой пузырь. А когда корабль выйдет на орбиту, надо работать, и только через два витка (а это почти три часа) экипажу разрешат снять скафандры и воспользоваться АСУ — ассенизационным устройством, проще говоря, космическим туалетом (Гагарин летал 108 минут, и туалета у него вообще не было). Итого на круг — не меньше шести часов. Добавьте к этому ещё минут пятнадцать на естественные опасения новичков-перворазников, никогда прежде не живших повседневной жизнью в безопорном пространстве, в мире невесомости, и вы согласитесь — лучше на колесо, чем в скафандр.

Традиция эта требует, однако, некоторого индивидуального расчёта. Когда перед надеванием скафандра космонавт прощается с «удобствами», важно не вылить все содержимое мочевого пузыря без остатка. Иначе придётся пыжиться. Считается плохой приметой с трудом выдавить «на колесо» несколько капель».

Батурин Ю.М., Повседневная жизнь российских космонавтов, М., «Молодая гвардия», 2011 г., с.144-150.

Через суеверия к звездам: ритуалы российских космонавтов

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

От освящения ракеты православным священником до «туалетной» паузы у правого заднего колеса – все астронавты, собирающиеся на Международную космическую станцию, следуют множеству традиций и суеверий, главные из которых возникли еще в СССР, во времена Сергея Королева.

Астронавты – публика очень дисциплинированная, высокопрофессиональная. Пройдя сквозь сито строгого отбора, имея за плечами не менее пяти лет интенсивных тренировок, они умеют управлять космическим кораблем, устранять неисправности на орбитальной станции и пользоваться космическим туалетом. Но никто из них не хочет полагаться на волю случая.

Сейчас российский «Союз» — это единственный космический корабль, способный доставить астронавтов на Международную космическую станцию (МКС). Но прежде чем попасть на борт, приходится преодолевать минное поле из суеверий, традиционных процедур и церемоний.

Как мне недавно удалось понять во время посещения российского Центра управления полетами, мифы, легенды и традиции формировались вокруг запусков еще с того дня, когда в апреле 1961 года Юрий Гагарин впервые совершил полет на орбиту (в России считается, что начало «космическим суевериям» положил легендарный Сергей Королев – прим. Би-би-си).

Не все из этих традиций имеют смысл. Но когда вы вот-вот займете место на вершине громадной башни с 274 тоннами взрывоопасного ракетного топлива, вряд ли вы захотите испытать судьбу, если дорогу вам перейдет черная кошка.

Вот составленный нами список ритуалов (конечно, далеко не полный), которые придется соблюсти перед посадкой в российскую ракету.

1. Группа поддержки

Байконур в ноябре. Колючий ветер свирепствует на просторах казахской степи, вздымая снег с обледеневшей земли. Свинцово-серое небо сливается с серой взлетно-посадочной полосой аэродрома. С разбитых водосточных желобов ангаров угрожающе свисают сосульки.

Небольшой реактивный самолет выруливает к платформе, и мужчины, закутанные в толстые меховые тулупы, занимают места у трапа. Под звуки духового оркестра, доносящиеся из звуковой системы советских времен, на потрескавшийся бетон спускаются три фигуры. Затем выстроившиеся в шеренгу женщины в пальто, шляпах и перчатках начинают размахивать сверкающими золотом помпонами.

Таков традиционный прием, оказываемый астронавтам и космонавтам, прибывающим на Байконур. Происхождение этого обычая остается неясным, но ни один полет не обходится без шоу с золотыми помпонами.

2. Вращающееся кресло

Незамедлительно проявляющийся и очень изнурительный эффект расставания с планетой – это «космическая болезнь», на которую жалуются даже самые подготовленные астронавты. Сегодня, когда полет на МКС занимает всего шесть часов, в течение которых приходится десятки раз корректировать курс, страдающий рвотой экипаж – это последнее, что вам нужно.

Одно из решений, которое предлагают российские космические физиологи, — попытаться намеренно дезориентировать астронавтов перед запуском. За несколько часов до полета всех членов экипажа заставляют крутиться на вращающихся стульях и переворачивают вверх тормашками на специальных кроватях, чтобы подготовить их к невесомости.

В космическом сообществе нет единого мнения о том, насколько все это эффективно. Тем не менее, если у вас есть под рукой гигиенический пакет, это то, что можно попробовать в домашних условиях.

3. Дерево

Аллея космонавтов на Байконуре — один из самых пронзительно-трогательных мемориалов, посвященных полетам в космос. Деревья здесь высаживаются последние 50 лет, и это не только дань признательности людям, побывавшим в космосе, но и живой памятник тем, кто не вернулся (растет здесь и дерево, посаженное Юрием Гагариным — прим. Би-би-си).

Перед полетом каждый член экипажа сажает свой собственный, именной саженец – задача, не вызывающая затруднений ароматной казахской весной, но становящаяся очень трудной суровой зимой, когда земля твердая, как скала.

4. DVD с культовым фильмом 1970-х

Что люди делают за сутки до старта? Смотрят кино. Но не любое кино. Речь идет о фильме «Белое солнце пустыни», который IMDb (крупнейшая в мире база данных о кинематографе) характеризует как «американский вестерн на русский лад».

Вероятно, для России это классика, но, поскольку я никогда его не смотрел, мне нечего сказать по этому поводу. Тем не менее, каждый астронавт, который летал с Байконура с начала 1970-х, хорошо знаком с ритуалом просмотра этого фильма перед запуском.

Начало обязательных просмотров «Белого солнца пустыни» связано с трагедией 30 июня 1971 года, когда погиб экипаж в составе Добровольского, Волкова и Пацаева. Следующий полет — более чем через два года — прошел благополучно, и выяснилось, что перед стартом экипаж смотрел этот фильм.

5. Подпись в правильном месте

В России за все принято расписываться. Почему же космос должен быть исключением?

Стало традицией, что члены экипажа оставляют автографы на стене в музее на Байконуре и на дверях той комнаты в гостинице на Байконуре, где прошла их последняя ночь перед стартом (их ни в коем случае нельзя стирать).

Как и деревья Аллеи космонавтов, эти подписи служат свидетельством долговечности советских и российских космических программ. Кроме того, по возвращении члены экипажа часто расписываются на обгорелом корпусе их космической капсулы.

6. Монетки и священник

Считается плохой приметой, если члены экипажа увидят, как ракету вывозят на стартовую площадку, поэтому их стараются не подпускать к этому месту.

Как и у экипажа, у инженеров, обслуживающего персонала и родственников космонавтов тоже есть свои традиции.

«Союз» перевозят из ангара по железнодорожной колее. Это происходит мучительно медленно: чтобы доставить ракету к месту запуска, тепловозу требуется несколько часов. Когда поезд оказывается в нескольких сантиметрах от пусковой площадки, присутствующие укладывают на рельсы монетки, которые должны быть расплющены колесами. Считается, что это принесет полету удачу.

Кстати, как только ракета оказывается на пусковой площадке, ее освящает православный священник. Он же благословляет экипаж (эта традиция не такая старая, как многие другие).

7. Мягкая игрушка

Вглядитесь в интерьер капсулы на видео во время любого запуска российской ракеты, и вы заметите симпатичную плюшевую игрушку, свисающую с приборной панели. Во время недавнего запуска на МКС 40-й экспедиции это был жираф, принадлежащий дочери астронавта НАСА Рейда Уайзмэна.

Игрушки — не только талисман, они имеют важное назначение. Когда ракета-носитель сгорает и «Союз» выходит на орбиту, игрушки «всплывают» вверх и повисают в воздухе, показывая экипажу, что он уже в невесомости.

Это чем-то напоминает использование канарейки в шахте для мониторинга качества воздуха, хотя в нашем космическом случае подходит любая игрушка.

8. CD с русскими песнями о любви

Насколько нам известно, за всю историю советской и российской космонавтики при исполнении задания погибли только четыре космонавта: пилот космического корабля «Союз-1» Владимир Комаров в 1967 году и три члена экипажа корабля «Союз-11» в 1971 году. Ни одна другая страна не может похвастаться такими замечательными показателями безопасности, и русские стремятся поддерживать их.

Логика появления суеверий проста: если что-то, связанное с полетом, было сделано определенным образом и полет прошел успешно, то необходимо повторить это и в следующий раз. К чему подвергаться риску, что-то меняя? Одну из таких традиций установил еще самый первый космонавт Юрий Гагарин.

В апреле 1961 года Гагарин сидел, пристегнутый ремнями безопасности, в капсуле на стартовой площадке. Люк уже задраили, все проверки были завершены, и корабль был готов к полету. Поскольку на находящейся в нескольких сантиметрах от его лица приборной панели было не на что смотреть, Гагарин попросил, чтобы центр управления полетом включил по селекторной связи какую-нибудь музыку. Выбор пал на сборник русских песен о любви.

В точности то же самое происходит и сегодня, хотя выбор музыки теперь гораздо шире, и учитываются пожелания всего международного экипажа. На каждую российскую песню о любви обязательно приходится хотя бы одно исполнение композиции Rocket Man или, скажем, немецкого техно.

9. Опорожнить мочевой пузырь

По всей видимости, самая странная, на взгляд западного человека, традиция советско-российской космической программы также восходит к Гагарину. Говорят, по пути на стартовую площадку он попросил водителя автобуса остановиться. Гагарин вышел из машины и помочился на заднее правое колесо. Говорят, эта традиция идет со времен Великой Отечественной войны, когда похоже поступали военные летчики.

В 1961 году в этом был смысл: первый в мире космонавт не хотел, чтобы внутри его капсулы в невесомости плавали капельки мочи. Сегодня, когда астронавты носят памперсы и упакованы в трехслойные скафандры, которые проверяются на герметичность перед посадкой в автобус, в этом нет практического смысла.

Тем не менее, мужчины-астронавты по-прежнему выходят из автобуса, расстегивают скафандр и облегчаются на заднюю правую покрышку. Затем техникам по скафандрам приходится заново запаковывать их. Известно, что женщины-астронавты берут с собой пузырек с мочой, чтобы выплеснуть на колесо.

Об авторе. Ричард Холлингэм – журналист и ведущий подкаста «Исследователи космоса». Он редактирует журнал Space:UK Британского космического агентства, выступает комментатором запусков Европейского космического агентства и ведет научные программы на радио Би-би-си.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

?В России прервется традиция космонавтов мочиться на колесо

Российские космонавты в будущем не смогут соблюдать традицию мочиться на колесо автобуса перед отправкой в космос. Об этом рассказал генеральный директор научно-производственного предприятия «Звезда» Сергей Поздняков.

Он объяснил, что в новых российских спасательных скафандрах «Сокол-М», предназначенных для экипажа перспективного корабля «Федерация», не будет предусмотрена ширинка.

Новый спасательный скафандр «Сокол-М» Фото: © Григорий Сысоев, РИА «Новости»

«Я не знаю, как это будет происходить, у нас ширинки нет. Нужно дополнение в техническое задание», — сказал Поздняков РИА «Новости».

«Есть техническое задание. Там нигде не написано, что нужно пописать на колесо. Более того, когда космонавты надевают скафандры на Байконуре, наши люди им помогают, проверяют на герметичность, если что-то подтекает (выходит воздухприм. ред.), начинают искать где. Проверяют, как застегнуто. Потом едут на автобусе, останавливаются под горой, и происходит история, известная со времен Гагарина», — отметил собеседник агентства.

Он уточнил, что в случае, если заказчик выскажет такое пожелание, предприятие готово добавить ширинку у скафандра.

У космонавтов есть традиция мочиться на колесо автобуса перед отправкой в космос. Ее заложил Юрий Гагарин. По данным из открытых источников, перед пуском он попросил остановить машину в казахской степи по дороге на Байконур. Еще одна традиция заключается в том, что космонавты перед посадкой в кабину корабля обязательно с лестницы должны помахать рукой на прощание.

Не хотите пропускать важные новости?
Подпишитесь на нас в Инстаграм, ВКонтакте или Телеграм — только главное и интересное.

Читайте так же:

  • Три спаса традиции Три Спаса в августе: Медовый, Яблочный, Ореховый 08:25, 12 августа 2020г, Общество 1283 Фото Андрей КАСПРИШИН В августе православные верующие отмечают три крупных праздника, три Спаса - […]
  • Обычаи народов кубани википедия Кубанские казаки – не русские? Как передает издание «Живая Кубань», по мнению некоторых кубанских казаков, результаты переписи 2010 года в отношении количества казаков в регионе не […]
  • Зачем людям обычаи Зачем людям обычаи Вербное воскресенье в народе именуется праздником Входа Господня в Иерусалим. В этом году праздник, отмечающийся традиционно за неделю до Пасхи, выпадает на 13 апреля […]
  • Традиции хирургов Итоги конгресса «Хирургия – XXI век» Москва, 6-8 июня 2020 г. состоялся Всероссийский Конгресс с международным участием «Хирургия – XXI век: соединяя традиции и инновации», спонсором […]
  • Крем-суфле для лица спа ритуал удовольствия эйвон отзывы SPA Крем-суфле для лица с маслом африканского дерева ши «СПА ритуал удовольствия» В текущем каталоге Эйвон у нас есть еще 2 SPA Крема Код товара (артикул): 68998 Получить ссылку на […]
  • Традиции на праздник крещения 19 января — Крещение Господне. История, традиции и обычаи праздника 18 янв, 11:36 День в истории 21 715 Крещение Господне— один из главных праздников христианства. Это не только важнейшее […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *