Гностические традиции

Гностические традиции

ГНОСТИЦИЗМ — греч., от gignosko, знаю. Религиозно философское учение некоторых школ, в первые века христианства. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. Михельсон А.Д., 1865. ГНОСТИЦИЗМ см. Гностика.… … Словарь иностранных слов русского языка

ГНОСТИЦИЗМ — (от греческого gnostikos знающий), религиозное дуалистическое учение поздней античности (1 5 вв.), воспринявшее некоторые моменты христианского вероучения (так называемый иудео христианский гностицизм), популярной греческой философии и восточных… … Современная энциклопедия

ГНОСТИЦИЗМ — (от греч. gnostikos знающий) религиозное дуалистическое учение поздней античности (1 5 вв.), воспринявшее некоторые моменты христианского вероучения (т. н. иудеохристианский гностицизм), популярной греческой философии и восточных религий.… … Большой Энциклопедический словарь

гностицизм — а, м. gnosticisme, нем. Gnostizismus < гр. gnostikos познавательный, познающий < gnostikos знание. филос. Религиозно философское учение раннего христианства, представляющее собой смесь христианских религиозных догматов с греческой… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

ГНОСТИЦИЗМ — (греч. gnosis познание, знание) эклектическое религиозно философское течение поздней античности, выступившее одной из культурных форм связи оформившегося христианства с мифо философским эллинистическим фоном и вероучениями иудаизма, зороастризма … История Философии: Энциклопедия

ГНОСТИЦИЗМ — ГНОСТИЦИЗМ, гностицизма, мн. нет, муж. (от греч. gnostikos познавательный) (ист. филос.). Направление религиозной философии первых веков христианства, разрабатывавшее христианскую догматику на основе неоплатонизма, пифагорейства и религиозных… … Толковый словарь Ушакова

Гностицизм — (гностика, гнозис или tuocwn) так называетсясовокупность религиозно философских (теософских) систем, которыепоявились в течение двух первых веков нашей эры и в которых основныефакты и учение христианства, оторванные от их исторической… … Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Гностицизм — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей … Википедия

гностицизм — а; м. [от греч. gnostikos знающий] Религиозно философское течение раннего христианства, пытавшееся создать учение о Боге, о происхождении и развитии мира на основе христианских религиозных догматов и восточной мифологии. ? Гностический, ая, ое. Г … Энциклопедический словарь

ГНОСТИЦИЗМ — (греч. gnosis знание), религиозное течение, развивавшееся параллельно христианству. Гностицизм, в его развитых формах, представлял собой сочетание восточных и эллинистических мотивов с христианской интерпретацией истории и предназначения… … Энциклопедия Кольера

Лекции по оккультной традиции — гностицизм и гностическая позиция — Алексей Широпаев — LiveJournal

Jul. 13th, 2020

08:13 am — Лекции по оккультной традиции — гностицизм и гностическая позиция

Оригинал взят у aton418 в Лекции по оккультной традиции — гностицизм и гностическая позиция

Лекции по оккультной традиции 3- особенности гностического мировоззрения.

Наша третья лекция посвящена гностической традиции, гностическому мифу и гностическому влиянию на западную культуру. Хотим мы того или нет, но обращаясь к идее эзотерического, оккультного, сокровенного — мы не можем обойти гностический модус.

Чтобы понять индивидуальную особенность западного эзотеризма, мы должны начать именно с гностиков, а точнее — с того момента когда христианская церковь разделяется на ортодоксальную и гностическую.

Дело в том, что значение инициатической традиции в дохристианскую и христианскую эпоху принципиально различное значение. В дохристианской культуре — инициация является естественной и органичной частью общей культуры. Более того — инициация находится в центре любой культуры, как Дельфы были центром греческой цивилизации а Гелиопололис — Египетской. Религиозное и инициатическое не противопоставлены, напротив, одно является частью другого. Нет разрыва, нет противостояния, нет противоречия между религиозным догматом и верой.

Противопоставление «вера» против «знания» с трудом применим к дохристианской культуре. Опыт божества — это именно опыт, переживание, теофания может произойти где угодно — на поле боя, в постели куртизанки, или в храме. Исследователь Египетской культуры Ян Усман пишет что для древних египтян, конец света понимался как время когда «наши боги перестанут жить в наших храмах». Это означает, что приходя в храм, Египтянин непосредственно соприкасался с живой, реальностью сакрального, во всей его очевидности.

Конечно же наличие особых инициаций подразумевало возможность разных уровней понимания божества. Абстрактное восприятие божества, переживание бога как единого источника всего сущего было достоянием очень небольшой группы посвященых, для которых это знание было одновременно переживанием.

Христианские учителя, исходя из благих намерений пытались сделать общим то что было инициатическим. Миф Озириса, Таммуза, и других умирающих и воскресающих богов, миф который был в основе инициатического опыта, опыта мистерии — в христианской религии как бы стал доступен всем и каждому. Все бы хорошо если бы не это «как бы».

Ужас христианства именно в его доступности. Кем бы ты не был, достаточно верить в Христа и ты получишь спасение. Конечно христианская мораль куда более сурова чем языческая, но существует ритуал покаяния. Кроме того — ни одна языческая религия не утверждала что верующие «иначе» обречены на проклятие. Христианство здесь наследовало иудейской религии с её нетерпимостью и догматизмом.

И здесь мы сталкиваемся со странным парадоксом. С одной стороны, для любого читателя Евангелия очевидно, что «христианство» в понимании любой церкви и «слова Христа» как они есть — принципиально различны. До сих пор, в истории такого разрыва между декларируемым учением и реальностью — не было. Если вы не согласны — попробуйте найти в наше время христианина который без фиги в кармане подставит правую щеку ударившему по левой. Однако с другой стороны, следует признать, что если бы в исходном посыле христианского мифа не было некоего изначального искажения такого разрыва между посланием и пониманием послания просто не смогло бы возникнуть. Почему такого разрыва не произошло скажем в митраизме или зороастризме? Так вот это изначальное искажение — в проекции архетипического сюжета в историю.

Иными словами, тот опыт, который от начала веков понимался как глубинный, интимный опыт перерождения в результате инициатического нисхождения, либо (для простонародья) как цикличный процесс смерти и возрождения природы, был перенесен на конкретного исторического персонажа, иудейского Рабби.

Как результат — возможность непосредственного переживания была существенно уменьшена, ритуал был сведен к некоей формальности, слово «таинство» более не несло в себе тайны, а сводилась к церемонии.

Древние боги были помещены под запрет, а инициатическое переживание в рамках ортодоксальной религии вызывало подозрение в «прелести». Произошел отрыв человека от его архетипа. Собственно, в представлении древних Египтян наступил тот самый конец света которого они боялись больше всего.

Разумеется с этим могли смириться не все. Поэтому начиная с первого века христианства, с момента оформления христианства как церковной доктрины, внутри самой церкви началось брожение. Дело в том, что есть люди которые в силу своей природы устремлены к переживанию инициатического опыта. Даже при отсутствии инициации в культуре, опыт инициации воспроизводится у них в Психэ, точно также как тот кто призван быть шаманом сперва слышал Зов духов или предков. Такие люди, у гностиков они назывались «пневматики» — посвящены уже в силу своей сути, в силу своей природы.

Отсюда появилась главная Ересь раннего христианства — гностицизм. Ересь из которой вышла вся западная оккультная традиция. В то время, как официальное христианство требовало Веры, в воскресшего в распятого при Понтии Пилате Иисуса Христа, гностицизм утверждал что только непосредственное знание, гнозис, духовный опыт, причастность к мистерии дает спасение.

«Ты смотришь в небеса? Иль ты забыл о том, Что Бог не в небесах, а здесь, в тебе самом?!» пишет средневековый христианский мистик Ангелус Силезиус, не подозревая что цитирует на тот момент утраченное Евангелие от Фомы «Царствие божие внутри вас». «Христос мог бы тысячу раз рождаться в Вифлееме — ты все равно погиб, если Он не родился в твоей душе» пишет тот же Ангелус Силезиус. Но это — гностический взгляд. И здесь — принципиальный разрыв который происходит в начале христианской эры между теми кто верят в Христа «исторического» и Христа «внутреннего». До христианства не было ничего подобного, поскольку все мистерии посвящения переживались как внутренние мистерии.

Кстати в самом слове «Ересь» изначально не было ничего плохого. Ересь в переводе с греческого — школа или учение. Только начиная с работы римского Епископа Иринея Лионского «Против Ересей», слово Ересь стало пониматься как некое отклонение от генеральной линии партии церкви.

Гностики были главными врагами нарождающейся церкви, потому что в силу своей особенности они одновременно смотрели назад в эллинскую, античную мистерию, и вперед — в наше время когда в большинстве цивилизованных стран (Россия к сожалению не счет) победила доктрина либеральной веротерпимости и человек наконец оказался признан центром для самого себя.

Читая чудом сохранившиеся гностические первоисточники мы поражаемся тому, насколько отдельные мысли записанные в запрещенных Евангелиях не просто обгоняют свое время, но кажется могут быть по достоинству осмыслены только сейчас, через двадцать веков после их написания, на нашем уровне развития культуры и духа.

Итак, подводя предварительный итог — если внутри дохристианской культуры, религиозное и инициатическое составляло органичное единство, нисколько не противоречащее и не враждебное друг другу (такое положение сохранилось к примеру в современной Индии) то начиная с христианства произошел раскол на «большую» и «малую» традицию, на церковь и тайное братство, на веру и знание, на официальное и запретное знание. Фактически, христианская форма религии была первой в истории доктриной глобализма и унификации. Право индивида на религиозное самоопределение, на свой выбор, было насильственно отнято и на протяжении двадцати веков подавлялось. Только сейчас, на новом витке спирали, мы возвращаемся к отнятой свободе множества — возвращаемся под разными именами, будь то «постмодернизм» Дериды или «психологический политеизм» Хиллмана.

Но вернемся к гностицизму.

Согласно Иринею Лионскому, первому борцу с ересью, чья слава не дает покоя некоторым горячим головам и поныне, первым гностиком был некто Симон Маг из Саммарии. Запомните это имя — мы к нему не раз вернемся в следующих лекциях.

Этот Симон первоначально упомянут в «Деяниях» где согласно преданию, он был восхищен теми чудесами которые творили апостолы, и попытался купить благословение Святого Духа за деньги. За это он был с позором изгнан из общины. В дальнейшем, в церковной традиции покупка церковных должностей называется «симония», и считается тяжким грехом.

С другой стороны, христианские апокрифы народного происхождения создают вокруг Симона настоящую сказку. Симон оказывается чародеем, который может заставлять мертвых вставать, имитировать собственную смерть, и даже левитировать. Симону прислуживает сам Дьявол в образе чудовищного Пса охраняющего его сон, и сам Император Нерон, оказывается по его чарами. Конец страшным козням кладет только Апостол Пётр, благодаря молитве которого Симон Маг прерывает свой полет и разбивается насмерть о камни.

Однако в трудах Иринея Лионского мы видим совсем иную, третью картину. Согласно Иринею Симон — был неким лжемессией, первым еретиком. В своих путешествиях, он оказался в Тире где из публичного дома взял проститутку по имени Елена. Симон проповедовал по всей Римской империи учение, согласно которому он представлял посланца Изначального и Несотворенного Отца, а сопровождающая его Елена была его супругой и дочерью. Волею жестокой судьбы и обмана Ангелов. Изначально она спустилась в низший мир, для того, чтобы породить ангелов и другие силы, но впоследствии сама была захвачена ими в плен и не смогла вернуться назад, и стала проходить один круг воплощений за другим, пока наконец не оказалась в теле проститутки в Тире, где её и наше Симон.

(Аудиозапись Ты упала в Мир)

Симон специально воплотился для того чтобы спасти её а заодно всех «своих» то есть «принадлежащих духу» и вернуть их в лоно несотворенного отца. Ангелы то есть правители этого мира делают все чтобы помешать этой миссии.

Итак мы имеем сложную доктрину, в центре которой находится некое надмирное благо, (несотворенный Отец), возвращение к которому и является желанным искуплением. Искупление это обретается через особое духовное состояние — гнозис, то есть познание. На нашем языке, гнозис — и есть состояние перехода от реальности к Реальности или открытие модуса воображения.

Этому раскрытию всячески препятствуют дурные ангелы, стражи или архонты мира которые одновременно являются создателем мира. На этой стадии концепция Иалдабаофа еще не рассматривается.

Здесь я предлагаю остановится и вспомнить, что же нам может напоминать этот миф? Конечно же Элевсинские мистерии. И там и там, мы видим некую женскую фигуру (душу) которая оказывается в плену из за своего любопытства или неосторожности. Забегая вперед, скажем что эта же структура «падения-и-восстановления» встретится нам и в герметическом мифе, где главным героем будет уже не женское а мужское божество — нус, перворазум, Габриций.

Но даже если сравнивать только миф Элевсина и миф Гностиков различие очевидно. Если похищение Персефоны (что было частью свадебного ритуала древности) в итоге становится королевой подземного мира, то гностический миф значительно более жесток — падшая богиня проходит круги воплощения, пока наконец не оказывается опустившейся и отвергнутой всеми проституткой.

Заметим еще одну разницу — восстановление Персефоны заключается в том что она становится «жительницей двух миров» — она повелевает и материальным миром, который символизирует подземный мир Аида и миром духовным, в то время как для гностической Елены единственное спасение это безусловное «прочь из мира».

Драмматизация мифа (впоследствии мы столкнемся с еще большими драматизациями) связана со все тем же разрывом мифологической реальности о которой мы говорили. От органичной целостности дохристианской культуры мы переходим к христианской разорванности и даже инициатические традиции христианства, все же несут на себе печать этой разорванности.

Разорванность о которой мы говорим была необходима, для того чтобы произошел радикальный выход за пределы всех ограничений. В симонийском гностическом мифе говорится об Ангелах или Стражах пленяющих Эпиною. Психологически, «Стражи» это аспекты суперэго или интроекты, которые будучи восприняты сознательно становятся частью нашей внутренней вселенной и не выпускают нас за её пределы.

Допустим, родители запрещали нам что то делать — например бегать слишком быстро. Но вот — родителя нет рядом, а мы все также не можем позволить себе пробежаться. Заметьте — если в первый раз это был внешний запрет, то во второй — это запрет со стороны воображения, запрет который может даже не осознаваться как запрет. Здесь абсолютно неважно какие псевдорациональные аргументы воспроизведет наше сознание — единственная психологическая правда состоит в том, что внешний запрет был успешно интроецирован в психическую структуру и стал еще одним «стражем» или говоря на современном языке — «надзирателем» — не позволяющим душе выйти на свободу.

Как это не покажется парадоксальным, но историческая заслуга церкви состоит в том, что отвергнув и преследуя малую традицию, христианская цивилизация создала в подполье контркультуру которая не имела до сих пор аналогов. Отвергнутый системой индивид был вынужден отвечать тем же, и именно это стало причиной роста радикально индивидуального сознания. Благодаря гностицизму метафизическое подполье обрело логос.

Дохристианская инициация ставила целью встроить индивида в коллективный миф. Но изгнание инициации из ортодоксальной церкви сделало важную вещь — инициация стала направлена на прямо противоположную цель — сотворение «Иного» индивида, индивида независимого от коллективного мифа. Индивида способного освободиться от всех навязанных ему ограничений (стражей) для того чтобы самостоятельно выстроить свою этику и свою культуру.

Потенциальная масса сопротивления ортодоксии накапливалась век за веком, в конце концов взорвала не только саму ортодоксию но идею авторитаризма, деспотии и самодержавия. Высший индивид, гностик, пневматик, был бы элитой культуры дохристианской, в христианской культуре не находил себе места. Первый взрыв произошел в эпоху Ренессанса, когда преследуемые ереси язычества в определенный момент исподволь захватили умонастроения преследователей. Язычество, магия, герметизм, были возрождены и не смотря на неизбежный культурный откат в виде протестантизма и контрреформации, именно герметическая философия дала колоссальный толчек развитию науки и либеральной культуре.

В конечном счете, уже в 18ом веке,. устами Локка было провозглашено главное — мои отношения с Богом не касаются никого кроме меня и Бога! Это — категорический императив культурного человека современности. На первый взгляд между этим утверждением и гностицизмом не так много общего. В конце концов «отношения с богом» могут разворачиваться и по вполне ортодоксальной схеме в рамках жестко заданной догмы. И тем не менее, подспудно уже в этой фразе, в центр выносится противопоставление религии коллективной и религии индивидуальной. А первыми представителями «Индивидуальной религии» были именно гностики. Другие инициации развили и продолжили гностический импульс.

Вот почему гностик является «самым опасным человеком на земле». Вы держите вирус свободы, вирус который разрушит стены тюрем и церквей, поместив индивида в центр бытия. Современная либеральная идея утрачивает инициатическое измерение и тем ослабляется, потому очень важно утвердить корень, основу либеральной идеи в инициатическом опыте гностика. Гностика утверждающего Я превыше «звезд и творца мира».

Введение в Софийный гностицизм

Софийная Гностическая Традиция

Введение

Настоящий документ призван служить введением в Софийную Гностическую Традицию. Он не заменяет личного обучения или взаимодействия с Софийной Группой или Кругом, но даст читателю обзор Традиции и смыслы для дальнейшей дискуссии.

Софийная Традиция и структура

Софийный гностицизм

Поскольку гностицизм рассматривался как ересь, во время крестовых походов и инквизиции уничтожался любой, чьё бытие гностиком оказывалось «доказанным». Большинство гностических традиций ушли в подполье и продолжали действовать тайно. Некоторые традиции вымерли, а другие продолжались, в зависимости от способности оставаться сокрытыми и готовить посвященных.

Легенды Софийной традиции утверждают, что традиция исходит непосредственно от святой Марии Магдалины, считаемой Апостолом из Апостолов, ибо она была первой, кто увидел воскресшего Христа. Многие гностические тексты изображают её как учителя и апостола, который был гораздо прогрессивнее, чем большинство её современников. Очевидно, что нет способа доказать, что традиция исходит напрямую от Марии Магдалины, так как подобные записи не могли сохраниться. Неясно, является ли это историческим фактом, или частью мифического цикла Традиции, но учения Традиции близко соответствуют фрагментам найденных учений, относимых к Марии Магдалине.

Можно проследить движение традиции от поколения к поколению из США обратно в Англию, Францию и Германию. Каждое поколение имеет «председательствующего держателя линии» (духовного учителя, который оберегает традицию и сохраняет её живой). Такой председательствующий держатель линии может быть мужчиной или женщиной, и он определяется предыдущем держателем линии, принимая должность после его смерти. Текущий председательствующий держатель линии в США – это Тау Малахи.

Тау Малахи

Малахи – современный христианский мистик и гностик, чьи приключения на духовном пути начались в ранней юности. В возрасте восьми лет он встретил своих любимых учителей, Тау Элайя бен Мириям и Матерь Сару, которые обучили его и посвятили в Софийную традицию гностического христианства, раскрыли ему разнообразные линии в Западной мистической традиции, и Восточных традициях. Он стал протеже Тау Элайи и перед своей смертью, в 1987 году, Тау Элайя передал Малахи традиционное благословение, как преемнику Софийной линии. В возрасте шестнадцати лет Малахи взял мантию держателя линии и основал Софийное Братство как выражение Ордена (Софийная линия, внешне известная как «Ordo Sanctus Gnosis»). С этого времени он активно служил как учитель и наставник на гностическом пути для других, обладая официальным признанием Старейшины и Тау в Софийной традиции. Наряду со своей работой в Софийной линии, Тау Малахи также Кавалер в Международном Ордене Рыцарских Кавалеров, мартинист, и имеет рукоположение и посвящение как Независимый Апостольский Епископ. Тау Малахи написал несколько книг по гностицизму и Софийной Традиции, включая: «Евангелие от святого Фомы», «Гнозис Космического Христа», «Живой Гнозис», «Святая Мария Магдалина» и «Гностическое Исцеление».

Софийная гностическая структура

Софийная Гностическая Традиция разбивается на две структуры: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя традиция центрируется вокруг председательствующего держателя линии, в то время как внешняя традиция проявляется в церковном теле, называемом «Ecclesia Pistis Sophia». Внутренняя группа посвященных находится и практикует в том же географическом местоположении, что и председательствующий держатель линии. Духовные лидеры этого сообщества либо Тау, либо Старейшины. Эти назначения основываются на духовном достижении и реализации силы света внутри жизни (Тау часто представляет собой уровень председательствующего держателя линии). Внутренняя группа или братство – это закрытая организация, к которой можно присоединиться, только находясь физически в географической локации держателя линии и будучи принятым в его/её круг.

Внешняя форма традиции называется Ecclesia Pistis Sophia (Тело Веры Мудрости) и состоит из Кругов и исследовательских групп по всему миру. Ecclesia Pistis Sophia – это церковная ветвь Софийного Гностицизма, где посвященные могут исследовать Традицию вместе с другими, в своем географическом местоположении, или посредством различных методов дистанционного присутствия. Тау Малахи, будучи председательствующим держателем линии, также является председательствующим Епископом Ecclesia Pistis Sophia. Каждый Круг или исследовательская группа имеет гностического епископа, священника, диакона или лидера, который координирует и организует группу. Чтобы группа была признана в Ecclesia Pistis Sophia, её лидер должен быть наставником Софийных учений и признаваться Тау Малахи. Нужна уверенность, что Круги и исследовательские группы продолжают работу Софийной традиции и выполняют работу, на которую их назначила Матерь Духа. Рукоположение гностического священника происходит, когда гностический учитель достигает соответствующего уровня духовного осознания, исследования и работы; и когда епископ в традиции считает, что пришло время для его посвящения для предстоящей работы.

В целом, встречи большинства Кругов и исследовательских групп в Ecclesia Pistis Sophia открыты для общественности, так чтобы люди могли больше узнать о традиции и её учениях. Чтобы стать полноправным членом Круга, стремящийся должен быть посвящен через Троичный Ритуал Посвящения и принят в качестве компаньона епископа, священника или диакона через Ритуал Принятия. Компаньон – это человек, который хочет идти рядом с епископом/священником/диаконом как духовный соратник для обучения и служения традиции. Компаньон – это студент или сотрудник в духовной работе группы.

Троичный Ритуал Посвящения

Троичный Ритуал Посвящения – это красивая церемония, где инициируемый находится в природном окружении и принимается в традицию. Этот ритуал состоит из Крещения, Помазания и Свадебного Пира. Крещение, как правило, осуществляется через погружение в проточную воду, такую как ручей или река, и представляет собой смерть и возрождение в «Истинной Самости»; Помазание – это помазание елеем, символизирующее огненный разум Святого Духа, приходящий на посвящаемого; Свадебный Пир – это ритуал с хлебом и вином, напоминающий православную евхаристию, но используемый для олицетворения единства всего с Богом через Брачный Чертог.

Ритуал Принятия

После того как посвящаемый прошёл Троичный Ритуал Посвящения, он может попросить своего учителя принять его как Компаньона Круга. Если учитель согласен, то проводится Ритуал Принятия, в котором духовный наставник принимает инициируемого, и он официально признаётся в теле Круга/Исследовательской Группы.

Основные Софийные верования

Имя Иисуса

Многое может быть сказано об имени Иисуса. Иисус – это в действительности греческая версия имени. В арамейском языке (на котором говорили он и его ученики) его имя, на самом деле, было Иешуа. Многие гностические традиции используют Арамейскую версию, поскольку он фактически его так и называли в период его воплощения.

В Новом Завете говорится, что имя Иешуа обладает силой и может изгонять тёмных и нечистых духов. Вопрос состоит в том, каково значение этого имени и почему оно имеет силу? Иешуа на иврите пишется как Йод – Хе – Шин – Вав – Хе. Это очень похоже на Божественное имя Бога, YHWH, которое пишется так: Йод – Хе – Вав – Хе. В Каббале YHWH считается Великим Именем Бога, и в иудейской традиции оно столь свято, что не произносится вслух. Итак, как мы увидели выше, имя Иешуа то же самое, что YHWH, но с добавлением буквы Шин в середине. Называть YHWH именем, на самом деле, заблуждение. Это скорее обозначение, чем имя и, на самом деле, это глагол, а не существительное. YHWH означает «То, что было, есть и будет всегда». Это может быть указанием на Божественное существо, но также означает силу или могущество жизни.

Говорится, что имя Иешуа буквально переводится как «YHWH дарует» или «Истина сделает вас свободными». Шин в имени Иешуа очень значительно, поскольку чаще всего это отсылка к Святому Духу (или Шекине). Шекина – это сила и присутствие Бога внутри и за пределами творения. Из этого следует, что имя Иешуа означает воплощение этой сознательной силы, и что гнозис приходит через воплощение этой силы.

Тайное Знание

Готовность искать прямой духовный опыт – это основа всех мистических традиций. Это сердце Софийного гностицизма. Идея «тайного знания» проста, поскольку невозможно рассказать кому-либо внутренние учения, ибо нужно испытать их на себе. В Евангелиях (традиционных и гностических) сам Иешуа говорит о «внутреннем» и «внешнем» знании. Вот отрывок из Евангелия от Матфея:

И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет; потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют. (Мф. 13:10-13)

Здесь Иешуа говорит о профанах и посвященных, и он указывает, что разница в том, что осведомленный обладает некоторым опытом Гнозиса. Это не мешает кому-либо стать посвященным. Гнозис не ограничен Богом или человеком, но индивидом и его жаждой духовного опыта.

Живой Иешуа

Евангелие от Фомы начинается с утверждения:

Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома. И он сказал: Тот, кто обретает истолкование этих слов, не вкусит смерти.

Имя Живого Иешуа распространено среди христианских гностиков, поскольку обозначает Воскресшего Христа. Если ищущий прочтёт все гностические Евангелия, то обнаружит, что почти все из них претендуют на происхождение от Воскресшего Иешуа. Этот факт подразумевает, что учения исходят из духовного или провидческого опыта. Это также указывает на прямой и личный опыт Христа. Сама природа Живого Иешуа не является опытом, укоренённым в прошлом. Это постоянный опыт, делающий гностическое христианство живой традицией, которая растёт и развивается.

Традиция

Слово «традиция» в нашем языке стало означать нечто фиксированное, заставляющее задуматься о доктрине или вероучении. Не так с гностическим христианством. Софийный гностицизм – это живая традиция, укоренённая в передаче мудрости и просвещения. Наша традиция представляет собой корпус учений и практик, которые помогают получить посвящение в способность обрести прямой и личный гностический опыт.

В традиции Священник (учитель внешней ветви), епископ (духовный лидер внешней ветви), старейшина (духовный лидер внутренней ветви) или Тау (глава традиции внутренней ветви) – это посвященный, который достиг Гнозиса Живого Иешуа и который воплощает нечто от сознания Христа. На самом деле, все Гностические посвященные воплощают нечто от живого присутствия просветления в той мере, в какой достигли высшего сознания.

Очевидно, что по мере того как эта живая передача мудрости и просвещенности проходит от одного поколения к другому, она растёт и развивается, принимая любую необходимую форму. Хотя у традиции, как у целого, есть общий язык и базовые учения, каждый Гностический Круг уникален для лиц, входящих в его состав. Для истинного понимания традиции гностического христианства, следует пытаться стать осведомлённым, стремясь к прямому и личному опыту истины и света.

Приобретение Гнозиса

Приобретение Гнозиса включает в себя духовную дружбу со священником, епископом, старейшиной и Тау живой гностической традиции. Имеет место и возможность «дикого» Гнозиса для одного человека, приходящего к просветлению без Гностического Круга, но при участии в гностическом сообществе гораздо более вероятно создание условий, которые вызовут этот опыт. Назначение гностического учителя и круга – поддержка собственной духовной практики и жизни человека. Приобретение Гнозиса и прогрессивная самореализация, в конечном счете, происходят от последовательной духовной практики и интеграции своей духовности в повседневную жизнь. Софийная традиция учит разнообразным формам духовной практики и всесторонним учениям. Все эти учения базируются на христианской Каббале.

Сын Человеческий

Когда Софийные гностики говорят о Мессии, мы делаем это через принципы, изложенные в Каббале и мистериях Мессии и Адама Кадмона (архетипическое или изначальное человеческое существо).

Важно иметь в виду, что еврейское слово Мессия имеет то же самое значение, что и греческое слово Christos (в английском языке «Christ»). Это слово буквально означает «единый помазанник» и не включает в себе все сопутствующие значения, возложенные на него церковью. Наиболее распространённый термин, используемый Иешуа для себя самого – это «Сын Человеческий», а не «Сын Бога». Оно обозначает его как «Сына Адама» или «Сына Человеческого». Оно имеет глубокий смысл, основанный на учениях Каббалы. Когда Иешуа говорит о себе как о «Сыне Адама», он говорит о себе как о воплощенном нечто от идеального человеческого существа.

Согласно Каббале, Адам Кадмон – это чистая эманация Божественного бытия, в частности – чистая эманация бесконечного света. Также Адам Кадмон – это «образ и подобие Божье», человек света, существующий в континууме света. Адам Ха-Ришон – это то же самое, но с активацией Божественного потенциала внутри творения – просветленное человеческое существо.

Этот Адам – и мужчина, и женщина в одном теле, и это отражено в Софийных учениях Господа Иешуа и Госпожи Марии Магдалины. В Каббале сказано, что всё появилось посредством Адама Кадмона и для него. Он/Она – это потенциал всей жизни, который изначально существует в бессознательном единении с континуумом света. Душа каждого человеческого существа приходит из великой души Адама Кадмона. Мы все – уникальное выражение Адама и соединены с ним. Как индивиды и как коллектив мы – Адам пробуждённый и входящий в существование, и в этом смысле все мы – сыновья и дочери Адама.

Когда Иешуа говорит о себе как о Сыне Человеческом, он намекает на осознание этой истины и света внутри него. Когда он делает заявления по типу «Я есть», такие как «Я есть путь, и истина, и свет» — именно об этой Божественной истине идёт речь. Но он не говорит в такой манере только о себе. В Нагорной Проповеди в Евангелии от Матфея, он говорит: «Вы – свет мира», что значит: «Вы – люди света, которые пришли из светового континуума».

Другое эзотерическое учение о титуле Сына Человеческого вовлекает детей Адама и Евы. Их первые два сына – Каин и Авель. Каин убивает Авеля в припадке ярости, и, по сути, они оба оказываются погибшими. Затем, у Адама и Евы есть еще сын по имени Сиф. Говорится, что Сиф был «образом и подобием Адама». Каин и Авель представляют грешника и святого, тьму и свет в человеке. Будучи подлинным образом Адама, Сиф – это истинный сын и объединение светлого и темного в человеке – настоящая человечность. Так что, когда Иешуа называет себя Сыном Человеческим, он называет себя Сифом.

Имя Сиф состоит из двух букв иврита, Шин и Тау. Таковы две последние буквы Еврейского алфавита, предполагающие завершение или плоды, состояние совершенства.

История Каина, Авеля и Сифа отражает процесс пробуждения в нас души света. В процессе нашего пробуждения изначально имеет место игра духовного невежества, и мы не знаем о своей связи с континуумом света. Из-за этого возникает дуализм и иллюзия разделения. В этом процессе индивидуации душа входит в циклы воплощения. В этом цикле мы забываем, кто мы на самом деле, и должны потрудиться над реинтеграцией себя с человеком света, соединённым с Божественным бытием.

Признание и осознание души света в нас вызывает спонтанное объединение с Богом. В христианском гностицизме такое состояние называется Сознанием Христа.

Душа Носителя Света

С точки зрения гностиков, цель Божественного воплощения – откровение о том, кто мы есть на самом деле, откровение о человеке света. Именно это открытие помогает нам узреть образ истинного Я, и, таким образом, дать нам возможность активировать свой Божественный потенциал. С нашей точки зрения, Иешуа не пришёл искупить нас от греха, но скорее искупить нас от космического невежества и передать истинный Гнозис.

Образ и подобие Бога касаются не физического тела, но и души света. Таким образом, «человеческое существо» — это любая самосознающая и разумная форма жизни, схожа она с тем, что мы называем человеком или нет. Согласно Софийным учениям, человеческие существа есть внутри многих мировых систем в творении. Где развиваются самосознание и интеллектуальные формы жизни, истина души света раскрывается путём воплощения присутствия света – воплощения Христа.

Души, ставшие Христами или просвещёнными, переселяются назад в воплощенное состояние для помощи в обучении и служения в качестве примера для тех, кто еще не пришёл к реализации. Хотя это может показаться странным, та же самая идея появляется во многих мировых мудрых традициях, где говорится о Буддах и аватарах. Согласно Софийным учениям, Иешуа – один из наиболее значительных и влиятельных светоносцев, появлявшихся на земле. Таким образом, с гностической перспективы это значит, что Христос выходит далеко за рамки обозначаемого как «христианское».

Иоанн Креститель

Иешуа мог иметь какое угодно число духовных учителей. В Софийных учениях он говорит, что у него было три основных духовных наставника, но Иоанн Креститель был его истинно святым Цадиком (или духовным учителем). Сказано, что связь между Иоанном и Иешуа исходит из предыдущих воплощений. Как указано в Евангелиях, Иоанн был реинкарнацией пророка Илии. Традиция учит, что Иисус был реинкарнацией души Елисея, протеже Илии.

Рождение Мистика

В Софийных учениях Иешуа зачинается посредством сексуального единения Иосифа и Марии, и хотя он – великая душа и духовное чудо, он не родился Христом. История непорочного зачатия считается мифом, выражающим мистерии путешествия к сознанию Христа и тот факт, что Иешуа родился свободным от кармических связей, что недоступно большинству людей. Рождение в хлеву, среди животных, весьма символично, так как это передаёт идею животной души (Нефеш), трансформируемой через процесс просвещения и актуализации души света (Нешама).

Точка зрения, что Иешуа был зачат естественным способом, характерна для большинства христианских гностических традиций. Эта тема также раскрывается в нескольких гностических евангелиях. Термин для Святого Духа на иврите, Руах Ха-Кодеш, подобный термину для Божественного присутствия и силы, Шекины, является женским. Существует и рождение, и перерождение. Духовное рождение – это искрение огненного разума и движение Благодати через Мать Софию. В Евангелиях она олицетворяется как Мать Мария.

Появление Присутствия Света и Светоносца

Крещение и искушение – плод длительного духовного путешествия, начавшегося в молодости Иешуа. Кульминация произошла примерно в возрасте 30 лет. Это олицетворяет передачу света между Цадиком и учеником, когда различие между двумя исчезает, и существует только одно присутствие света.

Слова, подобные передаче света, присутствию света и световому континууму могут быть несколько странными и, бесспорно, расплывчатыми. Для тех же, кто пережил это на опыте, они совершенно ясны. Слова могут указывать на что-то, но в действительности – это духовное переживание. Если человек воплощает нечто от этого Божественного присутствия, то это может быть передано другим – можно посодействовать общему опыту. Передача света между Цадиком и учеником сродни горящей свече, которая приближается к другой свече. Когда они снова разделятся, то обе будут гореть, освещать и озарять. Цадик подобен акушерке, а ученик – тому, кто дает рождение Самости-Христу. В конечном итоге, ученик должен проработать свою самореализацию и пройти через боль труда, дабы войти в радость даруемого рождения.

После своего Крещения Иешуа был изгнан в пустыню, где искушался Сатаной. Существует много эзотерических учений о том, кто и что такое Сатана в различных учениях гностического христианства. Имя Сатана буквально означает «противник». В иудейской традиции это имя Самаэль, означающее «яд Божий». На самом основном и универсальном уровне гностические учения рассматривают Сатану как мираж эго. Он создаёт иллюзию разделения нас друг с другом и с Богом. Это зовётся «злой наклонностью» в Каббале. Из-за иллюзии эго мы, как правило, отождествляем себя только с поверхностью сознания, нашим смертным именем и формой, личной историей. Тем не менее, на более глубинном уровне, есть часть нас, которая существует за пределами времени и пространства – человек света. Все искушения Сатаной – это продукт иллюзии эго. Изгнание Сатаны, таким образом, представляет собой растворение иллюзии эго и цепляния за своё «я».

Второй Адам

Иешуа стоит в центре Евангелия как святой человек, осознавший и воплотивший Божественное сознание. Тем не менее, в Софийном Евангелии, он не одинок. Другие вокруг Иешуа, в большей или меньшей степени, также воплощают присутствие света. Это наиболее очевидно в гностических христианских традициях, которые говорят о святой Марии Магдалине как о равном проповеднике Евангелия вместе с Иешуа, и которые рассматривают Марию как Божественную супругу и женщину Иешуа – женское воплощение Христа. В канонизированных писаниях содержится намёк на их взаимоотношения. Мария Магдалина первой увидела Иешуа после его воскресения. В Гностических Евангелиях содержится больше прямых намёков на особые отношения между ними. В Софийной традиции имеется богатая и пространная устная традиция о Марии Магдалине. Она рассматривается как женское воплощение Христа. На самом деле, отсюда проистекает наименование традиции. Иешуа рассматривается как Христос Логос (по-гречески воплощение Слова), а Мария – Христос София (по-гречески воплощенная Мудрость). Для получения некоторого представления о важности Мужчины и Женщины в Софийной традиции, мы должны вернуться назад к учениям Каббалы об Адаме. Общий титул, данный Иешуа – это «Второй Адам». Согласно сообщению Книги Бытия, первый Адам (Адам Ха-Ришон) – андрогинен. Так Адам и Ева отделяются от этого первоначального Адама. Таким образом, учение состоит в том, что Иешуа и Мария, как Логос и София — в действительности мужская и женская части, дополняющие друг друга.

Изгнание и искупление Софии

В большинстве гностических традиций цель Божественного воплощения – это не спасение мира, но, вместо этого, спасение падшей Софии, изгнанной в мир. По сути, Божественная мудрость – это природа сознания, которая представляет собой фундамент творения и пребывает в рабстве космического невежества. Таким образом, посредством воплощения Логос сходит в мир для пробуждения и искупления Софии. Следовательно, в её искуплении искупается мир и всё сотворенное. В Софийной традиции история Марии Магдалины отражает эту общую тему гностицизма. Её жизненная история – это аллегория души, которая затемнилась и потерялась в материальном мире. Этот мифический цикл обыгрывается в гностическом Евангелии, называемом Пистис София.

Хорошие новости о Невесте

В Софийных учениях каждый аспект истории святой Марии Магдалины непосредственно связан с взаимоотношением нашего собственного сознания и Живым Иешуа. На самом деле, наша душа – это невеста светового присутствия, и в объединении со световым присутствием мы входим в то, что гностики именуют Брачным Чертогом.

Мы всё больше в контакте с нашей душой света, как маленькие дети. Истина и свет являются врожденными для человеческой души, но затемняются привычными шаблонами в сознании, проявляющимися из предыдущий воплощений. В непросвещенном обществе мы быстро обучаемся развитию своей внешней личности, не отражающей души света внутри нас. Из-за этого, мы отождествляем себя только с внешним «я» и поверхностным сознанием.

По сути, мы заблудились и не связаны с внутренней душой света.

Тем не менее, в истории Марии Магдалины мы говорим, что любой сознательно признавший положение души в мире и сознательно открывший себя для истины воспримет присутствие света, и душа света начнет светиться внутри него или её.

Образ Господа Иешуа и Госпожи Марии, в соответствии с гностическим христианством – это образ нашей собственной истинной сущности, как мужчин и женщин. Глазами Софианцев, потребность в Женщине-Христе совершенно очевидна – как можем мы говорить о спасении мужчин и женщин без образа Христа в мужской и женской форме?

Софийное Евангелие

По сути, мы изучаем Софийное Евангелие, представляющее собой переплетение устной традиции, библейских Евангелий и гностических евангелий. Софийное Евангелие характеризуется включением святой Марии Магдалины в откровение Христа. Включение Госпожи Марии выявляет сокрытое Евангелие Софии, взаимодействующее с Евангелием Логоса.

Существует параллель между событиями Евангелия, вращающимися вокруг Иешуа, и событиями жизни Магдалины. Написанные Евангелия служат основанием вдохновения для Софийных Евангелий, как истории, читаемые между строк. Главный фокус гностических евангелий – это метафизические и духовные истины, на которые они указывают. Следует иметь в виду, что устная традиция намного богаче, чем написанные истории. Софийное Евангелие не предназначено быть фиксированным и статичным, но, вместо этого, живым и развивающимся, текучим и плавным – т.е. вдохновленным Духом.

Единение Невесты и Жениха

Святой Дух нисходит на Иешуа по время Крещения. В то же самое время пророк является Марии. Иешуа переживает искушение Сатаной в пустыне, изо всех сил пытаясь интегрировать присутствие света, вошедшее в него. Пока Иешуа борется с Сатаной, Мария сражается с семью демонами – они оба претерпевают чрезвычайный внутренний конфликт. Когда Иешуа исполняет своё первое чудо, Мария возвращается на Святую Землю. Есть великая мистерия внутри и позади происходящего с Иешуа и Марией, но она не ограничена только ими. Подразумевается, что эта мистерия происходит внутри каждого из нас.

Мы все настолько же связаны, как и Мария с Иешуа. Это ключевое послание Евангелия, принимается ли оно с ортодоксальной или мистической перспективы, или нет. В реальном мистическом опыте разница между тем, что внешнее и историческое, и тем, что внутреннее и духовное, исчезает. При переходе во внутреннее измерение сознания грани между прошлым, настоящим и будущим размываются.

Мы становимся привязанными к пространственно-временному сознанию через отождествление с именем, формой и личной историей – отождествление с ограниченным и конечным бытием. Если мы отпускаем эту ограниченную самоидентификацию и создаём новую с полностью развитым и просвещенным существом, то освобождаемся от подневольности.

Эта идея присутствует в историях Господа Иешуа и Госпожи Марии, которые идентифицируются с присутствием света, появляющимся внутри их опыта. Поскольку мы столь сильно идентифицируем себя с нашим именем, формой и историей, акцент на необходимости воплотить сознание Христа, как мужчине, так и женщине, становится очевидным.

Священный Танец

Согласно Софийному Евангелию, когда Иешуа взял Марию в пустыне, она попросила его обучить её. В течение пяти дней, он обучал и инициировал её во внешние, внутренние и тайные учения Евангелия и раскрыл ей истинную природу Божественного царства – то, что царство существует внутри человека согласно тому уровню, на который личность может принести свою душу света.

Говорится, что во многих интимных и личных моментах, Иешуа передал Марии мудрость, которой не делился ни с одним учеником. Поскольку Магдалина получила эти учения, она знала, на каких вопросах следует сфокусироваться, чтобы выявить внутренние и тайные учения в компании других учеников, так, чтобы другие могли получить больше мудрости.

Когда Иешуа отводит своих близких учеников в сторону для обучения, Мария также часто присутствует там. Это не канонизировано в Евангелиях, но Мария также присутствовала на преображении. Согласно легенде, мужчины-ученики свалились без сознания, из-за демонстрации текучей реальности, представленной Иешуа. Мария, с другой стороны, осталась ясной и сознательной, воспринимая полную передачу света, которую намеревался передать Иешуа.

Мария была основным учителем женщин-учениц, но также она учила и инициировала любого мужчину, который принимал её. Как гласит история, в ночь преображения Мария взяла трёх ближайших учеников в пещеру и преобразилась перед ними. С ней проявился образ первозданных Евы и Лилит.

Мистерия Помазания и Распятия

В Софийном Евангелии Госпожа Мария – это та, кто помазывает Иешуа роскошным ароматом, как приготовление святого жертвоприношения и окончательного откровения присутствия света. Описание святой Марии в Софийном Евангелии как той, кто помазала Иешуа – важный момент, ибо это волшебное действо, делающее тело Иешуа талисманом кармы Мировой Души, благодаря чему становится возможен искупительный аспект распятия.

Их бракосочетание сродни мистическому единению Жреца-Короля и Жрицы-Королевы. В гностической среде распятие – это предмет очень сложной дискуссии. Некоторые гностики смотрят на появление Иешуа на кресте, как на полностью иллюзорное, тогда как другие говорят о фактическом воплощении и смерти. Другие гностики указывают на срединную точку зрения. Это отражает тот факт, что гностики ищут внутреннего знания и понимания этого события. В отличие от традиционных и фундаменталистских традиций, здесь нет догмы по этому поводу.

Невеста в Страсти, Распятии и Воскресении

Святая Мария Магдалина присутствует на Тайной Вечере. С женщинами-ученицами она готовит комнату, освещение и призывает Божественное присутствие и силу. Когда мужчины-ученики сопровождают Иешуа в сад, Мария и женщины-ученицы хранят молитвенное бдение и медитацию на протяжении всей ночи.

Крест – интересный символ в Софийной традиции. Он представляет объединение Логоса и Софии — Жениха и Невесты. Вертикальная ось – это Логос, а горизонтальная ось – София. Софийные гностики указывают на крест света и духа, а не на деревянный.

Хотя Мария знала, что Иешуа будет воскрешен, она все же оплакивала потерю своего супруга и возлюбленного. В отличие от традиционных историй, где святая Мария Магдалина идет к могиле, не зная о том, кто такой Иешуа, Софийная традиция учит, что она идёт с огромной радостью в ожидании его воскресения.

С Софийной перспективы, Иешуа есть свет, а Мария – призма, через которую свет преломляется в лучи радуги великолепия. Каждый луч – это различная степень передачи света, и каждый апостол получает лучи, которые он (или она) способен получить и передать. Таким образом, есть внутренние, внешние и тайные уровни передачи света.

Воскресший Спаситель и святая Мария Магдалина

Большинство гностических Евангелий начинаются там, где заканчиваются ортодоксальные – с воскресения. Многие устные традиции говорят о святой Марии Магдалине, поскольку Воскресший Спаситель представал пред ней больше, чем перед кем-либо другим.

Большая часть Софийной традиции не центрирована на священном танце Госпожи Марии и Господа Иешуа, но, вместо этого, фокусируется на любовной игре между Воскресшим Спасителем и Святой Невестой. В центре этого явления в христианской Каббале существует насыщенный диалог. Нам следует помнить, что дискуссия в гностицизме о Воскресшем Спасителе и Святой Невесте идёт гораздо глубже, чем разговор о Господе Иешуа и Госпоже Марии. Последние – суть персонификации Спасителя и Невесты. Гностики всегда указывают на нечто, находящееся за пределами того, с чем встречаются наши глаза.

Концепции Бога

Если вы понимаете, как много Евангелий имеется в гностической Традиции, вы быстро осознаете, что также существует множество различных взглядов на Бога. У Гностических традиций радикально различные взгляды на Бога, от очень дуалистичного подхода (хороший Бог и плохой Бог) до Бога как безличной силы.

Софийная концепция Бога

В Каббале есть три общих термина для Бога, непосредственно относящихся к нашему видению: Айн, Айн-Соф, Айн-Соф-Аур. Айн означает «не-предметность»; Айн-Соф означает «безграничное»; Айн-Соф-Аур означает «бесконечный свет».

Термин «Айн» в Софийной традиции означает, что Бог — полностью за пределами наших умственных способностей. Это говорит о том, что Бог не является ни чем-то, ни ничем. Один из способов увидеть это – посмотреть в своё собственное сознание и увидеть, где возникают мысли. Они, кажется, не имеют ни начала, ни конца. Они невещественны. Это указывает на то, что наше сознание подобно природе Бога. Таким образом, чтобы познать Бога, мы должны познать себя.

Мы можем понять природу Бога, заглянув «под колпак» нашего собственного «я». Мы переживаем особое чувство индивидуальности, но, когда смотрим внутрь и ищем себя, нет того «я», которое мы хотим найти. Тем не менее, когда мы обращаем внимание наружу, «я», кажется, возникает снова. Таким образом, мы можем познавать Бога как лично, так и безлично; как имманентное и трансцендентное. По существу, Софийные учения постоянно напоминают нам, что любые, имеющиеся у нас концепции конечной истины, не являются сами по себе конечно истиной.

Бог-Отец и Бог-Мать

Согласно Каббале, первая человеческая душа, Адам Кадмон – это андрогинное существо. Мы также говорили, что Адам создан по образу и подобию Бога. Таким образом, нам следует предположить, что Бог также андрогинен. Софианцы веруют, что Бог пребывает за пределами любых гендерных ассоциаций. Тем не менее, Адам был разделён на мужское и женское, и эти обе части, как сказано, подобны Богу. Таким образом, мы часто говорим о мужском и женском аспектах сознания, а также мужском и женском аспектах Божественного бытия.

Если посмотреть на слово «Дух» на иврите и греческом, то окажется, что на иврите это слово женского рода, а на греческом – среднего, без определенной гендерной ассоциации. Возникает вопрос, почему традиционные христианские богословы решили, что Святой Дух – это мужчина. Софийные гностики рассматривают Святой Дух как женщину, и часто именуют её Мать-Дух.

Софийная традиция не говорит о троице, но чаще о четверке, состоящей из Отца, Матери, Сына и Дочери. Это отражено в Божественном имени Яхве, состоящем из букв иврита Yah, Heh, Vav, Heh. Yah – это Бог-Отец, первая Heh – Бог-Мать, Vav – Бог-Сын, вторая Heh – Бог-Дочь (или Невеста).

Отец в Софийной традиции считается трансцендентной формой Божественного с Божественным именем Yahweh (Яхве), силой Божественной власти, тогда как Мать – имманентный аспект Божественного, с именем Elohin (Элохим), матрицей силы жизни в многочисленных формах. Когда мы говорим об Отце-Матери, мы не говорим о Боге и Богине, но о мужских и женских аспектах Единого Бога, который – и Мать, и Отец.

Светлая, Темная и Земная Матерь

Поскольку Матерь – это имманентный аспект Бога, у неё есть тёмные и светлые манифестации, ибо она – матрица творения. Всякое проявление сознательной силы бытия – это Мать. Бог-Мать – это Божественное присутствие и сила, с которой мы сталкиваемся и переживаем внутри и позади всего. Это истинно для материального мира, внутренних измерений и духовного мира. Божественная мать не изменяется, но всё зависит от того, как мы видим её – создавая тёмные и светлые аспекты. Общая инвокация Софианцев включает термины «Небесный Отец и Мать Земная». Это указывает на то, что Мать – это Святой Дух и всё вокруг нас во всякое время. Мать – это Божественное присутствие, которое мы всё время переживаем вокруг себя.

Мать Мария

В традиционных церквях, Мать Мария видится как Мать Христа, но не как Божественная Матерь. Она рассматривается по-разному, но в основном в качестве посредника между людьми и Богом. Среди гностиков, воззрение на Мать Марию разнообразно. Некоторые почти совсем не говорят о ней, тогда как другие видят в ней гораздо большее. В Софийной традиции она рассматривается как еще один образ женских качеств Христа. Считается, что она также достигла просветления, как Иешуа и Мария. В нашей традиции она рассматривается как олицетворение Матери Бога.

Демиург

Среди христианских гностиков распространено множество мифологических циклов. Все гностические традиции говорят о демиурге и архонтах, но их видение этих существ может быть совершенно различным. Некоторые дуалистические школы считают, что Бог Ветхого Завета – это Демиург (ложный создатель), а Бог Нового Завета – Истинный Бог. Софийная традиция считает, что Демиург – это духовное существо космического невежества. Демиург появляется всякий раз, когда мы мыслим Бога по своему образу и подобию. Таким образом, Демиург наблюдается во множестве форм. Когда люди творят зверства или действуют в невежестве от имени Бога, они, на самом деле, действуют для Демиурга, а не для единого истинного Бога. Это можно увидеть в некоторых историях Ветхого Завета, но также может быть наблюдаемо в современное время, когда кто-то совершает убийство во имя Иисуса. В любом случае, это суть невежества, а не подлинного Света.

Архонты в Софийных мифах – это смешанные существа. Он – серые, а не светлые или тёмные. Архонты очень похожи на человека в том плане, что у них есть своя собственная программа и своя собственная причина для своих действий.

Игра космических сил

Процесс становления одного многим открывает путь игре космических сил в творении. В этой игре есть Божественные, смешанные и демонические силы – существа света, примеси и тьмы. В традиции, эта игра космических сил происходит не на внешнем относительно нас уровне. Мы притягиваем к себе и даже создаём духовных существ, основанных на нашем сознании. Наше состояние ума, намерения и то, как мы прокладываем себе путь, привлекает к нам эти силы. Такие симбиотические отношения повсюду вокруг нас. Таким образом, наш путь внутреннего исследования касается попытки найти свою дорогу через эту путаницу эмоций и желаний, дабы привлечь к себе больше света.

Природа Апокалипсиса

Слово «апокалипсис» в действительности означает «откровение». Это не означает большой плохой конец света, как мы склонны рассматривать его. Для Софийного гностика апокалипсис – это нечто, что должно произойти в опыте каждого человека на его пути к просветлению. Нам нужно это откровение (или апокалипсис) внутри своего собственного опыта для истинного роста и развития как духовных существ. Иногда апокалипсис проходит трудно и болезненно, так как мы движемся через свои эгоистичные желания и обнаруживаем, каковы мы на самом деле, но это не конец всего – просто конец старого себя.

В дополнение к личному апокалипсису, существует также идея мирового апокалипсиса, который, в конечном итоге, произойдёт. В Каббале, это окончание дней, когда вселенная стягивается обратно в Бога, и все просветлённые воссоединяются с Божественным. Согласно Каббалистическому видению, это еще не конец, так как Бог будет творить снова, и весь процесс начнется заново.

Пришествие Христа

Для Софианцев второе пришествие Христа не то же самое, что для традиционных христиан. Первое, что нужно помнить – это то, что мы рассматриваем Иешуа только как индивидуальное Христосущество. Таким образом, пришествие Христа может произойти для любого, по мере того как они достигают просветления и Божественного сознания. Второе пришествие – это личный опыт индивида. В традиции также есть легенда, гласящая, что второе пришествие случится во всем мире, когда Христос как София проявится в телах нескольких людей различных Традиций, которые помогут вывести человечество к глобальному просвещению и освобождению.

Ветхий Завет

Многие гностики замечали разницу в тоне и фактуре между Ветхим Заветом и Новым Заветом Христианской Библии. Это привело многих к мысли, что они говорят о разных «Богах». Гностическая традиция Сифа (среди других дуалистических гностических школ) относит Ветхий Завет к Демиургу, а Новый Завет к Истинному Богу. В Софийной традиции мы не верим, что есть Бог, который менялся между заветами, но вместо этого считаем, что изменялись люди. Мы видим наблюдаемую разницу как духовную эволюцию людей, по мере движения сквозь Ветхий и Новый Заветы.

Когда Софийные гностики смотрят на писания, они видят прогрессивное пропускание света, происходящее на различных уровнях, где каждый уровень еще более совершенен и развивается от предыдущего. Они ищут, как могут получить духовную мудрость, оставляя всё устаревшее позади.

Священное Единство

Еврейское слово Anoki используется в Ветхом Завете для обозначения «Я есть». Это использовано в Исходе 20:2-3, где Бог говорит: «Я Господь, Бог твой». Это намекает на Божественное имя Eheieh. Бог использует это Божественное имя для описания самого себя Моисею у горящего куста: «Eheieh Asher Eheieh», что означает «Я тот, кто я есть», или «Я есть Я», или «Я буду тем, кем должен быть». Anoki часто связывается с именем Еноха, означающем «посвященный». Всё это указывает на центральное единство, присутствие света Бога внутри и позади всего творения и всех существ. Это напрямую относится к тому, когда Иешуа говорит: «Я есть путь, и истина, и жизнь…». Имеется в виду, что Христос (световое присутствие внутри Иешуа) – это единство во всех существах.

Читайте так же:

  • Традиции воспитательной работы в лагере Традиции в летних оборонно-спортивных оздоровительных лагерях Рубрика: 6. Внешкольная педагогика Статья просмотрена: 998 раз Библиографическое описание: Дзержинская Л. Б. Традиции в […]
  • Какие старинные традиции сохранились в современном восточном обществе Презентация - проект "Традиции и обряды стран Востока" Идёт приём заявок Подать заявку Для учеников 1-11 классов и дошкольников Описание презентации по отдельным слайдам: Традиции […]
  • Наши традиции школа вакансии Сервисы для соискателей Продвижение резюме Доверьте составление резюме профессионалам! Узнайте какой вы специалист и добейтесь большего Автоматическое поднятие резюме в результатах […]
  • Конспект родной обычай старины 1 класс 4 класс.rtf - Конспект урока 4 класс: Родной обычай старины. Светлый праздник Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Салтыковская гимназия» г.о.БалашихаКОНСПЕКТ УРОКА(4 […]
  • Обычай статья 5 Комментарий к Ст. 5 ГК РФ (Обычаи делового оборота) 1. Из содержания комментируемой статьи вытекает признание обычая делового оборота одним из источников гражданского права (наряду с […]
  • Как называется человек который читает молитвы Как называется человек который читает молитвы Имам — ведет в молитве прихожан. Каир, Египет, 1865 год. Имам (араб … Википедия ИМАМ — (араб., от amma предводительствовать). 1) духовное лицо […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *