Традиции бурятРеферат

Бурятский народ: культура, традиции и обычаи

Республика Бурятия входит в состав Российской Федерации. Представителями бурятов являются: эхириты, булагаты, хоринцы, хонгодоры и селенгинцы.

Религиозные взгляды в Бурятии делятся на 2 группы — восточную и западную.

На востоке проповедуют буддизм ламаистского толка, а на западе — православие и шаманизм.

Культура и быт бурятского народа

На культуру и быт Бурятского народа повлияло воздействие различных народов на их этнос. Но несмотря на все изменения, буряты смогли сохранить культурные ценности своего рода.

Издавна буряты жили в сборных переносных жилищах, причиной чему служил кочевный образ жизни. Свои дома они воздвигали из решетчатых каркасов и войлочных покрытий. Внешне это было очень похоже на юрту, строящуюся для одного человека.

Быт бурятского народа основывался на скотоводстве и земледелии. Хозяйственная деятельность бурятов отразилась на их культуре, обычаях и традициях. Изначально среди населения было востребовано кочевое скотоводство и только после присоединения Бурятии к Российской Федерации, скотоводство и земледелие приобрели материальную ценность для людей. С этих пор буряты продавали свою добычу.

В ремесленной деятельности бурятский народ использовал в основном метал. Кузнецы создавали произведения искусства, когда в их руки попадали железные, стальные или серебряные пластины. Помимо эстетической ценности готовая ремесленная продукция была источником доходов, объектом купли-продажи. Для того, чтобы придать изделию более драгоценный вид, буряты использовали драгоценные камни в качестве украшения изделий.

На внешний вид национальной одежды бурятского народа повлиял их кочевный образ жизни. Как мужчины, так и женщины носили дэглы — халат без плечевого шва. Такие одежды были прямыми, расширяющимися к низу. Для того, чтобы пошить зимний дэгл, необходимо было использовать более 5 овчинных шкур. Подобные шубы украшались мехом и различными тканями. Повседневные дэглы покрывались обычной тканью, а праздничные украшались шелком, парчой, бархатом и плисом. Летний наряд назывался тэрлинг. Он был пошит из китайского шелка и украшенный вышивкой из золотых и серебряных нитей.

Традиции и обычаи бурятского народа

Традиции и обычаи бурятского народа тесно связаны с их обыденной жизнью: хозяйством, охотой и земледелием. Зачастую из родовых юрт доносились различные звуки животных — уток, голубей, гусей. И издавали их жители этого дома, когда играли в различные игры или просто пели песни. К охотничьим играм относятся: Хурайн наадан, Баабгайн наадан, Шонын наадан и другие. Суть этих игр заключалась в том, чтобы как можно правдоподобнее показать повадки животного, звуки, которые оно издает.

Многие игры и танцы были не просто развлечением, но и неким обрядом. Например, игра «Земхэн» устраивалась для того, чтобы незнакомые роды стали ближе друг другу в общении.

У кузнецов также были интересные обычаи. Для того, чтобы освятить свою кузницу, они проводили обряд «Хихиин хуурай». Если после этого обряда сгорало жилище или человек погибал от удара молнией, устраивался «Нэрьеэри наадан», в дни проведения которого, проводились специальные обряды.

Буряты

Факты:

Численность в РФ — 461389 человек

Основной регион — Республика Бурятия

Родной язык — бурятский

Владение родным языком — .

Истоки — протобурятские племена

БУРЯТЫ, бурят, буряад (самоназвание), народ в России, коренное население Бурятии, Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Иркутской области, Агинского Бурятского автономного округа Читинской области. Живут также в некоторых других районах этих областей.

По данным Переписи населения 2010 года в России живет 461389 бурят.

Язык бурятский монгольской группы алтайской семьи.

Несмотря на христианизацию, западные буряты оставались шаманистами, верующие буряты в Забайкалье — буддисты.

Преобладающей отраслью традиционного хозяйства бурят было скотоводство. Позже под влиянием русских крестьян буряты всё больше стали заниматься пашенным земледелием. В Забайкалье типично монгольское кочевое хозяйство, пастбищное с зимними тебенёвками (выпасами на подножном корму). Разводили рогатый скот, лошадей, овец, коз и верблюдов. В Западной Бурятии скотоводство было полуоседлого типа. Вспомогательное значение имели охота и рыболовство. Охота была распространена преимущественно в горно-таёжных районах, рыболовство на побережье Байкала, на острове Ольхон, некоторых реках и озёрах. Существовал промысел нерпы.

В народном искусстве бурят большое место занимают резьба по кости, дереву и камню, литьё, чеканка по металлу, ювелирное дело, вышивка, вязание из шерсти, изготовление аппликаций на коже, войлоке и тканях.

Народы и религии мира: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. Редкол.: О.Ю.Артемова, С.А.Арутюнов, А.Н.Кожановский, В.М.Макаревич (зам. гл. ред.), В.А.Попов, П.И.Пучков (зам. гл. ред.), Г.Ю.Ситнянский. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998, — 928 с.: ил. — ISBN 5-85270-155-6

Доклад на тему «Особенности бурятской культуры»

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

Калангуйская средняя общеобразовательная школа

Историко-краеведческое объединение «Моё родное Забайкалье»

«Особенности бурятской культуры»

Выполнил: Домбаева Александра, 9 класс

Руководитель: Высотина Евгения Юрьевна,

Учитель истории и обществознания

п. Калангуй, Забайкальский край

Бурятские традиции, обычаи……………………………….…4-5

Бурятские национальные игры………………………………..6-9

В современном мире во время настолько развитых технологий, зачастую происходит утрата знаний о многих малочисленных народах, являющихся не менее важными для общества. Их традиции, обычаи, культура очень интересны и разнообразны. Чтобы не происходило забвение народов необходимо постоянно заниматься их изучением. Ведь их культура многогранна и разнообразна. Одной из них является бурятская культура. Её самобытность уникальна, она развивалась на протяжении многих столетий. Традиции и игры бурятского народа особенно ярко это отображают, благодаря этому не забываются корни и не разрывается связь времен и поколений, что помогает юной смене вырасти умной, доброй, смелой, трудолюбивой, любящей свой народ, свои традиции.

Цели: изучение традиций и развлечений бурят.

Задачи: изучение своеобразия традиций и обычаев бурят, знакомство с бурятскими национальными играми.

Бурятские традиции, обычаи

Культура, обряды, традиции народов всего мира разнообразны и интересны, а особенно культура малочисленных народов. Ведь изучая их традиции, можно узнать много нового и интересного. Каждая культура – отдельный мир, в котором свои порядки, обычаи, традиции и игры. Одна из увлекательнейших народностей – бурятская, сформировавшая свой уклад за многие столетия.

Обычаи бурят своими корнями уходят к культурному наследию древних народов, населяющих в прошлом территорию современного Байкальского региона. Некоторые из обычаев являются, по сути, переплетением древних шаманских и буддийских обрядов (слайд 2), но отдельные обрядовые действия соблюдаются и бытуют до сих пор среди местного населения.

Многие поверья и запреты имеют общие корни центрально-азиатского происхождения, поэтому одинаковы у монголов и бурят. В их числе развитый культ ОБО (слайд 3) (Обо — дословно «куча»,»груда») поклонение Вечно Синему Небу (Хухэ Мунхэ Тэнгэри). Возле Обо надо обязательно остановиться и почтительно преподнести дары духам. Дарами могут быть пища, вино, хадак, лоскутки материи, ленты, платки. Ценность вещи не имеет значения — важен сам факт приношения. Если не остановиться у Обо и не сделать жертвоприношения, то удачи не будет. По поверью эвенков и бурят, каждая гора, долина, река, озеро имеет своего духа. Человек без духов ничто. Нужно задабривать духов, пребывающих везде и всюду, чтобы они не вредили и оказывали помощь. У бурят существует обычай «брызгать» (слайд 4) молоком или алкогольными напитками духам местности. «Брызгают» безымянным пальцем левой руки: слегка прикасаются к спиртному (молоку) и брызгают по четырем сторонам света, небу и земле.

К одной из главных традиций относится священное почитание природы. Нельзя наносить вред природе. Ловить или убивать молодых птиц. Рубить, ломать молодые деревья, двигать с места камни. Нельзя бросать мусор и плевать в священные воды Байкала. У источника воды «аршана» (слайд 5) нельзя стирать грязные вещи. Нельзя ломать, выкапывать, задевать коновязь — «сэргэ», разжигать рядом костер. Не следует осквернять священное место плохими действиями, мыслями или словами.

От других обычаев сохранилось уважительное отношение к огню своего очага. Огню приписывается магическое очистительное воздействие. Очищение огнем считалось необходимым ритуалом, дабы гости не устроили или не принесли какого-либо зла (слайд 6). Из истории известен случай, когда монголы безжалостно казнили русских послов лишь за отказ пройти между двумя кострами перед ставкой хана. Очищение огнем широко используется и сегодня в шаманских практиках. Нельзя вонзать нож в огонь, а также каким бы то ни было образом касаться огня ножом или острым предметом, или доставать ножом мясо из котла.

Существуют определенные правила при посещении бурятских юрт (слайд 7). При входе в юрту нельзя наступать на порог юрты, это считается невежливо. В старые времена гость, наступивший умышленно на порог, считался врагом, объявляющим о своих злых намерениях хозяину. Нельзя входить в юрту с какой-либо ношей. Считается, что человек, сделавший это, имеет дурные наклонности вора, грабителя.

Поднося гостю чай, хозяйка в знак уважения подает пиалу двумя руками (слайд 8). Гость должен принять ее также обеими руками — этим он оказывает уважение дому.

Бурятские национальные игры

Все народы земного шара сопровождают свои праздники, увеселительные мероприятия песнями (Приложение 1), играми, танцами (слайд 9), сопровождающиеся живой инструментальной и вокальной музыкой. В них отражаются представления народа о прекрасном, они характеризуют лицо народа, национальный склад мышления. Бурятский народ богат своей историей, культурой, национальными традициями. Он на протяжении многих столетий создавал своё самобытное искусство. Основы добра, справедливости, любви к народу, к его культуре закладываются в детстве. Чтобы не терять своей самобытности, надо постоянно обращаться к культуре бурятского народа. Всё это сохраняется и передаётся нам, детям, через устное народное творчество – фольклор, в котором отражены национальные особенности (Приложение 2).

Это помогает вырастить юной смене умной, доброй, смелой, трудолюбивой, любящей свой народ, свои традиции. Одни из самых интересных традиций – бурятские народные игры. Через них не забываются корни, и не разрывается связь времен и поколений.

Наиболее известные национальные игры наших предков это : «Габшагай хубуун», «Шагай наадан», «Хоргодоон боргодоон», «hурагшад», «Урилдаан», «Саhанай наадан», «Мэргээр буудалга», «Дали ниидэлгэ», «Загаhашад», «Тетерин наадан», «Эрын гурюан наадан», «Бухэ барилдаан», «Баабси», «Шоно батарбаганууд», «Зоска», «Хатар Морин», «Суур харбалга».

Это древний праздник бурятских племен, его корни уходят в тысячелетия. На этом празднике, куда съезжались представители разных племен, договаривались о мире, объявляли войну. Используются два названия. Первое – «сурхарбан» с бурятского языка означает стрельба из лука. И второе «Эрын Гурбаан Надаан» – Игры Трех Мужей.

На этом празднестве проходят обязательные состязания по трем видам спорта – это стрельба из лука (слайд 10), скачки и борьба. К соревнованиям готовятся заранее. Лучших коней отбирают из табуна (слайд11), лучники тренируются в стрельбе по мишени и на охоте , борцы тренируются в залах или на природе (слайд 12) . Победа на сурхарбане – это всегда было очень престижным для победителя и для всего его рода. В качестве призов дарят обычно автомобили и баранов.

Наиболее популярным и распространенным видом массового развлечения, всех монголоязычных племен были игры в «Шагай наадан», в переводе бараньи кости (слайд 13).

Эта игра является отражением основного занятия народа – скотоводства, поэтому бараньи кости означают пять видов животных: «Хонхо» (с выемкой) упавшие вогнутой стороной вверх – козел. «Бухэ» (горбатый), упавшие выпуклой стороной вверх – козел. «Морин» упавшие на бок ровной стороной — конь. «Ухэр» упавшие на бок резной стороной – бычок. «Тэмээн» кости оказавшиеся в сидячем положении – верблюд. Несколько лодыжек расставляют в ряд друг против друга по краям стола. Игроки разделяются на две команды. Они по очереди щелкают любую лодыжку из своего ряда в противоположную сторону. Сбитые лодыжки соперников они забирают себе. Выигрывает та команда, которая больше сбила лодыжек.

Большим пальцем щелкают по одной лодыжке, чтобы попасть в другую. Если попадание было удачным, то игрок сшибает следующую и т. д. Сбитые лодыжки забирает себе.

«Шоно ба хурьгад» (Волк и ягнята)

Один игрок — волк, другой — овца, остальные — ягнята. Волк сидит на дороге, по которой движется овца с ягнятами (слайд 14). Овца впереди, за нею друг за другом гуськом идут ягнята. Подходят к волку. Овца спрашивает: «Что ты здесь делаешь?» «Вас жду», — говорит волк. «А зачем нас ждешь?» — «Чтобы всех вас съесть!» С этими словами он бросается на ягнят, а овца загораживает их.

Ягнята держатся друг за друга и за овцу. Волк может ловить только последнего ягненка, а ягнята должны ловко делать повороты в сторону, следуя за движениями овцы. Волку нельзя отталкивать овцу.

«Зун, утахн, зангилаа» (Иголка, нитка и узелок)

Суть игры. Играющие дети становятся в круг, держась за руки. Считалкой выбирают иголку, нитку и узелок. Все они друг за другом то забегают в круг, то выбегают из него. Если же нитка или узелок оторвались (отстали или неправильно выбежали за иголкой из круга или вбежали в круг), то эта группа считается проигравшей. Выбираются другие игроки. Выигрывает та тройка, которая двигалась быстро, ловко, правильно, не отставая друг от друга.

Иголка, нитка, узелок держатся за руки. Их надо не задерживая впускать и выпускать из круга и сразу же закрывать круг.

«Модо бэдэрхэ» (Ищем палочку)

Участники игры становятся по обе стороны бревна (скамейки, доски), закрывают глаза. Ведущий берет короткую палочку (10 см) и бросает подальше в сторону. Все внимательно слушают, стараются отгадать, где упала палочка. По команде «Ищите!» игроки разбегаются в разные стороны, ищут палочку. Выигрывает тот, кто найдет ее, незаметно подбежит к бревну и постучит палочкой. Если же другие игроки догадались, у кого находится палочка, то стараются догнать его и запятнать. Тогда палочка переходит к тому игроку, который догнал. Теперь уже он убегает от остальных.

Осаленный должен быстро передать палочку.

Участники игры становятся в круг лицом к его центру, крепко держась за руки, изображают лошадей. В середине круга находятся жеребята. Они изредка издают звуки, подражающие лошадиному ржанью. Вокруг табуна ходит жеребец, охраняющий жеребят от нашествия волков. А два — три волка рыскают, норовят разорвать круг, схватить жеребенка и увести его в свое логово, чтобы накормить волчат. Жеребец, охраняющий табун, наводит страх, пугает волков. Если он осалит волка, то тот считается убитым. Игра продолжается до тех пор, пока жеребец не отгонит или не перебьет всех волков

Песенная традиция восточных бурят

П есни восточных бурят представлены большим количеством обрядовых и необрядовых песенных жанров. Они разнообразны в тематическом отношении, поражают богатством и красотой напевов: от медленных, богато орнаментированных ? до быстрых и ритмичных. В современных условиях, связанных с разрушением традиционного уклада жизни, уходом в прошлое многих обрядов и праздников, песенная традиция, составляющая основу традиционной музыкальной культуры бурят, фактически приняла на себя роль этнического маркера.

Большинство фольклорных песенных жанров бытует в настоящее время, сохраняясь в памяти людей среднего и старшего поколения, либо функционирует во вторичных формах в рамках клубной деятельности; некоторые жанры уже не существуют в живом бытовании и представление о них можно получить, только прослушав архивные записи.

Народные песни, распространенные у восточных (хоринских) бурят повсеместно, обозначаются этническим термином дуун (‘песня’, мн.ч. дуунууд). Преимущественно лирические по содержанию, они представлены большим числом песенных жанров, каждый из которых имеет собственное название. Жанровые группы песен выделяются исполнителями в первую очередь по содержанию поэтических текстов, а также в зависимости от стилистических характеристик напевов.

Как правило, песни не имеют авторства. В то же время, отдельные выдающиеся исполнители могут говорить о песнях собственного сочинения, как правило, имея в виду поэтический текст, созданный по традиционным образно-композиционным канонам.

Некоторым песням авторство приписывается. Таковы, в частности, многие т??хын дуунууд (‘исторические песни’), содержание которых связано с происходившими когда-то реальными событиями. Вот, например, одна из песен хори-бурята Шилдэ, бывшего в звании занги (невысокий чин предводителя рода). По преданию, во время проведения границы между Россией и Монголией он оказался на монгольской стороне, впоследствии пытался вернуться в Россию, но был схвачен и казнен. Перед казнью он спел песню, чтоб его слова передали родственникам.

Г?лэгэн, г?лэгэн харахан, зай да зай!

Г?лэмэр багахан зангиниинь, зай да зай!

Г?йдэл шэнжэн адали [ээ].

Гунхар багхан зангиниинь, зай да зай!

Суудал шэнжэн адали [ээ].

Адуунайнга олондо, зай да зай!

Аранга шэбээ бодхолойб.

Айдарайнгаа ехэдэ, зай да зай!

Алтан хилэ алхалайб.

Хонинойнго олондо, зай да зай!

Хобто шэбээ бодхолойб.

Холшоройнго ехэдэ, зай да зай!

Хуули хилэ алхалайб.

Тэмээнэйнгэ олондо, зай да зай!

Тэбхэ шэбээ бодхолойб.

Тэршээгэйнгээ ехэдэ, зай да зай!

Тэгшэ хилэ алхалайб.

Гунан, гунан хараниинь, зай да зай!

Гурбан х?лд?? ш?дэртэй.

Г?лмэр баахан зангиниинь, зай да зай!

Гурбан дабхар сэрэг соо.

Д?нэн, д?нэн хараниинь, зай да зай!

Д?рбэн х?лд?? ш?дэртэй.

Д?рбэн з?гт?? сэрэгтэй.

У молодого, неокрепшего Воронко, вот как вот,

Признаки бегунца, похоже, есть.

У молодого маленького занги, вот как вот,

Признаки наездника, похоже есть.

У трехлетнего, трехлетнего Воронко, вот как вот,

У маленького, неопытного занги, вот как вот,

Ухватки наездника, похоже, есть.

При множестве лошадей, вот как вот,

Изгородь с вышкой я воздвиг.

От избытка молодечества

Золотую границу перешел.

При множестве овец, вот как вот,

Воздвиг я насыпь с оградой.

От избытка беспечности своей, вот как вот,

Законный рубеж перешел.

При множестве верблюдов, вот как вот,

Изгородь с подпоркой воздвиг.

По неспокойному характеру своему, вот как вот,

Ровную границу перешел.

Трехлетний, трехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на трех ногах.

Молодой неокрепший занги, вот как вот,

Окружен войском в три ряда.

Четырехлетний, четырехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на четырех ногах.

С четырех сторон [окружен] войсками [1]

У хори-бурят встречаются т??хын дуунууд о Бабжа Барас Баторе, Шоно Баторе Шилдэ-занги, о переселении племен, вылазках за кордон, принятии российского подданства, пограничной службе, Первой мировой войне и т.д. [2]. Исполнение т??хын дуунууд обычно сопровождается повествованием, в котором излагаются исторические события, в его ткань вплетаются одна или несколько песен, концентрирующих в себе лирическую оценку происходящего; в них нередко от первого лица выражаются чувства и настроения героя. В настоящее время исторические песни, которые пели в основном пожилые мужчины, исполняются редко.

Трудно записать и охотничьи песни ангуушадай дуунууд (Аудио 01), посвященные охотничьему быту, прославляющие доблесть и меткость стрелков, природные богатства тайги. Их могли петь охотники во время охоты на вечерних привалах, чтоб порадовать духа-хозяина тайги, посылающего взамен богатую добычу. Не случайно охотничьи артели брали с собой в тайгу знатока песен и эпоса – улигершина, которому полагалась доля от общей добычи, даже если он не участвовал в охоте.

Широко распространены и пользуются особым почетом бурханэй или буддын магтаал дуунууд, прославляющие буддийские святыни. Они исполняются обычно пожилыми людьми, чаще всего женщинами. Очень популярны песни об Агинском, Эгитуйском и других дацанах (Аудио 02), о статуе Сандалового Будды Зандан-Жуу (Аудио 03).

Любимы в народе наполненные глубокой нежностью и уважением песни эхэ эсэгын дуунууд, прославляющие родителей:

Урдал хадын энгэрэтэ

Оюун шолуун эрэдэни.

Уураг с??гээ х?х??лсэ,

Эжыл намдаа эрэдэни.

Саадал хадын энгэрэтэ

Сахюур шолуун эрэдэни.

Саганн с??гээ х?х??лсэн,

На солнечном склоне южной горы

Бирюзовый камень драгоценность.

Молоком своим вскормившая,

Мать для меня драгоценность.

На южном склоне дальней горы

Кремневый камень драгоценность.

Молоком своим белым вскормившая,

Мать для меня драгоценность [3].

Знатоки традиции до сих пор помнят песни, которые в старину сопровождали свадьбу. В прошлом они начинали звучать на предсвадебных играх невесты т??дэбшын наадан (‘играх костра’). За несколько дней до свадьбы невеста с друзьями и подругами отправлялась по улусам прощаться со своими родственниками. Те оповещали соседей, готовили еду, к вечеру собиралась молодежь, разжигали костры и устраивали прощальную вечеринку с пением песен.

Живое описание такого наадана можно найти в работе 1894 года сосланного в Сибирь народовольца, юриста Моисея Аароновича Кроля. «Когда наступает вечер, перед юртой невесты раскладывают костер, и молодежь начинает свое хождение вокруг огня. Воздух оглашается звуками бурятских песен. Специально свадебных песен нам не привелось слышать, может быть оттого, что таких нет; впрочем, некоторые из слышанных нами песен отчасти походили к случаю. … Хождение вокруг костра, чрезвычайно однообразное, сменяется изредка беганием вприпрыжку «Эримчихэнь»» [4].

Танцы вокруг костра или специально выставленной для этого случая телеги упоминает и бурятский хореограф, знаток народных танцев Татьяна Ефремовна Гергесова. «Юноши и девушки, взявшись за руки, скрещенные за спиной, группами по три-четыре или пять-шесть человек с песней расхаживали по направлению солнца вокруг костров или телег. Постепенно протяжная степная мелодия сменялась веселой песней. В такт веселой плясовой песни исполнялся танец «Ээрэмшээхэ»» [5].

В старину во время туудэбшын наадан исполнялся также хоровод нюрьеэлгэ (‘громыхание’) стоящими друг против друга шеренгами. Парни и девушки делились на две партии, становились плечом к плечу, соединяли руки за спинами и, покачиваясь, пели нэрьеэлгэй дуун. Каждая из сторон поочередно исполняла по две либо по четыре строчки песни [6].

Нэрье, нарье, нэрьеэл бэри, h??!

Нарhан модоной орой дээхэн??р!

Наратал тэнгериин оёор доохонуур,

Нэрье, нэрье, нэрьэел бэри, h??!

Айэ, h??! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Xyhaн модоной орой дээхэн??р,

Хурмаста тэнгэриин оёор доохонуур,

Уляаhан модоной орой дээхэн??р,

Уняартал тэнгэриин оёор доохонуур

Нэрье, нэрье, нэрьеэл бэри, h??!

Ундэр модоной орой дээхэн??р,

??лэтэй тэнгэриин оёор доохонуур,

Нэрье, нэрье, нэрье, бэри h??!

Ай, h??! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, эй! Греми, греми , греми же пуще!

Над вершинами леса соснового,

Под дном неба солнечного

Над вершинами леса березового,

Под дном Хурмаста тэнгрия

Греми, греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, йэ! Греми, греми, греми же пуще!

Над вершинами леса осинового,

Под дном неба мглистого

Айэ, эй! Греми, греми, греми же пуще!

Над вершинами деревьев высоких,

Под дном неба облачного

Айэ, эй! Греми, греми, греми же пуще! [7]

В нерьене могли петься, по-видимому, песни разного содержания – например, т??хын дуун [8] или буддын дуун [9]. Выдающийся исследователь бурятского музыкального фольклора Дашинима Санжиевич Дугаров связывает хоровод нэрьеэлгэ с культом огня, неба и бога-громовержца Айа. Он отмечает исчезновение этого хоровода уже к середине XX века и бытование нэрьеэлгэй дуунууд лишь в качестве «проголосных песен» (Видео 03).

Что касается собственно свадьбы, то в отличие от западных бурят-шаманистов, у восточных бурят-ламаистов в прошлом все основные ее ритуальные моменты сопровождались чтением буддийских молитв специально приглашенным ламой [10]. Он указывал и предпочтительное время свадьбы. Песни же звучали в основном на свадебных застольях, устраиваемых на этапах сватовства, выплаты калыма, передачи приданного и, наконец, на заключительном свадебном пиру [11]. В число свадебных турын дуунууд входили т??лэйн дуунууд – песни при подношении бараньей головы, которые исполнял почитаемому гостю кто-либо из стариков – родственников жениха или невесты; аягын дуунууд ‘песни чаши’, сопровождающие поднесение чарки вина; песни-наказы жениху или невесте; худанарай дуунууд – песни сватов [12]; юроолай дуунууд – песни-благопожелания; архиин дуунууд – обычные застольные песни (Аудио 04).

Песни-наказы невесте захяа басаганай дуунууд или уусын дуунууд (‘песни крестца’; Видео 04), которые сопровождали поднесение ей мяса с крестцовой части животного, содержали наставления девушке: быть послушной и приветливой, слушаться и уважать старших, подчиняться мужу, не забывать родной дом:

Адуунайманай эдеэлсэ, абгаймни.

Архияа барин гараарай, абгаймни.

Yхэрэйманай эдеэлсэ, абгаймни.

Yр??мхэйн барин гараарай, абгаймни.

Хонинойманай эдеэлсэ, абгаймни.

Хойшоо болон суугаарай, абгаймни.

В осоковой местности

Быков наших пастбище, сестра моя.

Старшие будут приходить –

Выходи с вином навстречу, сестра моя.

В местности с сараной

Овец наших пастбище, сестра моя.

Старики будут приходить –

Выходи с рюмочкой навстречу, сестра моя.

В полынной местности

Табунов наших пастбище, сестра моя.

Сваты будут приходить –

Садись в сторонку, сестра моя [13].

В застольных песнях выражалась радость по поводу встречи с родней и приобретения новых родственников, благодарность хозяевам, собравшим всех за одним богатым столом.

Благопожеланиями восхваляли невесту и жениха, желали им многочисленного потомства, долгих лет богатой и счастливой жизни.

В то же время, все эти виды песен могли звучать и вне свадьбы. Например, т??лэйн дуун, аягын дуун, юроолай дуун или худанарай дуун могли петься на застольях по другим случаям – в честь приезда гостей, рождения ребенка, на Сагаалган (Новый год) и т.д. За столом и просто так могли петься захяа дуунууд – наказы детям, друзьям, начальникам, уезжающим родственникам (Аудио 05), буддын дуунууд, нютагай дуунууд – песни о родных местах (Аудио 06, 07), песни–раздумья (Видео 01) и любые другие лирические песни.

В ситуации застолья пели также шуточные шог дуунууд, частушки шагша (Аудио 08), песни-загадки таабари дуунууд. Шуточными либо серьезными могли быть песни-диалоги дуу андалдаха (‘обмениваться песнями’) или дуу хаялсяха (‘бросаться песнями’), нередко перерастающие в целые песенные состязания между гостем и хозяином или группами гостей (Аудио 09).

Такого рода песенные состязания могли устраиваться и в круговом танце ёохор, мотивы, тексты и хореография которого в начале XX века были заимствованы хоринцами от западных бурят [14]. В настоящее время этот жанр, обрядовый по происхождению, пребывает в продуктивном состоянии, появляются новые тексты, распеваемые в хороводе не только на западные, но и на восточнобурятские мелодии.

Песни сопровождали не только обряды, но и некоторые традиционные игры. Вершинные образцы песенной поэзии представлены в бэhэлигэй дуунууд, исполняющихся при игре с прятанием кольца. По мнению авторов первого руководства по собиранию бурятского фольклора Сергея Петровича Балдаева и Гунги Очировича Туденова, эти песни «по эпиче­скому спокойствию, глубине содержания и красоте мелодии … не знают себе равных среди других бурятских песен. В цикл песен кольца входили лишь та­кие (отборные) песни, которые выдержа­ли испытание временем» [15].

Игра проходила следующим образом. В одной из юрт или изб вечером собиралась молодежь, садилась полукругом или кругом. Один из участников игры прятал перстень бэhэлиг, другой его искал, а остальные пели песни. Тот, кто находил кольцо, получал право его прятать, а искать должен был человек, у которого оно было найдено. При втором способе игры присутствующие делились на две партии, представитель одной из которых прятал перстень, а входящий в другую партию его искал. Тот, кто не смог найти кольцо, или тот, у кого его нашли, должен был исполнить песню [16]. По другим сведениям, песню пела группа проигравшего [17]. В некоторых местах проигравшая группа отдавала одного своего члена в группу победителя [18]. Игра могла продолжаться до утра, и побежденной признавалась та сторона, у которой иссякал запас песен [19].

Некоторые авторы пишут об установившейся последовательности в исполнении бэhэлигэй дуунууд и среди особенно популярных называют песни «Эрбэд сохор» («Чубарый конь»), «Урда уула» («Южная гора»), «Хэрээтэйхэн хээрээрэ» («Гнедой с крестом»), «Алтаргана» («Золотарник») и др. [20].

В числе игр, сопровождавшихся песнями, упоминается и игра прятания рукавиц [21]. Ее развернутое описание приводит Т.Е. Гергесова. «Играющие, согнув колени, тесно садятся полукругом. Руки держат под коленями в обхват, чтобы незаметно передавать рукавицу друг другу. Впереди, спиной к играющим, становится искатель рукавицы, который после сигнала пускается в розыски.

Во время игры поют, покачиваясь из стороны в сторону, и это покачивание способствует незаметному переходу рукавицы из рук в руки. Таким образом, рукавица, словно волшебница, мелькает, показываясь то тут, то там, увлекая за собой искателя, который охотится за ней, как кошка за мышкой.

Играющий, показывая рукавицу или хлопнув ею искателя – «Бээлэй эндэ! Энэ, энэ!» («Рукавица здесь! Вот, вот!») – прячет ее под колени и, сделав вид, что передал соседу справа (на что тот соответственно реагирует), отправляет ее в другую сторону, т.е. старается обмануть» [22].

Здесь же приводится песня рукавиц бэлэйн дуунууд:

Ойро байhан бээлэйгээ

Олохо ?гыд?? гомодоорой,

Ушарhан ганса н?хэртэйг??

Уулзаа ?гыд?? гомодоорой.

Бээлэй намаас ?нгэрчоо

Бэдэрээд абахые шамдаарай,

Х?дэhэн бээлэй ?нгэрчоо

Х?сээд абахые шамдаарай.

Х?дэhэн бээлэй хамнаалай

Захын х?нэй хормойдо,

Бээлэй, бээлэй, бээлэй шуу

Бэдэрhэн х?ндэ б? олдоорой.

Рукавицу, что вблизи

Не нашел, – печалься.

Не встретил – печалься.

Рукавица от меня уплыла,

Спеши поскорее найти.

Замшевая давно уплыла,

В погоню спеши поскорей.

Рукавичка, рукавичка чесучевая

У крайнего в подоле.

Рукавичка, рукавичка, рукавичка.

Кто ищет, тому не находись [23].

Несмотря на то, что игры прятания кольца и рукавиц в настоящее время исчезли, песни кольца до сих пор любимы и исполняемы, их тематика весьма разнообразна.

Приведем текст песни кольца «Эрбэд сохор», записанной Д.С. Дугаровым в 1960 году [24] и бытующей до сих пор (Аудио 10).

З?hэл??р hайтай лэ зээрдэхэн

З?hэл нэгэн адуунда лэ.

З?hэлхэжэ лэ хархадам,

К?нэй hайхан х?лэг бэ лэ.

Эрбэд, эрбэд соохорхон

Эжэл соогоол янзатайл.

Зн??хэнш ябасан бэемнил

Эжыдээл абадаал ямбатай.

Арадаг, арадаг соохорхон

Адуун соогоол янзатайл.

Айдарханш ябасан бэемнил

Абадаал, эжыдээл ямбатай.

Хотогор, хотогор соохорхон

Хорой соогоол янзатай,

Холшорхон ябасан бэемнил

Хотон соогоол х?ндэтэйл.

Алтан агуулын оройдо

Аадар яажа дусахан даа,

Аляадажа ябасан таниигаас

Амдиидаа яахажа салахан даа.

М?нгэнхэн агуулын оройдо

М?ндэр яажа дусахан даа.

М?р??дэжэ ябасан бидэн??д

М?н??д?? яажа салахан даа.

Красивый рыжий конь —

В табуне одной масти,

Как посмотрю на него,

Какой же красивый аргамак.

Пестрый чубарый неук

Матушке и батюшке дорог.

Необъезженный дикий чубарый

В табуне красив собою.

Я, молодой, беззаботный,

Батюшке и матушке дорог.

Чубарый, с изогнутой спиной,

В загоне красив собою.

Я, молодой и беспечный,

В стойбище почитаем.

На вершине золотой горы

И капля ливня не упадет.

Озорные друзья, мы с вами

В жизни не расстанемся.

На вершине серебряной горы

И крупинка града не упадет.

Друзья безмятежной юности,

Возможно ли теперь расставанье?!

Бэhэлигэй дуунууд могли звучать в разных ситуациях – в хороводе, на застолье, при встрече высоких гостей, на предсвадебных играх невесты т??дэбшын наадан и т.д. Некоторые исполнители считают песни кольца свадебными, а игру прятания кольца связывают со свадебным ритуалом [25]. В их числе – песенница с. Можайка Еравнинского р-на Бурятии Нина Найдановна Цыренжапова, спевшая бэhэлигэй дуун «Гнедой конь» (Аудио 11), вариант которой опубликован Д.С. Дугаровым:

Хэтэхэн холо зорие,

Хэбтэсэн нойроо сэлэмээжэ,

Эжынгээ мэндые мэдэе.

Анисан нойроо сэлэмээжэ

Абынгаа мэндые мэдэе.

Отохон холо зорие.

Унтасан нойроо сэлэмээжэ,

Урагуудай мэндые мэдэе.

Х?хэрэн байгша х?бэшэмнай

Х??нэй болосонхон эжимнай

Х?нхинэн, ханхинан суугаа даа.

Харалан байгша хадамнай

Харил болосонхон эжымнай

Ханхинан, х?нхинэн суугаа даа.

На Карьке с крестом

Поедем в дальнюю даль.

Рассеяв свою сонливость,

На привязанном [бечевой] Карьке

В дальнюю дорогу поедем.

Рассеяв сомкнувшую глаза сонливость,

Осведомимся о здоровье матери.

На привязанном [за повод] Карьке

В дорогу дальнюю поедем.

Рассеяв ленивый сон,

Осведомимся о здоровье своих родичей.

Синеющий лесистый хребет наш

Имеет дорогу по склонам [краям].

Ставшая чужой, наша матушка

Чернеющая скала наша

Имеет дорогу по низу косогора.

Сидит вздыхаючи [26].

В качестве песен кольца могли петься и обычные лирические песни – любовные инаг дуранай дуунууд, ‘грустные’ гуниг дуунууд, шуточные шог дуунууд, песни-прославления родителей эхэ эсэгын дуунууд, исторические т??хын дуунууд, сиротские песни парня или девушки ?ншэн х?нэй или ?ншэн басаганай дуунууд, песни раздумий hанаан бодолой дуунууд, песни о родных местах нютагай дуунууд и т.д.

Среди песен, сопровождавших игры, упомянем также ныне исчезнувшие картежные песни хартаашадай дуунууд [27], которые пели игроки в карты, подбадривая себя и партнеров или хвалясь выигрышем (Аудио 12).

Как видно, описанные выше виды песен исполнители выделяют по разнородным признакам ­– тематическому, функциональному, эмоциональному, агентивному, композиционному, стилистическому и пр. Как следствие, жанровое обозначение песни может указывать на ее различные стороны: принадлежность к определенной тематической группе, поэтическое содержание, стилистические характеристики текста и напева и пр. (Аудио 07, 13; Видео 02).

Песня также может быть ‘долгой’ ута дуун либо ‘короткой’ богони дуун в зависимости от длины поэтического текста и, по-видимому, характера мелодии. По стилистическим характеристикам напева аялга песни могут быть уужам (‘распевными’, ‘широкими’), аалин (‘тихими’, ‘медленными’), татаад (‘протяжными’), тургэн (‘скорыми’) и дондур (‘средними’).

Как правило, ута, татаад и ужам дуунууд характеризуются развернутыми распевами (Аудио 03), а тургэн дуунууд, напротив, ритмичны и с небольшим количеством распевов (Аудио 08).

Кроме того, существуют названия, объединяющие песни в группы. Например, любовные, грустные, шуточные, песни о родителях, песни о родных местах, песни-наказы, песни с военной тематикой дэйнэ или сэрэгэй дуунууд, колхозные колхозай дуунууд, трудовые ажалай дуунууд и т.д. Скорые, «средние» или «долгие» песни относятся к разряду ‘обычных’ юрын дуунууд: они могут петься в любое время и по любому поводу. Для некоторых особенно ценимых и считающихся старинными песен разных жанров употребляется также термин домог дуунууд («историко-лирические песни» [28]); чаще всего такие песни исполняются на протяжные или «средние» мелодии.

В целом, мелодика хори-бурятских песен весьма разнообразна. Мелодический фонд песенной традиции составляют специфичные для хоринцев типовые напевы, на каждый из которых могут быть спеты разные песенные тексты, в том числе, разножанровые. Интересно, что одна и та же мелодия, при необходимости ускоренная или замедленная, расширенная или сжатая метроритмически, обросшая мелодическими и тембровыми украшениями, с увеличенным количеством ступеней в звукоряде или, напротив, упрощенная, может использоваться для протяжной, ‘средней’ или скорой песни [29]. Некоторую закрепленность круга напевов за жанром демонстрируют, пожалуй, лишь заимствованные от западных бурят ёхорные песни, что не исключает исполнения на эти же напевы песен иных жанровых групп. Репертуар одного исполнителя может включать как несколько, так и один напев, на который он распевает все известные ему тексты.

Небольшая часть мелодий, зафиксированных у хоринцев, встречается и у других локальных групп бурят. Эти мелодии составляют общебурятский мелодический фонд, значительно пополнившийся в XX веке за счет ёхора и советских песен. Крайне редко встречаются песни, сочетающие (вероятно, вследствие заимствований) мелодические строки из восточнобурятских и западнобурятских типовых напевов [30].

Помимо типовых напевов имеется небольшое количество мелодий с закрепленными за ними текстами. Чаще всего они имеют собственные названия – «Гургалдай» («Соловей», Аудио 13), «Алтаргана» («Золотарник») и проч. [31].

Ладовой основой хори-бурятских песен являются ангемитонные (бесполутоновые) лады: широко распространена пентатоника во всех пяти видах, встречаются также трех-четырех, редко двузвучные ангемитонные лады (так называемая «неполная» пентатоника) с широкими зонами ступеней. Преобладают структуры с основным тоном «ля» в звукоряде типа «соль-ля-до-ре-ми» [32].

Склад хори-бурятских песен преимущественно монодийный, большинство песенных жанров допускает как сольное, так и совместное пение, при котором возникает гетерофония. В заимствованных песнях ёхора можно встретить многоголосие так называемого ленточного типа, когда мелодия излагается параллельными интервалами (терциями, квартами, квинтами), иногда этот параллелизм нарушается.

Песни состоят из нескольких музыкально-поэтических четырехстрочных строф, отделенных друг от друга паузами. Начала и концы поэтических строк выделены разного рода созвучиями. В последующих строфах, как правило, варьируется текст и мелодия первой строфы.

Мелострофы состоят из двух двустиший, одинаковых или почти одинаковых по мелодическому строению и объединенных поэтическим параллелизмом. Все четные строки в мелострофе, как и все нечетные, сходны по музыкальному, синтаксическому, а часто и образному строению и образуют мелострофы типа АВАВ или АА1АА1. Строки одной четности, как правило, выравниваются по времени звучания, соседние же строки зачастую различаются по длине.

Мелостроки делятся на полустроки с помощью вербальных (постоянный словораздел, аллитерации) и музыкальных (паузы, глиссандо, мелодическое подобие и проч.) средств.

В песнях ведущей является тоническая система стихосложения, счетной единицей в которой является слово. Встречается три типа поэтических строк – из двух, трех и четырех обобщенных слов (т.е. смыслонесущих слов с относящимися к ним предлогами и разного рода частицами или устойчивых словосочетаний). Двух- и четырехсловные строки в пределах одной песни не используются. Вторичны силлабические закономерности: они проявляются в том, что все четные и все нечетные строки строфы, сходные в синтаксическом отношении, различаются не более чем на три слога [33].

Песенная традиция хори-бурят в настоящее время сохраняет свое живое функционирование и в достаточной степени открыта для экспедиционного изучения. Вместе с тем за более чем вековую историю ее фиксации можно проследить произошедшие в ней к концу XX – началу XXI веков изменения. В первую очередь они коснулись контекста бытования песен в рамках традиционной музыкальной культуры: в условиях практически полного исчезновения эпоса и ряда других жанров именно песенная традиция, охватывающая обрядовую, эпическую и лирическую сферы бурятской традиционной культуры, приняла на себя роль ее этнического маркера.

Изменился и жанровый состав песенной традиции: некоторые виды песен, например, о 12-летнем календарном цикле, большинство исторических, охотничьих, отчасти свадебных, песни хоровода нэрьеэлгэ практически прекратили свое существование. С уходом в прошлое традиционных обрядов и праздников многие песни утратили свое обрядовое содержание и исполняются как лирические в быту или со сцены, востребованные клубными самодеятельными коллективами и сольными исполнителями. Усиливаются процессы взаимодействия между хоринской, селенгинской и западнобурятскими песенными традициями, что выражается в заимствовании напевов и текстов.

1. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 114–115.

2. См.: Тулохонов М.И. Бурятские исторические песни. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1973.

3. Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 102.

4. Кроль М. Брачные обряды и обычаи у забайкальских бурят // Известия ВСОРГО, Т. XXV. № 1. Иркутск, 1894. – С. 61.

5. Гергесова Т.Е. Бурятские народные танцы. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1974. С. 14–15; См. так же — Линховоин Л. Заметки о дореволюционном быте агинских бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1972. С. 94.

6. См.: Дугаров Д.С. Песенное творчество селенгинских бурят: Музыкально-этнографическое и теоретическое исследование: Автореф. дисс. . канд искусствоведения. М., 1969. С. 190–191; Шагдарон С.Д., Очиров Б.Д. Игры и увеселения агинских бурят // Сборник в честь 70-летия Г.Н.Потанина / Записки ИРГО по отд. этнографии. Т. XXXIV. С-Пб, 1909. С. 468.

7. Дугаров Д.С. Исторические корни белого шаманства (на материале обрядового фольклора бурят). М.: Наука, 1991. С. 185.

8. Тулохонов М.И. Бурятские исторические песни. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1973. С. 86.

9. Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 51.

10. См.: Балдаев С.П. Бурятские свадебные обряды. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1959. (Труды БКНИИ).; Кроль М. Брачные обряды и обычаи у забайкальских бурят // Известия ВСОРГО, Т. XXV. № 1. Иркутск, 1894. – С. 54-87.

11. См.: Балдаев С.П. Бурятские свадебные обряды. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1959. (Труды БКНИИ).

12. Дондуков У.-Ж. Ш., Цыренов Б.-Н. Ц. Песни тугнуйских бурят // Советская литература и фольклор Бурятии. Вып.1. Улан-Удэ, 1961. С. 158-173. С. 161.

13. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 134.

14. См.: Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 136; Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 23; Тугутов И.Е. Игры в общественной жизни бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1989. С. 57.

15. Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 11.

16. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 133.

17. Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 11.

18. См.: Шагдарон С.Д., Очиров Б.Д. Игры и увеселения агинских бурят // Сборник в честь 70-летия Г.Н.Потанина / Записки ИРГО по отд. этнографии. Т. XXXIV. С-Пб, 1909. С. 465; Тугутов И.Е. Игры в общественной жизни бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1989. С. 17.

19. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 20.

20. См.: Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 12; Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 117.

21. Дондуков У.-Ж. Ш., Цыренов Б.-Н. Ц. Песни тугнуйских бурят // Советская литература и фольклор Бурятии. Вып.1. Улан-Удэ, 1961. С. 163

22. Гергесова Т.Е. Бурятские народные танцы. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1974. С. 22–23.

24. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 104–106.

25. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 134–135.

26. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 108–110.

27. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 135.

28. Туденов Г.О. Наблюдения по фольклору бурят Еравнинского и Хоринского аймаков // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып.1. Улан-Удэ, 1959. С. 121.

29. См.: Новикова О.В. Звуковысотность в вариантах типовых напевов бурятских песен // Протяжные песни монгольских народов. Улан-Удэ, 2010. С. 111-122; Она же. Типовые напевы и ладовая вариантность в бурятских народных песнях // Народная культура Сибири: Мат-лы XVIII науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вуз. центра по фольклору. – Омск, 2009. – С. 151-156.

30. См.: Новикова О.В. Типовые напевы в песенной традиции бурят // Народная культура Сибири: Мат-лы XV науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вуз. центра по фольклору. ? Омск, 2006. С. 52-55.

31. См.: Новикова О.В. Современное состояние песенной традиции бурят: результаты экспедиционного изучения // Традиционные музыкальные культуры на рубеже столетий: проблемы, методы, перспективы исследования: Мат-лы междунар. науч. конф. М., 2008. С. 166-172.

32. См.: Новикова О.В. Пентатоника в песенной традиции бурят. – Новосибирск: Окарина, 2010.; Она же. Узкообъемные ладовые структуры в музыкальном фольклоре бурят // Народная культура Сибири: Мат-лы XVII науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вузов. центра по фольклору. Омск, 2008. С. 95-100.

33. См.: Мазепус В.В., Новикова О.В. Музыкально-ритмическое воплощение бурятского песенного стиха // Музыкальная культура как национальное и мировое явление: Мат-лы междунар. науч. конф. Новосибирск, 2002. С. 88-103.; Новикова О.В. Пентатоника в песенной традиции бурят. – Новосибирск: Окарина, 2010.

Шаманизм — древняя религия бурят

Шаманисты, в отличии от христиан, буддистов или мусульман, не имели специально построенных зданий для отправления служб. Общественные и коллективные молебствия проводились на открытом воздухе, на вершине или у подножия гор, на берегу реки или озера, у родника, необыкновенной скалы или дерева, на месте захоронения шамана. В шаманизме была разработана сложная система обрядности, каждый обряд имел. Читать ещё >

Шаманизм — древняя религия бурят (реферат, курсовая, диплом, контрольная)

1. Представление о шаманизме

2. Душа, смерть и загробная жизнь

3. Шаманское происхождение

4. Шаманская атрибутика

5. Обрядовая система Заключение Список литературы

Традиционной религией бурят является шаманизм — форма общественного сознания, реализуемая в поведении людей и образующая особую систему обрядовых действий. Главное и характерное в этой религии — обоготворение сил природы и умерших предков, вера в то, что в мире существует множество богов и духов и с помощью шаманов можно влиять на них для обеспечения счастья, благополучия и здоровья, отвращения беды. Начальный этап истории развития шаманизма в Бурятии восходит к первобытному строю, когда охота, рыболовство и собирательство были основными средствами добывания пищи. Об этом свидетельствуют материалы археологических раскопок, наскальные рисунки, реликты древнейших обрядов и традиций, сохранившиеся у бурят. В последующие периоды шаманизм развивается, усложняется, становится особой системой религиозных представлений и обрядов. Охватывает все сферы жизни, оказывает влияние на формирование культуры и образа жизни людей. Бурятский шаманизм имеет много общего с шаманизмом других монгольских, а также тюркских народов Центральной Азии и Сибири. В общей картине шаманизма народов Центральной Азии и Сибири бурятский шаманизм отличается высоко развитым политеизмом (многобожьем) и сложностью обрядового комплекса.

Целью данного реферата является ознакомление с древней религией бурят — шаманизмом.

Поставленная цель работы предопределила ряд взаимосвязанных задач:

раскрыть сущность, представления о шаманизме, души, смерти и загробной жизни, о шаманском происхождении, шаманской атрибутики и о обрядовой системе.

1. Представление о шаманизме

Бурятский шаманизм одна из форм религии, составляющая сложное структурное образование: представление о сверхъестественных силах, обрядовый комплекс, религиозную организацию в лице шаманов, психологический настрой. Он включает в себя идеи о природе, человеке и обществе. Шаманы, подразделявшиеся на белых и черных, высших и рядовых, составляли духовенство с высокими интеллектуальными качествами.

Почитание Неба и Земли — стержень всего комплекса верований шаманистов. Священнодействие у подножия или на вершине горы, на берегу реки или озера, в ограде или юрте — это проявление биосферной сущности человека, его стремление и воля к жизни. Земля, согласно шаманистским представлениям, является серединным миром. Поэтому каждая местность, гора, река, озеро, дерево, скала имеет своего духа. Кроме срединного мира, земли, вселенная по воззрениям шаманистов состоит из верхнего и нижнего миров. Все эти три мира расположены, по вертикали, один над другим, каждый из них управляется особыми богами. Небо у бурят представлялось, с одной стороны, в чисто материальном виде — Вечное Синее Небо, а с другой — считалось существом духовным, управляющим всем миром, олицетворяющим разум, целесообразность и высшую справедливость. Небо считалось мужским началом, дарующим жизнь, а земля — женским, дающим форму предметам. Поэтому небо называлось отцом, а земля — матерью. Небо считалось воплощением справедливости, при разборе тяжелых дел, даче клятв. Оскорбить, дать ложные показания, призвав в свидетели Вечное Синее Небо, означало обречь себя и потомство на беды и несчастья.

Шаманизм вобрал в себя религиозно-философские представления людей каменного века, среди которых главным является обоготворение сил природы и умерших предков (преимущественно шаманов). Бурятский шаманизм (политеизм) генетически связан с центрально-азиатским шаманизмом, он продукт сложного исторического процесса, в котором приняли участие различные тюркские, монголо-ойратские, тунгусские и другие этнические элементы. В шаманизме бурят и тюркских народов Сибири есть сходство не только в основных элементах, но и в деталях.

Присоединение Бурятии к России в середине 17 века — поворотный момент в истории бурятского шаманизма. В этот период шаманизм в Бурятии как бы «отпочковывается» от центрально-азиатского шаманизма и развивается в соответствие с новыми историческими судьбами бурятских племен, приобретает свою особую форму и содержание.

Только у бурят на моления собиралось по несколько тысяч (или десятков тысяч) человек, где под руководством одного или нескольких шаманов приносились коллективные жертвы родо-племенным или общенародным духам-божествам (эжинам). Такого явления не наблюдалось ни у одного народа Сибири, поэтому традиционный шаманизм бурят является уникальным явлением духовной культуры. Поскольку бурятский народ сформировался возле озера Байкал, то местные географические объекты сыграли основную роль в его становлении. Действия героев мифов и преданий, божеств шаманского пантеона, представления о мироздании связываются с озером Байкал, реками Селенга, Ангара, Иркут, хребтами Восточных Саян и Хамар-Дабана, Баргузинской и Тункинской долинами, островом Ольхон и другими местами.

Шаманисты, в отличии от христиан, буддистов или мусульман, не имели специально построенных зданий для отправления служб. Общественные и коллективные молебствия проводились на открытом воздухе, на вершине или у подножия гор, на берегу реки или озера, у родника, необыкновенной скалы или дерева, на месте захоронения шамана. В шаманизме была разработана сложная система обрядности, каждый обряд имел свое особое предназначение, и проводился в определенном для этого месте.

2. Душа, смерть и загробная жизнь

Очень важную часть шаманского мировоззрения составляют представления о душе, смерти и загробной жизни. Согласно эти представлениям, у каждого человека имеется душа, которая невидима, воздушна, она находится в теле. Будучи двойником человека она обладает всеми его качествами: у сердитых и жадных — душа сердитая и жадная; у детей — детская, может радоваться, голодать, злиться. По понятиям шаманистов, болезнь и смерть человека определяется богами и духами. Иногда смерть человека рассматривается как предопределение Неба, например, смерть от удара молнии или от нападения волков (волки считаются собаками или посланцами небожителей). Считалось, что после смерти человека душа переносится в другой мир, где находит своих близких, родных, знакомых. Поскольку считалось, что умершие люди могут приносить вред или пользу живым, являются представителями в том мире перед вышестоящими существами, необходимо было постоянно или эпизодически устраивать обряд жертвоприношения в целях их умилостивления. Представление о сверхъестественных силах, душе, смерти и загробной жизни, идеи о строении Вселенной, взаимоотношение между почитаемыми существами и людьми, составляют главное содержание шаманcкого мировоззрения.

Составной частью шаманской культовой системы являются места, где устраиваются молебствия. Назывались такие места «обоо». Правила поведения в святых местах и при исполнении обрядов. В почитаемых местах запрещено загрязнение источников рек, озер. Запрещена охота, рубка леса, рытье земли, строительство.

3. Шаманское происхождение

шаманизм религия бурят обрядовый Шаманы как посредники между верующими и сверхъестественными силами считались избранниками бога. Первое и непременное условие для того, чтобы стать шаманом, было наличие удха — шаманского происхождения или корня. Различали несколько видов удха: 1) по отцовской линии — халуунай удха; 2) по материнской линии — хари удха; 3) небесное происхождение — нарьеэр удха (его приобретал потомок человека, убитого молнией), этот вид удха не передавался по наследству; 4) кузнечное происхождение — дархан удха; 5) буудал удха — буквально «спущенное с неба происхождение». Оно приобреталось человеком, нашедшим упавшие с неба метеориты. Такое происхождение также не передавалось по наследству.

Кроме того, шаманские корни делились на белые (сагаанай удха) и черные (харын удха). Считалось, что шаманы белого удха служили добрым, светлым божествам, а черного удха — злым, черным. Встречались шаманы, обладавшие тем и другим происхождением, называли их «хоёр тээшээ ябадалтай» — способные служить на две стороны.

Белый шаман, служащий добрым богам (западным тэнгриям), никогда не делающим людям зла, сам является добрым ходатаем за людей и совершает обряды и призывания только покровительствующим людям божествам, дающим добро и счастье людям, а потому такие шаманы уважаются народом. Черный шаман, как служитель злых духов, причиняет людям только зло, болезнь и смерть; некоторые из них, уверяют буряты и, конечно, сами шаманы, могут убивать людей, съедая их души или отдавая злым духам; но главная сила в тех богах, которые им покровительствуют; когда шаман захочет так убить человека, то он приготовляет трость, одну половину которой чернит углем, левую половину своего лица также чернит углем, котел в юрте поворачивает вверх дном и когда наступит ночь, то призывает злых богов, наносящих вред тому лицу, которое назовет шаман.

4. Шаманская атрибутика

Шаманская атрибутика — важный компонент в структуре шаманизма, связанный не только с религиозной идеологией и практикой, но и символикой вообще. Наиболее важные предметы шаманской принадлежности — боогэй тоног.

1. Шаманские трости — хорьбо. Различали три вида тростей — конные, змеиные и человеческие. Их назначение — средство передвижения шамана, перенесения в потусторонний мир, символ власти и прав шамана, орудие наказания провинившихся.

2. Жодоо, едоо — пихтовая кора определенной формы, ее поджигали для благовония и очищения места молебствия жертвенных животных, вина, присутствующих людей.

3. Кнут — тушуур. Освященный, украшенный лентами и подвесками, он символизировал власть шамана над верующими людьми, служил для наказания провинившегося.

4. Шаманский костюм — оргой. Одна из главных принадлежностей шамана. Шили костюм из шелковой или бумажной ткани белого или темно-синего цвета. На него пришивались металлические фигурки человека, коня, птицы, змеи, молоточки Оргой одевался во время камлания, молебствия.

5. Шаманская корона, майхабша — головной убор, изготовленный из кожи головы животного или зверя, снятой вместе с рогами у оленя. К нему привешивались ленточки, железные пластинки, холбого — род колокольчиков, фигурки животных птиц и рыб. Корона могла быть изготовлена из железа с двумя концами наверху в виде ветвистых рогов (15, https://referat.bookap.info).

6. Бубен и колотушка — хэсэ, тойбор. Бубен символизировал коня, на котором шаман якобы ездит по земле, поднимается на небо или спускается в подземное царство. Бубен является музыкальным инструментом.

7. Шапка — малгай. Это специально сшитая шапка с околышем из медвежьего меха, надеваемая под корону.

5. Обрядовая система

Содержание и формы шаманских обрядовых действий были весьма разнообразны и имели определенный порядок. По степени обязательности и частоты исполнения обряды и жертвоприношения подразделялись на обязательные, необязательные, регулярные и нерегулярные. С точки зрения целевых назначений и участия верующих она делились на общественно-коллективные и семейно-индивидуальные.

Общественные молебствия назывались у бурят «тайлаган».

Главное из назначения — прошение у богов благополучного года, умножения скота, счастья в семьях, удаления бед, несчастий. Устраивались тайлаганы начиная с конца весны (мая), заканчивались осенью (октябрь). Все тайлаганы проходили в торжественной обстановке, считались праздниками, отмечаемыми всем населением в течение дня или нескольких дней. Обязательными атрибутами обряда жертвоприношения был костер на улице или тлеющие угли на железном предмете, богородская трава и пихтовая корка для производства очищения присутствующих.

Тайлаганы — обряд поклонения проводится регулярно. Различают осенний, весенний, летний. Выход на тайлаган считается большим праздником. Шаманы проводят обряд очищения — окуриванием ёдоо. А также окуриванием особых трав очищают себя и подношения.

Ритуал духу огня. Ритуал домашнему очагу, где просят мира в доме, счастья, любви детей, семейного благополучия.

Ритуал очищения огня. Когда человек болеет, шаман делает очищение огнем. Делается подношение духам предков, духу огня.

Ритуал призывания души. Проводится, когда у человека уходит душа. Когда душа уходит человек начинает болеть, страдать. Шаман видит, что душа ушла из тела, возвращает душу человека через определенный ритуал, человек выздоравливает. Душа, по воззрениям бурят, покидает тело во время сна, она может выскочить от испуга в любое время через нос, рот или вместе с кровью. Выскочившая от испуга душа сама не возвращается в тело, ее нужно вернуть путем обряда, пригласив шамана. Иногда убежавшая душа упрямится, не желая вернуться к хозяину. Тогда человек чувствует себя вяло, сонливо и, если не принять нужные меры, он может умереть, а не возвратившаяся душа отчуждается.

Шаман обязан помогать всем без исключения людям в их болезнях, проблемах, неудачах. Он не имеет права делать зло людям. Шаман не идет против стихии огня и воды, а также существующей власти По шаманским представлениям, зло наказуемо, поэтому нельзя лгать, обманывать, убивать, обижать сирот и больных, сквернословить.

Заключение

Шаманизм — древняя религия бурят — господствовал у всех этнических групп, проживавших по обе стороны Байкала.

Бурятский шаманизм выделятся целым рядом особенностей: представлением о высших божествах, сложной системой обрядов и жертвоприношений, делением шаманов на белых и черных, особой школой шаманского посвящения и другими. В своем генезисе и основных положениях он имеет много общего с монгольским шаманизмом, так как предки бурят и древние монголы в силу исторического развития были довольно тесно связаны между собой. Нельзя забывать, что в состав бурятской народности влились многочисленные группы монголов, покинувшие родные места во время междоусобиц и принесшие с собой религию предков.

Шаманизм, как традиционная религия, возникла еще на заре человечества, и постепенно трансформировалась, усложнялась. Главное в шаманизме — обоготворение сил природы и умерших предков, вера во множество богов и духов, и что с помощью шаманов можно как-либо влиять на них для обеспечения счастья и предотвращения беды.

Начало шаманизма в Прибайкалье восходит ещё к первобытным временам, когда основными средствами добывания пищи были охота, рыболовство и собирательство. Вообще, в общей картине шаманизма в Центральной Азии, бурятский шаманизм выделяется высокоразвитым многобожием и сложностью обрядов.

Список литературы

1. Михайлов шаманизм. — Новосибирск: Новосибирское издание Наука, 1982.

2. Басаев бурят в настоящем и прошлом. — Улан-Удэ, 1980.

3. Культурно-бытовые традиции бурят и монголов. — Улан-Удэ: Бурятский филиал Улан-Удэ, 1988.

4. Дугаров корни белого шаманства. — Улан-Удэ, 1986.

Читайте так же:

  • Утренний ритуал с ли холденом 20 минут Утренний ритуал 20 минут от Ли Холдена 20-минутная практика Цигун Ли Холдена наполняет организм энергией для продуктивного дня. Не зря же существует выражение «встал не с той ноги». Утро […]
  • Клондайк ритуал Прохождение квеста Ритуал Задание: К проведению ритуала всё готово. Золотой кролик покоится на наполненном лесным отваром алтаре, теперь нужно дождаться восхода солнца, чтобы его лучи […]
  • Религия и традиции китая Китайские религии: гармония и основа великой нравственности Какая религия оказала больше всего влияние на государство, культуру, общество и политику Китая, пока ещё не совсем разрешённый […]
  • Какие старинные традиции сохранились в современном восточном обществе Презентация - проект "Традиции и обряды стран Востока" Идёт приём заявок Подать заявку Для учеников 1-11 классов и дошкольников Описание презентации по отдельным слайдам: Традиции […]
  • Крем-суфле для лица спа ритуал удовольствия эйвон отзывы SPA Крем-суфле для лица с маслом африканского дерева ши «СПА ритуал удовольствия» В текущем каталоге Эйвон у нас есть еще 2 SPA Крема Код товара (артикул): 68998 Получить ссылку на […]
  • Картинки традиции великобритании Великобритания - самая подробная информация о стране с фото. Достопримечательности, города Великобритании, климат, география, население и культура. Великобритания - United […]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *